Карфагенские Владения В Испании — Википедия. Новый карфаген в испании


Карфагенские владения в Испании (575–206 г. до н. э.)

Начало карфагенского влияния на Пиренейском полуострове

Ещё в конце II тысячелетия, Пиренейский полуостров стал объектом колонизации финикийцев. В конце II — начале I тысячелетия на юге полуострова построили множество крупных городов; среди них: Гадес, Малака, Секси и другие. Карфагенская колонизация Испании началась в 575 г. до н. э.

В результате борьбы против Тартесса и греческой колонизации, они были вынуждены признать владычество Карфагена.

И становится очевидно, что при подобных древних связях, именно Испания была самой удобной базой для реванша Карфагена после поражения в Первой Пунической войне, а также плацдармом для похода в Италию против Римской империи.

В 237 г. до н.э. сенат Карфагена поручил захватить Испанию талантливому полководцу и политику Гамилькару из аристократического рода Баркидив, стоявшего во главе военной партии.

Гамилькар в чрезвычайно короткое время захватил южную часть полуострова, между реками Гвадалквивир и Гвадиана.

Так было положено начало Карфагенского государства в Испании.

После смерти Гамилькара в 228 г. в бою при осаде г. Гелики, руководство над войском взял его зять Гасдрубал.

Карфагенская испанская империя в своем зените

Новый избранный войском главнокомандующий Гасдрубал расширил карфагенскую территорию на восточном побережье до реки Эбро и умелой политикой связал с Карфагеном различные иберийские племена.

Столицей новых владений стал Новый Карфаген, в котором сосредоточивалась вся местная торговля. Основанием этого города Гасдрубал продолжил политическую линию Гамилькара.

Этот город, стоящий на берегу удобной бухты и окружённый неприступными возвышенностями (в отличие от Акра Левке, навсегда оставшегося провинциальным городом по сравнению с Гадесом) сразу же превратился в крупный административный центр и в один из важнейших торговых центров всего западного побережья Средиземного моря.

Неподалёку от города начали добычу из серебряных рудников, что приносило огромные доходы. Часть их отправлялась Гасдрубалом в Карфаген, другая часть шла на создание и укреплений наемной армии.

Таким образом, Карфаген не только полностью восполнил потери Первой пунической войны, но и приобрел новые рынки сбыта, а серебряные рудники приносили такие огромные доходы, что политические противники Гамилькара и Гасдрубала были абсолютно лишены возможности им противостоять.

С Пиренейского полуострова Карфаген получал с каждым годом все больше и больше доходов. Действия Барки вызвали естественное беспокойство греческих колоний на Пиренейском полуострове. Они осознали угрозу своей самостоятельности и попросили помощи у Рима, который получил долгожданный предлог вмешаться в испанские дела.

В 221 г. до н.э. Гасдрубала вероломно убил в Новом Карфагене иберо-варвар, и тогда руководство над войском перешло в руки Гамилькарова сына — Ганнибала. Он был ещё молодым человеком, всего 26 или 29 лет, но получил значительный военный опыт под руководством отца и шурина.

Испания как повод к Второй Пунической войне

Владычество карфагенян в Испании было прочно установлено, и южная часть Пиренейского полуострова казалась крепким плацдармом для наступления на Рим.

Ганнибал обзавелся уже традиционными для Баркидив прочными связями с иберийским миром: он был женат на иберийке из союзного Карфагену города Кастулона.

Рим с большим недовольством следил за ростом карфагенского владычества в Испании. Опять рождалась сила, могущая подорвать его власть на море, добытую тяжелыми трудами.

В последующей своей экспансии войска Карфагена могли легко перейти через Пиренеи и дойти до Альп.

Поэтому римляне начали считать заальпийскую Галлию и даже Пиренеи своими сферами влияния и в 226 г. поставили Гасдрубалу условие, чтобы карфагенские войска не переступали реку Ибер. Но это означало, что территории юго-западнее Ибера, т.е. большая часть Испании, признавалась за карфагенянами.

Позже Рим нашёл возможность вмешаться и в южную часть Пиренейского полуострова. Небольшой иберийский город Сагунт решил отойти под римское владычество перед угрозой нападения карфагенян.

Сенат сначала колебался, но позже, в 220 г., решил принять Сагунт под протекторат Рима, чтобы иметь возможность контроля над Испанией.

Ганнибал действовал так, словно война с Римом уже неизбежна, и не скрывал своего желания напасть на союзный римлянам Сагунт и тем самым втянуть Рим в прямой конфликт, однако старался при этом сделать атаку на Сагунт как естественное развитие событий.

С этой целью он победил ряд испанских племен, живших на границе северных территорий Карфагена, и вышел непосредственно к границам г. Сагунта.

Римляне направили к Ганнибалу специальное посольство, предлагая воздержаться от нападения на Сагунт. Несмотря на то, что Сагунт был римским союзником, Ганнибал мог рассчитывать на бездействие Рима, который был занят борьбой с галлами и иллирийскими пиратами.

Спровоцировав столкновения между Сагунтом и иберийскими племенами, находящимися под властью пунийцев, он вмешался в конфликт и под незначительным предлогом объявил войну.

После довольно тяжелой семимесячной осады город был взят, а Рим и так и не решился оказать Сагунту военной помощи, и лишь посольство, посланное в Карфаген уже после взятия города, прямо объявило о начале войны.

spain-ru.touristgems.com

Карфагенские владения в Испании — Википедия

Карфагенские владения в Испании просуществовали с 575 до 206 года до н. э., когда карфагеняне потерпели сокрушительное поражение в битве при Илипе во Второй Пунической войне.

Начало карфагенского влияния на Пиренейском полуострове[править | править код]

Карфагенская держава в начале III века до н. э.

Ещё в конце II тысячелетия до н. э. Пиренейский полуостров стал объектом колонизации финикийцев. В конце II — начале I тысячелетия до н. э. на юге Пиренейского полуострова построили множество крупных городов: Гадес, Малака, Секси и другие. Карфагенская колонизация Испании началась в 575 году до н. э. В результате борьбы против Тартесса и греческой колонизации, они были вынуждены признать владычество Карфагена.

И становится очевидно, что при подобных древних связях, именно Испания была самой удобной базой для реванша Карфагена после поражения в Первой Пунической войне, а также плацдармом для похода в Италию против Римской республики.

В 237 году до н. э. сенат Карфагена поручил захватить Испанию талантливому полководцу и политику Гамилькару Барке из аристократического рода Баркидов, стоявшего во главе военной партии. Гамилькар в чрезвычайно короткое время захватил южную часть полуострова, между реками Гвадалквивир и Гвадиана. Так было положено начало Карфагенского государства в Испании. После смерти Гамилькара в 229 году до н. э. в бою при осаде Гелики[1] руководство над войском принял его зять Гасдрубал Красивый.

Карфагенская испанская империя в своём зените[править | править код]

Новый избранный войском главнокомандующий Гасдрубал расширил карфагенскую территорию на восточном побережье до реки Эбро и умелой политикой связал с Карфагеном различные иберийские племена. Столицей новых владений стал Новый Карфаген, в котором сосредоточивалась вся местная торговля. Основанием этого города Гасдрубал продолжил политическую линию Гамилькара. Этот город, стоящий на берегу удобной бухты и окружённый неприступными возвышенностями (в отличие от Акра Левка, навсегда оставшегося провинциальным городом) сразу же превратился в крупный административный центр и в один из важнейших торговых центров всего западного побережья Средиземного моря. Неподалёку от города начали добычу из серебряных рудников, что приносило огромные доходы. Часть их отправлялась Гасдрубалом в Карфаген, другая часть шла на создание и укреплений наёмной армии.

Таким образом, Карфаген не только полностью восполнил потери Первой Пунической войны, но и приобрёл новые рынки сбыта, а серебряные рудники приносили такие огромные доходы, что политические противники Гамилькара Барки и Гасдрубала были абсолютно лишены возможности им противостоять. С Пиренейского полуострова Карфаген получал с каждым годом всё больше и больше доходов.

Действия Барки вызвали естественное беспокойство греческих колоний на Пиренейском полуострове. Они осознали угрозу своей самостоятельности и попросили помощи у Рима, который получил долгожданный предлог вмешаться в испанские дела.

В 221 году до н. э. Гасдрубала вероломно убил в Новом Карфагене иберо-варвар[2], и тогда руководство над войском перешло в руки Гамилькарова сына — Ганнибала. Он был ещё молодым человеком, всего 26 или 29 лет, но получил значительный военный опыт под руководством отца и шурина.

Испания как повод к Второй Пунической войне[править | править код]

Владычество карфагенян в Испании было прочно установлено, и южная часть Пиренейского полуострова казалась крепким плацдармом для наступления на Рим. Ганнибал обзавёлся уже традиционными для Баркидов прочными связями с иберийским миром: он был женат на иберийке из союзного Карфагену города Кастулон.

Рим с большим недовольством следил за ростом карфагенского владычества в Испании, поскольку возрождалась сила, могущая подорвать его власть на море, добытую тяжёлыми трудами. В последующей своей экспансии войска Карфагена могли легко перейти через Пиренеи и дойти до Альп. Поэтому римляне начали считать заальпийскую Галлию и даже Пиренеи своими сферами влияния и в 226 году до н. э. поставили Гасдрубалу условие, чтобы карфагенские войска не переходили реку Ибер. Но это означало, что территории юго-западнее Ибера, то есть большая часть Испании, признавалась за карфагенянами.

Позже Рим нашёл возможность вмешаться и в южную часть Пиренейского полуострова. Небольшой иберийский город Сагунт решил отойти под римское владычество перед угрозой нападения карфагенян. Сенат сначала колебался, но позже, в 220 году до н. э., решил принять Сагунт под протекторат Рима, чтобы иметь возможность контроля над Испанией.

Ганнибал действовал так, словно война с Римом уже неизбежна, и не скрывал своего желания напасть на союзный римлянам Сагунт и тем самым втянуть Рим в прямой конфликт, однако старался представить атаку на Сагунт как естественное развитие событий. С этой целью он покорил ряд испанских племён, живших на границе северных территорий Карфагена, и вышел непосредственно к границам Сагунта.

Римляне направили к Ганнибалу специальное посольство, предлагая воздержаться от нападения на Сагунт. Несмотря на то, что Сагунт был римским союзником, Ганнибал мог рассчитывать на бездействие Рима, который в это время был занят борьбой с галлами и иллирийскими пиратами. Спровоцировав столкновения между Сагунтом и иберийскими племенами, находящимися под властью пунийцев, он вмешался в конфликт и под незначительным предлогом объявил войну. После довольно тяжёлой семимесячной осады город был взят, а Рим и так и не решился оказать Сагунту военной помощи, и лишь посольство, посланное в Карфаген уже после взятия города, прямо объявило о начале войны.

Начало борьбы Рима и Карфагена в Испании[править | править код]

С началом Второй Пунической войны Рим сразу же выбрал Испанию в качестве объекта давления на Карфаген. В самом начале войны консул Публий Корнелий Сципион послал туда своего брата Гнея с 60 кораблями. В битве осенью 218 года до н. н. э. на северо-востоке Испании, к югу от греческого города Тарракон, римская армия под командованием Гнея Корнелия Сципиона, имея двукратное преимущество, одолела карфагенское войско, возглавляемое Ганноном. Благодаря этому сражению римляне получили контроль над территорией Испании к северу от реки Ибер, завоёванной карфагенянами летом того же года. Гасдрубал, брат Ганнибала, выступил против римлян со своими полками, но в бою при Ибере в 216 году до н. э. оба Сципиона победили его.

В Испании карфагеняне потерпели ряд поражений. Весной 217 года до н. э. у устья Ибера карфагенский флот из примерно 40 квинквирем под командованием Гимилькона встретился с римской эскадрой количеством 55 кораблей во главе с Гнеем Корнелием Сципионом. Карфагеняне потерпели сокрушительное поражение, потеряв 29 кораблей и окончательно отдав римлянам контроль над испанскими прибрежными водами. В сухопутных сражениях потери карфагенян составили 15 000 убитыми и 4000 пленными, тогда как к римлянам поступили подкрепления в размере 8000 воинов и 30 кораблей.

В 214 году до н. э. в Испании пунийцы потерпели ещё два поражения, стоившие им до 12 000 убитыми, 3000 пленными и 39 слонов. Таким образом, после целого ряда поражений господство на Пиренейском полуострове постепенно стало переходить к Риму. Позднее римляне укрепили свои силы иберийскими наёмниками и двинулись дальше на юг, чтобы окончательно уничтожить Гасдрубала. Но римляне неосторожно зашли слишком далеко, и молодой нумидийский князь Массинисса с карфагенской конницей разгромил их легионы. Оба Сципиона погибли в бою.

Покорение Испании Сципионом Африканским[править | править код]

Хотя поражение было чрезвычайно тяжёлым, Рим всё же решил продолжить войну. В 209 году до н. э. новым полководцем был назначен Публий Корнелий Сципион — сын погибшего консула. Ему было только 26 лет, и хотя он не занимал ещё никаких высших должностей, уже отметился как талантливый офицер в боях при Тицине и под Каннами. Полководцем избрало его народное собрание. Он нравился массам своей молодостью, образованием, энергией, публичными делами и уверенностью в себе.

Сципион заново организовал в Испании римские легионы и, чтобы поднять их дух, сразу начал поход на столицу карфагенской испанской империи — Новый Карфаген. Карфагеняне совершенно не ждали никакой опасности и не держали здесь большого войска. При недолгой осаде Сципион взял город в 209 году до н. э. и захватил огромные военные и торговые ресурсы. Теперь он получил заложников различных иберийских племён, которых здесь держали карфагеняне. Через них он сумел переманить на сторону Рима различные местные народы и тем самым могущество Карфагена. В следующем 208 году до н. э. он разгромил Гасдрубала в бою под Бекулой у Гвадалквивира. В этом бою он следовал тактике Ганнибала: атаковал вражеское войско с флангов сильными полками пехоты.

У Сципиона всё же не получилось помешать Гасдрубалу повести войско на помощь своему брату. Ганнибал возлагал все надежды на победу в войне с Гасдрубалом, который вывел из Испании сильные подкрепления. Легко перейдя через Альпы, он в следующем 208 году до н. э. вошёл в Италию. Однако консул Нерон разбил его на реке Метавр, сам Гасдрубал был убит в бою. Его отрубленную голову римский всадник забросил в лагерь к Ганнибалу. После этого у Ганнибала уже не хватало возможностей на ведение активных боевых действий, и его незначительные успехи уже не могли решить исхода войны.

Конец карфагенского господства в Испании[править | править код]

Тем временем Сципион продолжил завоевание карфагенских владений в Испании. В 206 году до н. э. Магон, младший брат Ганнибала, потерпел поражение и был вынужден отдать Риму весь Пиренейский полуостров. Практически все иберийские племена перешли к римлянам, и финикийским городам, оставленным без защиты, ничего не оставалось, как подчиниться Сципиону.

По условиям мира после поражения при Заме в 202 году до н. э. Карфаген отдавал Испанию римлянам. Так закончилась короткая история Карфагенской Испании.

  1. ↑ Первоначально осада Гелики складывалась благоприятно для пунийцев, и их командующий решил отправить большую часть своей армии и слонов зимовать на основную базу пунийцев — Акра Левка. Но в этот момент вождь племени ориссиев, связанный, как казалось, дружескими отношениями с Гамилькаром, неожиданно пришёл на помощь Гелике, и пунийцы, не выдержав его удара, бежали. Возникла непосредственная опасность для сыновей Гамилькара (в том числе будущего знаменитого полководца Ганнибала), находившихся в боевых порядках, и, для того чтобы её ликвидировать, Гамилькар принял основной удар на себя — преследуемый противниками, он утонул в реке, а дети тем временем были доставлены в Акра Левка.
  2. ↑ Тит Ливий. История от основания города, XXI, 2.

ru.bywiki.com

Карфагенские владения в Испании - это... Что такое Карфагенские владения в Испании?

Карфагенские владения в Испании просуществовали с 575 до 206 г. до н. э., когда карфагеняне потерпели сокрушительное поражение в битве под г. Илипой во Второй Пунической войне.

Начало карфагенского влияния на Пиренейском полуострове

Карфагенская держава в начале III в. до н. э

Ещё в конце II тысячелетия, Пиренейский полуостров стал объектом колонизации финикийцев. В конце II - начале I тысячелетия на юге Пиренейского полуострова построили множество крупных городов; среди них: Гадес, Малака, Секси и другие. Карфагенская колонизация Испании началась в 575 г. до н. э. В результате борьбы против Тартесса и греческой колонизации, они были вынуждены признать владычество Карфагена.

И становится очевидно, что при подобных древних связях, именно Испания была самой удобной базой для реванша Карфагена после поражения в Первой Пунической войне, а также плацдармом для похода в Италию против Римской империи.

В 237 г. до н.э. сенат Карфагена поручил захватить Испанию талантливому полководцу и политику Гамилькару из аристократического рода Баркидив, стоявшего во главе военной партии. Гамилькар в чрезвычайно короткое время захватил южную часть полуострова, между реками Гвадалквивир и Гвадиана. Так было положено начало Карфагенского государства в Испании. После смерти Гамилькара в 228 г. в бою при осаде г. Гелики[1], руководство над войском взял его зять Гасдрубал.

Карфагенская испанская империя в своем зените

Новый избранный войском главнокомандующий Гасдрубал расширил карфагенскую территорию на восточном побережье до реки Эбро и умелой политикой связал с Карфагеном различные иберийские племена. Столицей новых владений стал Новый Карфаген, в котором сосредоточивалась вся местная торговля. Основанием этого города Гасдрубал продолжил политическую линию Гамилькара. Этот город, стоящий на берегу удобной бухты и окружённый неприступными возвышенностями (в отличие от Акра Левке, навсегда оставшегося провинциальным городом по сравнению с Гадесом) сразу же превратился в крупный административный центр и в один из важнейших торговых центров всего западного побережья Средиземного моря. Неподалёку от города начали добычу из серебряных рудников, что приносило огромные доходы. Часть их отправлялась Гасдрубалом в Карфаген, другая часть шла на создание и укреплений наемной армии.

Таким образом, Карфаген не только полностью восполнил потери Первой пунической войны, но и приобрел новые рынки сбыта, а серебряные рудники приносили такие огромные доходы, что политические противники Гамилькара и Гасдрубала были абсолютно лишены возможности им противостоять. С Пиренейского полуострова Карфаген получал с каждым годом все больше и больше доходов. Действия Барки вызвали естественное беспокойство греческих колоний на Пиренейском полуострове. Они осознали угрозу своей самостоятельности и попросили помощи у Рима, который получил долгожданный предлог вмешаться в испанские дела.

В 221 г. до н.э. Гасдрубала вероломно убил в Новом Карфагене иберо-варвар[2], и тогда руководство над войском перешло в руки Гамилькарова сына - Ганнибала. Он был ещё молодым человеком, всего 26 или 29 лет, но получил значительный военный опыт под руководством отца и шурина.

Испания как повод к Второй Пунической войне

Владычество карфагенян в Испании было прочно установлено, и южная часть Пиренейского полуострова казалась крепким плацдармом для наступления на Рим. Ганнибал обзавелся уже традиционными для Баркидив прочными связями с иберийским миром: он был женат на иберийке из союзного Карфагену города Кастулона.

Рим с большим недовольством следил за ростом карфагенского владычества в Испании. Опять рождалась сила, могущая подорвать его власть на море, добытую тяжелыми трудами. В последующей своей экспансии войска Карфагена могли легко перейти через Пиренеи и дойти до Альп. Поэтому римляне начали считать заальпийскую Галлию и даже Пиренеи своими сферами влияния и в 226 г. поставили Гасдрубалу условие, чтобы карфагенские войска не переступали реку Ибер. Но это означало, что территории юго-западнее Ибера, т.е. большая часть Испании, признавалась за карфагенянами.

Позже Рим нашёл возможность вмешаться и в южную часть Пиренейского полуострова. Небольшой иберийский город Сагунт решил отойти под римское владычество перед угрозой нападения карфагенян. Сенат сначала колебался, но позже, в 220 г., решил принять Сагунт под протекторат Рима, чтобы иметь возможность контроля над Испанией.

Ганнибал действовал так, словно война с Римом уже неизбежна, и не скрывал своего желания напасть на союзный римлянам Сагунт и тем самым втянуть Рим в прямой конфликт, однако старался при этом сделать атаку на Сагунт как естественное развитие событий. С этой целью он победил ряд испанских племен, живших на границе северных территорий Карфагена, и вышел непосредственно к границам г. Сагунта.

Римляне направили к Ганнибалу специальное посольство, предлагая воздержаться от нападения на Сагунт. Несмотря на то, что Сагунт был римским союзником, Ганнибал мог рассчитывать на бездействие Рима, который был занят борьбой с галлами и иллирийскими пиратами. Спровоцировав столкновения между Сагунтом и иберийскими племенами, находящимися под властью пунийцев, он вмешался в конфликт и под незначительным предлогом объявил войну. После довольно тяжелой семимесячной осады город был взят, а Рим и так и не решился оказать Сагунту военной помощи, и лишь посольство, посланное в Карфаген уже после взятия города, прямо объявило о начале войны.

Начало борьбы Рима и Карфагена в Испании

С началом Второй Пунической войны Рим сразу же выбрал Испанию в качестве объекта давления на Карфаген. В самом начале войны консул Сципион послал туда своего брата Гнея с 60 кораблями. В битве осенью 218 года до н. н.э. на северо-востоке Испании, к югу от греческого города Таракон, римская армия под командованием Гнея Корнелия Сципиона, имея двукратное преимущество, одолела карфагенское войско, возглавляемое Ганноном. Благодаря этому сражению римляне получили контроль над территорией Испании к северу от реки Ибер, завоеванной карфагенянами летом того же года. Гасдрубал, брат Ганнибала, выступил против римлян со своими полками, но в бою при Ибере в 216 г. оба Сципиона победили его.

В Испании карфагеняне потерпели ряд поражений. Весной 217 года до н. э у устья р. Ибер карфагенский флот из примерно 40 квинкверем под командованием Гимилькона встретился с римской эскадрой количеством 55 кораблей во главе с Гнеем Корнелием Сципионом. Карфагеняне потерпели сокрушительное поражение, потеряв 29 кораблей и окончательно отдав римлянам контроль над испанскими прибрежными водами. В сухопутных сражениях потери карфагенян составили 15000 убитыми и 4000 пленными, тогда как к римлянам поступили подкрепления в размере 8000 воинов и 30 кораблей.

В 214 году до н. э. в Испании пунийцы потерпели ещё два поражения, стоившие им до 12000 убитыми, 3000 пленными и 39 слонов. Таким образом, после целого ряда поражений господство на Пиренейском полуострове постепенно стало переходить к Риму. Позднее римляне укрепили свои силы иберийскими наемниками и двинулись дальше на юг, чтобы окончательно уничтожить Газдрубала. Но неосторожно загнались слишком далеко, и молодой нумидийский князь Массинисса с карфагенской конницей разгромил их легионы. Оба Сципиона погибли в бою.

Покорение Испании Сципионом Африканским

Хотя поражение было чрезвычайно тяжелым, Рим все же решил продолжить войну. В 209 году до н. э новым полководцем был назначен Публий Корнелий Сципион - сын погибшего консула. Ему было только 26 лет, и хотя он не занимал ещё никаких высших должностей, уже отметился как талантливый офицер в боях над Тицином и под Каннами. Полководцем избрало его народное собрание. Он нравился массам своей молодостью, образованием, энергией, публичными делами и уверенностью в себе.

Сципион заново организовал в Испании римские легионы и, чтобы поднять их дух, сразу начал поход на столицу карфагенской испанской империи - Новый Карфаген. Карфагеняне совершенно не ждали никакой опасности и не держали здесь большого войска. При недолгой осаде Сципион взял город в 209 г. и захватил огромные военные и торговые ресурсы. Теперь он получил заложников различных иберийских племен, которых здесь держали карфагеняне. Через них он сумел переманить на сторону Рима различные местные народы и тем самым могущество Карфагена. В следующем 208 году он разгромил Гасдрубала в бою под Бекулой у Гвадалквивира. В этом бою он следовал тактике Ганнибала: ударил вражеское войско с боков сильными полками пехоты.

У Сципиона все же не получилось помешать Гасдрубалу повести войско на помощь своему брату. Ганнибал возлагал все надежды на победу в войне с Гасдрубалом, который, разбив войска Сципиона, вывел из Испании сильные подкрепления. Легко перейдя через Альпы, он в следующем 208 г. до н. э. вошёл в Италию. Однако консул Нерон разбил его на р. Метавр. Сам Гасдрубал погиб, а его отрубленную голову римляне отправили Ганнибалу. После этого у Ганнибала уже не хватало возможностей на ведение активных боевых действий, и его незначительные успехи уже не могли решить исхода войны.

Конец карфагенского господства в Испании

Тем временем Сципион продолжил завоевание карфагенских владений в Испании. В 206 году Магон, младший брат Ганнибала, потерпел поражение и был вынужден отдать Риму весь Пиренейский полуостров. Практически все иберийские племена перешли к римлянам, и финикийским городам, оставленным без защиты, ничего не оставалось, как подчиняться Сципиону.

По условиям мира после поражения при Заме в 202 году до н. э. Карфаген отдавал Испанию римлянам. Так закончилась короткая история Карфагенской испанской империи.

Примечания

  1. ↑ Первоначально осада Гелики складывалась благоприятно для пунийцев, и их командующий решил отправить большую часть своей армии и слонов зимовать на основную базу пунийцев - Акра Левке. Но в этот момент вождь племени Ориссе, связанный, как казалось, дружескими отношениями с Гамилькаром, неожиданно пришел на помощь Гелиции, и пунийцы, не выдержав его удара, убежали. Возникла непосредственная опасность для сыновей Гамилькара (в том числе будущего знаменитого полководца Ганнибала), находившихся в боевых порядках, и, для того чтобы ее ликвидировать, Гамилькар принял основной удар на себя - преследуемый противниками, он утонул в реке, а дети тем временем были доставлены в Акра Левке.
  2. ↑ Тит Ливий. История от основания города. 21.2

Литература

Ссылки

dal.academic.ru

Карфагенские владения в Испании — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Карфагенские владения в Испании просуществовали с 575 до 206 г. до н. э., когда карфагеняне потерпели сокрушительное поражение в битве под г. Илипой во Второй Пунической войне.

Начало карфагенского влияния на Пиренейском полуострове

Ещё в конце II тысячелетия до н. э. Пиренейский полуостров стал объектом колонизации финикийцев. В конце II — начале I тысячелетия на юге Пиренейского полуострова построили множество крупных городов; среди них: Гадес, Малака, Секси и другие. Карфагенская колонизация Испании началась в 575 г. до н. э. В результате борьбы против Тартесса и греческой колонизации, они были вынуждены признать владычество Карфагена.

И становится очевидно, что при подобных древних связях, именно Испания была самой удобной базой для реванша Карфагена после поражения в Первой Пунической войне, а также плацдармом для похода в Италию против Римской республики.

В 237 г. до н. э. сенат Карфагена поручил захватить Испанию талантливому полководцу и политику Гамилькару Барке из аристократического рода Баркидов, стоявшего во главе военной партии. Гамилькар в чрезвычайно короткое время захватил южную часть полуострова, между реками Гвадалквивир и Гвадиана. Так было положено начало Карфагенского государства в Испании. После смерти Гамилькара в 229 г. в бою при осаде г. Гелики[1] руководство над войском принял его зять Гасдрубал Красивый.

Карфагенская испанская империя в своем зените

Новый избранный войском главнокомандующий Гасдрубал расширил карфагенскую территорию на восточном побережье до реки Эбро и умелой политикой связал с Карфагеном различные иберийские племена. Столицей новых владений стал Новый Карфаген, в котором сосредоточивалась вся местная торговля. Основанием этого города Гасдрубал продолжил политическую линию Гамилькара. Этот город, стоящий на берегу удобной бухты и окружённый неприступными возвышенностями (в отличие от Акра Левке, навсегда оставшегося провинциальным городом) сразу же превратился в крупный административный центр и в один из важнейших торговых центров всего западного побережья Средиземного моря. Неподалёку от города начали добычу из серебряных рудников, что приносило огромные доходы. Часть их отправлялась Гасдрубалом в Карфаген, другая часть шла на создание и укреплений наёмной армии.

Таким образом, Карфаген не только полностью восполнил потери Первой пунической войны, но и приобрёл новые рынки сбыта, а серебряные рудники приносили такие огромные доходы, что политические противники Гамилькара Барки и Гасдрубала были абсолютно лишены возможности им противостоять. С Пиренейского полуострова Карфаген получал с каждым годом всё больше и больше доходов.

Действия Барки вызвали естественное беспокойство греческих колоний на Пиренейском полуострове. Они осознали угрозу своей самостоятельности и попросили помощи у Рима, который получил долгожданный предлог вмешаться в испанские дела.

В 221 г. до н. э. Гасдрубала вероломно убил в Новом Карфагене иберо-варвар[2], и тогда руководство над войском перешло в руки Гамилькарова сына — Ганнибала. Он был ещё молодым человеком, всего 26 или 29 лет, но получил значительный военный опыт под руководством отца и шурина.

Испания как повод к Второй Пунической войне

Владычество карфагенян в Испании было прочно установлено, и южная часть Пиренейского полуострова казалась крепким плацдармом для наступления на Рим. Ганнибал обзавёлся уже традиционными для Баркидив прочными связями с иберийским миром: он был женат на иберийке из союзного Карфагену города Кастулон.

Рим с большим недовольством следил за ростом карфагенского владычества в Испании. Опять рождалась сила, могущая подорвать его власть на море, добытую тяжёлыми трудами. В последующей своей экспансии войска Карфагена могли легко перейти через Пиренеи и дойти до Альп. Поэтому римляне начали считать заальпийскую Галлию и даже Пиренеи своими сферами влияния и в 226 г. поставили Гасдрубалу условие, чтобы карфагенские войска не переходили реку Ибер. Но это означало, что территории юго-западнее Ибера, то есть большая часть Испании, признавалась за карфагенянами.

Позже Рим нашёл возможность вмешаться и в южную часть Пиренейского полуострова. Небольшой иберийский город Сагунт решил отойти под римское владычество перед угрозой нападения карфагенян. Сенат сначала колебался, но позже, в 220 г., решил принять Сагунт под протекторат Рима, чтобы иметь возможность контроля над Испанией.

Ганнибал действовал так, словно война с Римом уже неизбежна, и не скрывал своего желания напасть на союзный римлянам Сагунт и тем самым втянуть Рим в прямой конфликт, однако старался представить атаку на Сагунт как естественное развитие событий. С этой целью он покорил ряд испанских племён, живших на границе северных территорий Карфагена, и вышел непосредственно к границам Сагунта.

Римляне направили к Ганнибалу специальное посольство, предлагая воздержаться от нападения на Сагунт. Несмотря на то, что Сагунт был римским союзником, Ганнибал мог рассчитывать на бездействие Рима, который в это время был занят борьбой с галлами и иллирийскими пиратами. Спровоцировав столкновения между Сагунтом и иберийскими племенами, находящимися под властью пунийцев, он вмешался в конфликт и под незначительным предлогом объявил войну. После довольно тяжёлой семимесячной осады город был взят, а Рим и так и не решился оказать Сагунту военной помощи, и лишь посольство, посланное в Карфаген уже после взятия города, прямо объявило о начале войны.

Начало борьбы Рима и Карфагена в Испании

С началом Второй Пунической войны Рим сразу же выбрал Испанию в качестве объекта давления на Карфаген. В самом начале войны консул Публий Корнелий Сципион послал туда своего брата Гнея с 60 кораблями. В битве осенью 218 года до н. н. э. на северо-востоке Испании, к югу от греческого города Таракон, римская армия под командованием Гнея Корнелия Сципиона, имея двукратное преимущество, одолела карфагенское войско, возглавляемое Ганноном. Благодаря этому сражению римляне получили контроль над территорией Испании к северу от реки Ибер, завоёванной карфагенянами летом того же года. Гасдрубал, брат Ганнибала, выступил против римлян со своими полками, но в бою при Ибере в 216 г. оба Сципиона победили его.

В Испании карфагеняне потерпели ряд поражений. Весной 217 года до н. э. у устья р. Ибер карфагенский флот из примерно 40 квинкверем под командованием Гимилькона встретился с римской эскадрой количеством 55 кораблей во главе с Гнеем Корнелием Сципионом. Карфагеняне потерпели сокрушительное поражение, потеряв 29 кораблей и окончательно отдав римлянам контроль над испанскими прибрежными водами. В сухопутных сражениях потери карфагенян составили 15000 убитыми и 4000 пленными, тогда как к римлянам поступили подкрепления в размере 8000 воинов и 30 кораблей.

В 214 году до н. э. в Испании пунийцы потерпели ещё два поражения, стоившие им до 12000 убитыми, 3000 пленными и 39 слонов. Таким образом, после целого ряда поражений господство на Пиренейском полуострове постепенно стало переходить к Риму. Позднее римляне укрепили свои силы иберийскими наёмниками и двинулись дальше на юг, чтобы окончательно уничтожить Гасдрубала. Но римляне неосторожно зашли слишком далеко, и молодой нумидийский князь Массинисса с карфагенской конницей разгромил их легионы. Оба Сципиона погибли в бою.

Покорение Испании Сципионом Африканским

Хотя поражение было чрезвычайно тяжёлым, Рим все же решил продолжить войну. В 209 году до н. э. новым полководцем был назначен Публий Корнелий Сципион — сын погибшего консула. Ему было только 26 лет, и хотя он не занимал ещё никаких высших должностей, уже отметился как талантливый офицер в боях при Тицине и под Каннами. Полководцем избрало его народное собрание. Он нравился массам своей молодостью, образованием, энергией, публичными делами и уверенностью в себе.

Сципион заново организовал в Испании римские легионы и, чтобы поднять их дух, сразу начал поход на столицу карфагенской испанской империи — Новый Карфаген. Карфагеняне совершенно не ждали никакой опасности и не держали здесь большого войска. При недолгой осаде Сципион взял город в 209 г. и захватил огромные военные и торговые ресурсы. Теперь он получил заложников различных иберийских племён, которых здесь держали карфагеняне. Через них он сумел переманить на сторону Рима различные местные народы и тем самым могущество Карфагена. В следующем 208 году он разгромил Гасдрубала в бою под Бекулой у Гвадалквивира. В этом бою он следовал тактике Ганнибала: атаковал вражеское войско с флангов сильными полками пехоты.

У Сципиона всё же не получилось помешать Гасдрубалу повести войско на помощь своему брату. Ганнибал возлагал все надежды на победу в войне с Гасдрубалом, который вывел из Испании сильные подкрепления. Легко перейдя через Альпы, он в следующем 208 г. до н. э. вошёл в Италию. Однако консул Нерон разбил его на р. Метавр,сам Гасдрубал был убит в бою. Его отрубленную голову римский всадник забросил в лагерь к Ганнибалу. После этого у Ганнибала уже не хватало возможностей на ведение активных боевых действий, и его незначительные успехи уже не могли решить исхода войны.

Конец карфагенского господства в Испании

Тем временем Сципион продолжил завоевание карфагенских владений в Испании. В 206 году Магон, младший брат Ганнибала, потерпел поражение и был вынужден отдать Риму весь Пиренейский полуостров. Практически все иберийские племена перешли к римлянам, и финикийским городам, оставленным без защиты, ничего не оставалось, как подчиняться Сципиону.

По условиям мира после поражения при Заме в 202 году до н. э. Карфаген отдавал Испанию римлянам. Так закончилась короткая история Карфагенской Испании.

Напишите отзыв о статье "Карфагенские владения в Испании"

Примечания

  1. ↑ Первоначально осада Гелики складывалась благоприятно для пунийцев, и их командующий решил отправить большую часть своей армии и слонов зимовать на основную базу пунийцев — Акра Левке. Но в этот момент вождь племени Ориссе, связанный, как казалось, дружескими отношениями с Гамилькаром, неожиданно пришёл на помощь Гелиции, и пунийцы, не выдержав его удара, бежали. Возникла непосредственная опасность для сыновей Гамилькара (в том числе будущего знаменитого полководца Ганнибала), находившихся в боевых порядках, и, для того чтобы её ликвидировать, Гамилькар принял основной удар на себя — преследуемый противниками, он утонул в реке, а дети тем временем были доставлены в Акра Левке.
  2. ↑ Тит Ливий. История от основания города. 21.2

Литература

  • Циркин Ю. Б. 1976: [http://elar.uniyar.ac.ru/jspui/handle/123456789/2187 Финикийская культура в Испании.] М.

Ссылки

  • [http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000017/st042.shtml Борьба Рима и Карфагена за господство в Западном Средиземноморье]

Отрывок, характеризующий Карфагенские владения в Испании

Я благодарно обняла мою добрую соседку и взявшись за цветной шнурок, повела (теперь уже мою!!!) Пургу домой. Моё детское сердце ликовало – это был самый прекрасный подарок на свете! И его правда стоило подождать... Уже где-то с полудня, чуточку очухавшись после такого ошеломляющего подарка, я начала свои «шпионские» вылазки на кухню и в столовую. Вернее – я пыталась... Но даже при самых настойчивых попытках, проникнуть туда мне, к сожалению, никак не удавалось. В этом году бабушка, видимо, железно решила ни за что не показывать мне своих «произведений» пока не придёт время настоящего «празднования»... А мне очень хотелось хотя бы краешком глаза посмотреть, что же она так усердно два дня там колдует, не принимая ничью помощь и не пуская никого даже за порог. Но вот, наконец-то, наступил долгожданный час – около пяти вечера начали появляться мои первые гости... И я, в конце концов, получила право полюбоваться своим праздничным столом... Когда в гостиную открыли дверь, я подумала, что попала в какой-то сказочный, райский сад!.. Бабушка весело улыбалась, а я бросилась ей на шею, чуть ли не рыдая от переполнявших меня чувств благодарности и восторга... Вся комната была украшена зимними цветами... Огромные чашечки ярко жёлтых хризантем создавали впечатление множества солнышек, от которых в комнате было светло и радостно. А уж праздничный стол являл собою настоящее произведение бабушкиного искусства!.. Он благоухал совершенно сногсшибательными запахами и потрясал многообразием блюд... Здесь была и покрытая золотистой корочкой утка, с моей любимой грушёвой подливкой, в которой «тонули» целые половинки томлёных в сливках, пахнущих корицей груш... И дразнившая нежнейшим запахом грибного соуса, истекающая соком курочка, пышущая начинкой из белых грибов с орехами, и буквально тающая во рту... По середине стола «впечатляла» своим размером страшенная щука, запечённая целиком с сочными кусочками сладкого красного перца в лимонно-брусничном соусе... А от запаха толстеньких, лопающихся от пышущего жара, сочных индюших ножек под корочкой клюквенного муса, мой бедный желудок подпрыгнул аж до самого потолка!.. Гирлянды нарезанных тоненькими кусочками всевозможных копчёных колбасок, нанизанных на тончайшие прутики наподобие шашлыка, и скрашенных маринованными помидорами и солёными домашними огурчиками, «убивали» запахами знаменитых литовских «копчёностей», нисколько не уступая одуряюще пахнувшей копчёной сёмге, вокруг которой весёлыми кучками высились, политые сметаной, сочные солёные грузди... Золотисто поджаренные кругленькие пирожки попыхивали горячим паром, а вокруг них в воздухе витал совершенно неповторимый «капустный» аромат... Всё это изобилие искуснейших бабушкиных «произведений» полностью потрясло моё «голодное» воображение, не говоря уже о сладостях, вершиной которых был мой любимый, взбитый с вишнями, тающий во рту творожный пирог!.. Я восхищённо смотрела на бабушку, от всей души благодаря её за этот сказочный, по-настоящему королевский стол!.. А она в ответ только улыбнулась, довольная произведённым эффектом, и тут же начала с величайшим усердием угощать моих, ошалевших от такого изобилия, гостей. После в моей жизни было множество «больших» юбилейных дней рождения, но ни один из них, даже праздновавшихся в самых изысканных заграничных ресторанах, никогда даже близко не сумел превзойти мой потрясающий десятый день рождения, который смастерила тогда для меня моя необыкновенная бабушка... Но «сюрпризам» в этот вечер, видимо, не суждено было кончаться... Через какие-то полчаса, когда «пир» уже был в самом разгаре, воздух в комнате вдруг по привычному (для меня) заколебался и... во всей своей красе появилась Стелла! Я от неожиданности подпрыгнула, чуть не опрокинув свою тарелку, и быстренько начала оглядываться по сторонам – не видит ли её кто-то ещё. Но гости со здоровым аппетитом, увлечённо поглощали «плоды» бабушкиного кулинарного искусства, не обращая никакого внимания на вдруг рядом с ними появившегося чудо-человечка... – Сюрприз!!! – весело хлопнула в ладошки малышка. – С твоим большим день рождением тебя!.. – и в комнате прямо с потолка посыпались тысячи самых причудливых цветов и бабочек, превращая её в сказочную «пещеру Алладина»... – Как ты сюда попала?!!!.. Ты же говорила – тебе нельзя сюда приходить?!.. – забыв даже поблагодарить малышку за устроенную ею красоту, ошалело спросила я. – Так я ведь и не знала!.. – воскликнула Стелла. – Просто думала вчера о тех умерших, которым ты помогала, и спросила бабушку, как же они смогли придти обратно. Оказалось – можно, только надо знать, как это делать! Вот я и пришла. Разве ты не рада?.. – Ой, ну, конечно же, рада! – тут же заверила я, а сама панически пыталась что-то придумать, чтобы возможно было одновременно общаться и с ней, и со всеми остальными моими гостями, ничем не выдавая ни её, ни себя. Но тут неожиданно произошёл ещё больший сюрприз, который полностью вышиб меня из и так уже достаточно усложнившейся колеи.... – Ой, сколько свето-о-ськов!... А класи-и-во как, ба-а-тюски!!!... – в полном восторге, шепелявя пропищал, крутившийся «волчком» на маминых коленях, трёхлетний малыш. – И ба-а-боськи!... А бабоськи какие больсы-ы-е! Я остолбенело на него уставилась, и какое-то время так и сидела, не в состоянии произнести ни слова. А малыш, как ни в чём не бывало, счастливо продолжал лопотать и вырываться из крепко его державших маминых рук, чтобы «пощупать» все эти вдруг откуда-то неожиданно свалившиеся, да ещё такие яркие и такие разноцветные, «красивости».... Стелла, поняв, что кто-то ещё её увидел, от радости начала показывать ему разные смешные сказочные картинки, чем малыша окончательно очаровала, и тот, со счастливым визгом, прыгал на маминых коленях от лившегося «через край» дикого восторга... – Девоська, девоська, а кто ты девоська?!. Ой, ба-а-тюски, какой больсой ми-и-ска!!! И совсем лозавенкий! Мама, мама, а мозно я возьму его домой?.. Ой, а пти-и-ськи какие блестя-я-сие!... И клылыски золотые!.. Его широко распахнутые голубые глазёнки с восторгом ловили каждое новое появление «яркого и необычного», а счастливая мордашка радостно сияла – малыш принимал всё происходящее по-детски естественно, как будто именно так оно и должно было быть... Ситуация полностью уходила из под контроля, но я ничего не замечала вокруг, думая в тот момент только об одном – мальчик видел!!! Видел так же, как видела я!.. Значит, всё-таки это было правдой, что существуют где-то ещё такие люди?.. И значит – я была совершенно нормальной и совсем не одинокой, как думала вначале!. Значит, это и вправду был Дар?.. Видимо, я слишком ошарашено и пристально его разглядывала, так как растерянная мама сильно покраснела и сразу же кинулась «успокаивать» сынишку, чтобы только никто не успел услышать, о чём он говорит... и тут же стала мне доказывать, что «это он просто всё придумывает, и что врач говорит (!!!), что у него очень буйная фантазия... и не надо обращать на него внимания!..». Она очень нервничала, и я видела, что ей очень хотелось бы прямо сейчас отсюда уйти, только бы избежать возможных вопросов... – Пожалуйста, только не волнуйтесь! – умоляюще, тихо произнесла я. – Ваш сын не придумывает – он видит! Так же, как и я. Вы должны ему помочь! Пожалуйста, не ведите его больше к доктору, мальчик у вас особенный! А врачи всё это убьют! Поговорите с моей бабушкой – она вам многое объяснит... Только не ведите его больше к доктору, пожалуйста!.. – я не могла остановиться, так как моё сердце болело за этого маленького, одарённого мальчонку, и мне дико хотелось, чего бы это ни стоило, его «сохранить»!.. – Вот смотрите, сейчас я ему что-то покажу и он увидит – а вы нет, потому что у него есть дар, а у вас нет, – и я быстренько воссоздала Стеллиного красного дракончика. – О-о-й, сто-о это?!.. – в восторге захлопал в ладошки мальчик. – Это длаконсик, да? Как в скаске – длаконсик?.. Ой какой он кра-а-сный!.. Мамоська, смотли – длаконсик! – У меня дар тоже был, Светлана... – тихо прошептала соседка. – Но я не допущу, чтобы мой сын так же из-за этого страдал. Я уже выстрадала за обоих... У него должна быть другая жизнь!.. Я даже подскочила от неожиданности!.. Значит она видела?! И знала?!.. – тут уж меня просто прорвало от возмущения... – А вы не думали, что он, возможно, имеет право сам выбирать? Это ведь его жизнь! И если вы не смогли с этим справиться, это ещё не значит, что не сможет и он! Вы не имеете права отнимать у него его дар ещё до того, как он поймёт, что он у него есть!.. Это, как убийство – вы хотите убить его часть, о которой он даже ещё не слыхал!.. – возмущённо шипела на неё я, а внутри у меня всё просто «стояло дыбом» от такой страшной несправедливости! Мне хотелось во что бы то ни стало убедить эту упёртую женщину оставить в покое её чудесного малыша! Но я чётко видела по её грустному, но очень уверенному взгляду, что вряд ли на данный момент мне удастся её убедить в чём-то вообще, и я решила оставить на сегодня свои попытки, а позже поговорить с бабушкой, и возможно, вдвоём придумать, что бы здесь такое можно было бы предпринять... Я только грустно взглянула на женщину и ещё раз попросила: – Пожалуйста, не ведите его к врачу, вы же знаете, что он не больной!.. Она лишь натянуто улыбнулась в ответ, и быстренько забрав с собой малыша, вышла на крыльцо, видимо, подышать свежим воздухом, которого (я была в этом уверенна) ей в данный момент очень не хватало... Я очень хорошо знала эту соседку. Она была довольно приятной женщиной, но, что меня поразило когда-то более всего, это то, что она была одной из тех людей, которые пытались полностью «изолировать» от меня своих детей и травили меня после злосчастного случая с «зажиганием огня»!.. (Хотя её старший сын, надо отдать ему должное, никогда меня не предавал и, несмотря ни на какие запреты, до сих пор продолжал со мной дружить). Она, кто, как теперь оказалось, лучше всех остальных знала, что я была полностью нормальной и ничем не опасной девочкой! И что я, точно так же, как когда-то она, просто искала правильный выход из того «непонятного и неизвестного», во что так нежданно-негаданно швырнула меня судьба... Вне всякого сомнения, страх должен являться очень сильным фактором в нашей жизни, если человек может так легко предать и так просто отвернуться от того, кто так сильно нуждается в помощи, и кому он с лёгкостью мог бы помочь, если б не тот же самый, так глубоко и надёжно в нём поселившийся страх... Конечно же, можно сказать, что я не знаю, что с ней когда-то происходило, и что заставила её перенести злая и безжалостная судьба... Но, если бы я узнала, что кто-то в самом начале жизни имеет тот же дар, который заставил меня столько страдать, я бы сделала всё, что было бы в моих силах, чтобы хоть как-то помочь или направить на верный путь этого другого одарённого человека, чтобы ему не пришлось так же слепо «блуждать в потёмках» и так же сильно страдать... А она, вместо помощи, наоборот – постаралась меня «наказать», как наказывали другие, но эти другие хотя бы уж не знали, что это было и пытались честно защитить своих детей от того, чего они не могли объяснить или понять.

o-ili-v.ru

Карфагенские владения в Испании — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Карфагенские владения в Испании просуществовали с 575 до 206 г. до н. э., когда карфагеняне потерпели сокрушительное поражение в битве под г. Илипой во Второй Пунической войне.

Начало карфагенского влияния на Пиренейском полуострове

Ещё в конце II тысячелетия до н. э. Пиренейский полуостров стал объектом колонизации финикийцев. В конце II — начале I тысячелетия на юге Пиренейского полуострова построили множество крупных городов; среди них: Гадес, Малака, Секси и другие. Карфагенская колонизация Испании началась в 575 г. до н. э. В результате борьбы против Тартесса и греческой колонизации, они были вынуждены признать владычество Карфагена.

И становится очевидно, что при подобных древних связях, именно Испания была самой удобной базой для реванша Карфагена после поражения в Первой Пунической войне, а также плацдармом для похода в Италию против Римской республики.

В 237 г. до н. э. сенат Карфагена поручил захватить Испанию талантливому полководцу и политику Гамилькару Барке из аристократического рода Баркидов, стоявшего во главе военной партии. Гамилькар в чрезвычайно короткое время захватил южную часть полуострова, между реками Гвадалквивир и Гвадиана. Так было положено начало Карфагенского государства в Испании. После смерти Гамилькара в 229 г. в бою при осаде г. Гелики[1] руководство над войском принял его зять Гасдрубал Красивый.

Карфагенская испанская империя в своем зените

Новый избранный войском главнокомандующий Гасдрубал расширил карфагенскую территорию на восточном побережье до реки Эбро и умелой политикой связал с Карфагеном различные иберийские племена. Столицей новых владений стал Новый Карфаген, в котором сосредоточивалась вся местная торговля. Основанием этого города Гасдрубал продолжил политическую линию Гамилькара. Этот город, стоящий на берегу удобной бухты и окружённый неприступными возвышенностями (в отличие от Акра Левке, навсегда оставшегося провинциальным городом) сразу же превратился в крупный административный центр и в один из важнейших торговых центров всего западного побережья Средиземного моря. Неподалёку от города начали добычу из серебряных рудников, что приносило огромные доходы. Часть их отправлялась Гасдрубалом в Карфаген, другая часть шла на создание и укреплений наёмной армии.

Таким образом, Карфаген не только полностью восполнил потери Первой пунической войны, но и приобрёл новые рынки сбыта, а серебряные рудники приносили такие огромные доходы, что политические противники Гамилькара Барки и Гасдрубала были абсолютно лишены возможности им противостоять. С Пиренейского полуострова Карфаген получал с каждым годом всё больше и больше доходов.

Действия Барки вызвали естественное беспокойство греческих колоний на Пиренейском полуострове. Они осознали угрозу своей самостоятельности и попросили помощи у Рима, который получил долгожданный предлог вмешаться в испанские дела.

В 221 г. до н. э. Гасдрубала вероломно убил в Новом Карфагене иберо-варвар[2], и тогда руководство над войском перешло в руки Гамилькарова сына — Ганнибала. Он был ещё молодым человеком, всего 26 или 29 лет, но получил значительный военный опыт под руководством отца и шурина.

Испания как повод к Второй Пунической войне

Владычество карфагенян в Испании было прочно установлено, и южная часть Пиренейского полуострова казалась крепким плацдармом для наступления на Рим. Ганнибал обзавёлся уже традиционными для Баркидив прочными связями с иберийским миром: он был женат на иберийке из союзного Карфагену города Кастулон.

Рим с большим недовольством следил за ростом карфагенского владычества в Испании. Опять рождалась сила, могущая подорвать его власть на море, добытую тяжёлыми трудами. В последующей своей экспансии войска Карфагена могли легко перейти через Пиренеи и дойти до Альп. Поэтому римляне начали считать заальпийскую Галлию и даже Пиренеи своими сферами влияния и в 226 г. поставили Гасдрубалу условие, чтобы карфагенские войска не переходили реку Ибер. Но это означало, что территории юго-западнее Ибера, то есть большая часть Испании, признавалась за карфагенянами.

Позже Рим нашёл возможность вмешаться и в южную часть Пиренейского полуострова. Небольшой иберийский город Сагунт решил отойти под римское владычество перед угрозой нападения карфагенян. Сенат сначала колебался, но позже, в 220 г., решил принять Сагунт под протекторат Рима, чтобы иметь возможность контроля над Испанией.

Ганнибал действовал так, словно война с Римом уже неизбежна, и не скрывал своего желания напасть на союзный римлянам Сагунт и тем самым втянуть Рим в прямой конфликт, однако старался представить атаку на Сагунт как естественное развитие событий. С этой целью он покорил ряд испанских племён, живших на границе северных территорий Карфагена, и вышел непосредственно к границам Сагунта.

Римляне направили к Ганнибалу специальное посольство, предлагая воздержаться от нападения на Сагунт. Несмотря на то, что Сагунт был римским союзником, Ганнибал мог рассчитывать на бездействие Рима, который в это время был занят борьбой с галлами и иллирийскими пиратами. Спровоцировав столкновения между Сагунтом и иберийскими племенами, находящимися под властью пунийцев, он вмешался в конфликт и под незначительным предлогом объявил войну. После довольно тяжёлой семимесячной осады город был взят, а Рим и так и не решился оказать Сагунту военной помощи, и лишь посольство, посланное в Карфаген уже после взятия города, прямо объявило о начале войны.

Начало борьбы Рима и Карфагена в Испании

С началом Второй Пунической войны Рим сразу же выбрал Испанию в качестве объекта давления на Карфаген. В самом начале войны консул Публий Корнелий Сципион послал туда своего брата Гнея с 60 кораблями. В битве осенью 218 года до н. н. э. на северо-востоке Испании, к югу от греческого города Таракон, римская армия под командованием Гнея Корнелия Сципиона, имея двукратное преимущество, одолела карфагенское войско, возглавляемое Ганноном. Благодаря этому сражению римляне получили контроль над территорией Испании к северу от реки Ибер, завоёванной карфагенянами летом того же года. Гасдрубал, брат Ганнибала, выступил против римлян со своими полками, но в бою при Ибере в 216 г. оба Сципиона победили его.

В Испании карфагеняне потерпели ряд поражений. Весной 217 года до н. э. у устья р. Ибер карфагенский флот из примерно 40 квинкверем под командованием Гимилькона встретился с римской эскадрой количеством 55 кораблей во главе с Гнеем Корнелием Сципионом. Карфагеняне потерпели сокрушительное поражение, потеряв 29 кораблей и окончательно отдав римлянам контроль над испанскими прибрежными водами. В сухопутных сражениях потери карфагенян составили 15000 убитыми и 4000 пленными, тогда как к римлянам поступили подкрепления в размере 8000 воинов и 30 кораблей.

В 214 году до н. э. в Испании пунийцы потерпели ещё два поражения, стоившие им до 12000 убитыми, 3000 пленными и 39 слонов. Таким образом, после целого ряда поражений господство на Пиренейском полуострове постепенно стало переходить к Риму. Позднее римляне укрепили свои силы иберийскими наёмниками и двинулись дальше на юг, чтобы окончательно уничтожить Гасдрубала. Но римляне неосторожно зашли слишком далеко, и молодой нумидийский князь Массинисса с карфагенской конницей разгромил их легионы. Оба Сципиона погибли в бою.

Покорение Испании Сципионом Африканским

Хотя поражение было чрезвычайно тяжёлым, Рим все же решил продолжить войну. В 209 году до н. э. новым полководцем был назначен Публий Корнелий Сципион — сын погибшего консула. Ему было только 26 лет, и хотя он не занимал ещё никаких высших должностей, уже отметился как талантливый офицер в боях при Тицине и под Каннами. Полководцем избрало его народное собрание. Он нравился массам своей молодостью, образованием, энергией, публичными делами и уверенностью в себе.

Сципион заново организовал в Испании римские легионы и, чтобы поднять их дух, сразу начал поход на столицу карфагенской испанской империи — Новый Карфаген. Карфагеняне совершенно не ждали никакой опасности и не держали здесь большого войска. При недолгой осаде Сципион взял город в 209 г. и захватил огромные военные и торговые ресурсы. Теперь он получил заложников различных иберийских племён, которых здесь держали карфагеняне. Через них он сумел переманить на сторону Рима различные местные народы и тем самым могущество Карфагена. В следующем 208 году он разгромил Гасдрубала в бою под Бекулой у Гвадалквивира. В этом бою он следовал тактике Ганнибала: атаковал вражеское войско с флангов сильными полками пехоты.

У Сципиона всё же не получилось помешать Гасдрубалу повести войско на помощь своему брату. Ганнибал возлагал все надежды на победу в войне с Гасдрубалом, который вывел из Испании сильные подкрепления. Легко перейдя через Альпы, он в следующем 208 г. до н. э. вошёл в Италию. Однако консул Нерон разбил его на р. Метавр,сам Гасдрубал был убит в бою. Его отрубленную голову римский всадник забросил в лагерь к Ганнибалу. После этого у Ганнибала уже не хватало возможностей на ведение активных боевых действий, и его незначительные успехи уже не могли решить исхода войны.

Конец карфагенского господства в Испании

Тем временем Сципион продолжил завоевание карфагенских владений в Испании. В 206 году Магон, младший брат Ганнибала, потерпел поражение и был вынужден отдать Риму весь Пиренейский полуостров. Практически все иберийские племена перешли к римлянам, и финикийским городам, оставленным без защиты, ничего не оставалось, как подчиняться Сципиону.

По условиям мира после поражения при Заме в 202 году до н. э. Карфаген отдавал Испанию римлянам. Так закончилась короткая история Карфагенской Испании.

Напишите отзыв о статье "Карфагенские владения в Испании"

Примечания

  1. ↑ Первоначально осада Гелики складывалась благоприятно для пунийцев, и их командующий решил отправить большую часть своей армии и слонов зимовать на основную базу пунийцев — Акра Левке. Но в этот момент вождь племени Ориссе, связанный, как казалось, дружескими отношениями с Гамилькаром, неожиданно пришёл на помощь Гелиции, и пунийцы, не выдержав его удара, бежали. Возникла непосредственная опасность для сыновей Гамилькара (в том числе будущего знаменитого полководца Ганнибала), находившихся в боевых порядках, и, для того чтобы её ликвидировать, Гамилькар принял основной удар на себя — преследуемый противниками, он утонул в реке, а дети тем временем были доставлены в Акра Левке.
  2. ↑ Тит Ливий. История от основания города. 21.2

Литература

  • Циркин Ю. Б. 1976: [elar.uniyar.ac.ru/jspui/handle/123456789/2187 Финикийская культура в Испании.] М.

Ссылки

  • [historic.ru/books/item/f00/s00/z0000017/st042.shtml Борьба Рима и Карфагена за господство в Западном Средиземноморье]

Отрывок, характеризующий Карфагенские владения в Испании

Дядюшка сыграл еще песню и вальс; потом, помолчав, прокашлялся и запел свою любимую охотническую песню. Как со вечера пороша Выпадала хороша… Дядюшка пел так, как поет народ, с тем полным и наивным убеждением, что в песне все значение заключается только в словах, что напев сам собой приходит и что отдельного напева не бывает, а что напев – так только, для складу. От этого то этот бессознательный напев, как бывает напев птицы, и у дядюшки был необыкновенно хорош. Наташа была в восторге от пения дядюшки. Она решила, что не будет больше учиться на арфе, а будет играть только на гитаре. Она попросила у дядюшки гитару и тотчас же подобрала аккорды к песне. В десятом часу за Наташей и Петей приехали линейка, дрожки и трое верховых, посланных отыскивать их. Граф и графиня не знали где они и крепко беспокоились, как сказал посланный. Петю снесли и положили как мертвое тело в линейку; Наташа с Николаем сели в дрожки. Дядюшка укутывал Наташу и прощался с ней с совершенно новой нежностью. Он пешком проводил их до моста, который надо было объехать в брод, и велел с фонарями ехать вперед охотникам. – Прощай, племянница дорогая, – крикнул из темноты его голос, не тот, который знала прежде Наташа, а тот, который пел: «Как со вечера пороша». В деревне, которую проезжали, были красные огоньки и весело пахло дымом. – Что за прелесть этот дядюшка! – сказала Наташа, когда они выехали на большую дорогу. – Да, – сказал Николай. – Тебе не холодно? – Нет, мне отлично, отлично. Мне так хорошо, – с недоумением даже cказала Наташа. Они долго молчали. Ночь была темная и сырая. Лошади не видны были; только слышно было, как они шлепали по невидной грязи. Что делалось в этой детской, восприимчивой душе, так жадно ловившей и усвоивавшей все разнообразнейшие впечатления жизни? Как это всё укладывалось в ней? Но она была очень счастлива. Уже подъезжая к дому, она вдруг запела мотив песни: «Как со вечера пороша», мотив, который она ловила всю дорогу и наконец поймала. – Поймала? – сказал Николай. – Ты об чем думал теперь, Николенька? – спросила Наташа. – Они любили это спрашивать друг у друга. – Я? – сказал Николай вспоминая; – вот видишь ли, сначала я думал, что Ругай, красный кобель, похож на дядюшку и что ежели бы он был человек, то он дядюшку всё бы еще держал у себя, ежели не за скачку, так за лады, всё бы держал. Как он ладен, дядюшка! Не правда ли? – Ну а ты? – Я? Постой, постой. Да, я думала сначала, что вот мы едем и думаем, что мы едем домой, а мы Бог знает куда едем в этой темноте и вдруг приедем и увидим, что мы не в Отрадном, а в волшебном царстве. А потом еще я думала… Нет, ничего больше. – Знаю, верно про него думала, – сказал Николай улыбаясь, как узнала Наташа по звуку его голоса. – Нет, – отвечала Наташа, хотя действительно она вместе с тем думала и про князя Андрея, и про то, как бы ему понравился дядюшка. – А еще я всё повторяю, всю дорогу повторяю: как Анисьюшка хорошо выступала, хорошо… – сказала Наташа. И Николай услыхал ее звонкий, беспричинный, счастливый смех. – А знаешь, – вдруг сказала она, – я знаю, что никогда уже я не буду так счастлива, спокойна, как теперь. – Вот вздор, глупости, вранье – сказал Николай и подумал: «Что за прелесть эта моя Наташа! Такого другого друга у меня нет и не будет. Зачем ей выходить замуж, всё бы с ней ездили!» «Экая прелесть этот Николай!» думала Наташа. – А! еще огонь в гостиной, – сказала она, указывая на окна дома, красиво блестевшие в мокрой, бархатной темноте ночи.

Граф Илья Андреич вышел из предводителей, потому что эта должность была сопряжена с слишком большими расходами. Но дела его всё не поправлялись. Часто Наташа и Николай видели тайные, беспокойные переговоры родителей и слышали толки о продаже богатого, родового Ростовского дома и подмосковной. Без предводительства не нужно было иметь такого большого приема, и отрадненская жизнь велась тише, чем в прежние годы; но огромный дом и флигеля всё таки были полны народом, за стол всё так же садилось больше человек. Всё это были свои, обжившиеся в доме люди, почти члены семейства или такие, которые, казалось, необходимо должны были жить в доме графа. Таковы были Диммлер – музыкант с женой, Иогель – танцовальный учитель с семейством, старушка барышня Белова, жившая в доме, и еще многие другие: учителя Пети, бывшая гувернантка барышень и просто люди, которым лучше или выгоднее было жить у графа, чем дома. Не было такого большого приезда как прежде, но ход жизни велся тот же, без которого не могли граф с графиней представить себе жизни. Та же была, еще увеличенная Николаем, охота, те же 50 лошадей и 15 кучеров на конюшне, те же дорогие подарки в именины, и торжественные на весь уезд обеды; те же графские висты и бостоны, за которыми он, распуская всем на вид карты, давал себя каждый день на сотни обыгрывать соседям, смотревшим на право составлять партию графа Ильи Андреича, как на самую выгодную аренду. Граф, как в огромных тенетах, ходил в своих делах, стараясь не верить тому, что он запутался и с каждым шагом всё более и более запутываясь и чувствуя себя не в силах ни разорвать сети, опутавшие его, ни осторожно, терпеливо приняться распутывать их. Графиня любящим сердцем чувствовала, что дети ее разоряются, что граф не виноват, что он не может быть не таким, каким он есть, что он сам страдает (хотя и скрывает это) от сознания своего и детского разорения, и искала средств помочь делу. С ее женской точки зрения представлялось только одно средство – женитьба Николая на богатой невесте. Она чувствовала, что это была последняя надежда, и что если Николай откажется от партии, которую она нашла ему, надо будет навсегда проститься с возможностью поправить дела. Партия эта была Жюли Карагина, дочь прекрасных, добродетельных матери и отца, с детства известная Ростовым, и теперь богатая невеста по случаю смерти последнего из ее братьев. Графиня писала прямо к Карагиной в Москву, предлагая ей брак ее дочери с своим сыном и получила от нее благоприятный ответ. Карагина отвечала, что она с своей стороны согласна, что всё будет зависеть от склонности ее дочери. Карагина приглашала Николая приехать в Москву. Несколько раз, со слезами на глазах, графиня говорила сыну, что теперь, когда обе дочери ее пристроены – ее единственное желание состоит в том, чтобы видеть его женатым. Она говорила, что легла бы в гроб спокойной, ежели бы это было. Потом говорила, что у нее есть прекрасная девушка на примете и выпытывала его мнение о женитьбе. В других разговорах она хвалила Жюли и советовала Николаю съездить в Москву на праздники повеселиться. Николай догадывался к чему клонились разговоры его матери, и в один из таких разговоров вызвал ее на полную откровенность. Она высказала ему, что вся надежда поправления дел основана теперь на его женитьбе на Карагиной. – Что ж, если бы я любил девушку без состояния, неужели вы потребовали бы, maman, чтобы я пожертвовал чувством и честью для состояния? – спросил он у матери, не понимая жестокости своего вопроса и желая только выказать свое благородство. – Нет, ты меня не понял, – сказала мать, не зная, как оправдаться. – Ты меня не понял, Николинька. Я желаю твоего счастья, – прибавила она и почувствовала, что она говорит неправду, что она запуталась. – Она заплакала. – Маменька, не плачьте, а только скажите мне, что вы этого хотите, и вы знаете, что я всю жизнь свою, всё отдам для того, чтобы вы были спокойны, – сказал Николай. Я всем пожертвую для вас, даже своим чувством. Но графиня не так хотела поставить вопрос: она не хотела жертвы от своего сына, она сама бы хотела жертвовать ему. – Нет, ты меня не понял, не будем говорить, – сказала она, утирая слезы. «Да, может быть, я и люблю бедную девушку, говорил сам себе Николай, что ж, мне пожертвовать чувством и честью для состояния? Удивляюсь, как маменька могла мне сказать это. Оттого что Соня бедна, то я и не могу любить ее, думал он, – не могу отвечать на ее верную, преданную любовь. А уж наверное с ней я буду счастливее, чем с какой нибудь куклой Жюли. Пожертвовать своим чувством я всегда могу для блага своих родных, говорил он сам себе, но приказывать своему чувству я не могу. Ежели я люблю Соню, то чувство мое сильнее и выше всего для меня». Николай не поехал в Москву, графиня не возобновляла с ним разговора о женитьбе и с грустью, а иногда и озлоблением видела признаки всё большего и большего сближения между своим сыном и бесприданной Соней. Она упрекала себя за то, но не могла не ворчать, не придираться к Соне, часто без причины останавливая ее, называя ее «вы», и «моя милая». Более всего добрая графиня за то и сердилась на Соню, что эта бедная, черноглазая племянница была так кротка, так добра, так преданно благодарна своим благодетелям, и так верно, неизменно, с самоотвержением влюблена в Николая, что нельзя было ни в чем упрекнуть ее. Николай доживал у родных свой срок отпуска. От жениха князя Андрея получено было 4 е письмо, из Рима, в котором он писал, что он уже давно бы был на пути в Россию, ежели бы неожиданно в теплом климате не открылась его рана, что заставляет его отложить свой отъезд до начала будущего года. Наташа была так же влюблена в своего жениха, так же успокоена этой любовью и так же восприимчива ко всем радостям жизни; но в конце четвертого месяца разлуки с ним, на нее начинали находить минуты грусти, против которой она не могла бороться. Ей жалко было самое себя, жалко было, что она так даром, ни для кого, пропадала всё это время, в продолжение которого она чувствовала себя столь способной любить и быть любимой. В доме Ростовых было невесело.

Пришли святки, и кроме парадной обедни, кроме торжественных и скучных поздравлений соседей и дворовых, кроме на всех надетых новых платьев, не было ничего особенного, ознаменовывающего святки, а в безветренном 20 ти градусном морозе, в ярком ослепляющем солнце днем и в звездном зимнем свете ночью, чувствовалась потребность какого нибудь ознаменования этого времени. На третий день праздника после обеда все домашние разошлись по своим комнатам. Было самое скучное время дня. Николай, ездивший утром к соседям, заснул в диванной. Старый граф отдыхал в своем кабинете. В гостиной за круглым столом сидела Соня, срисовывая узор. Графиня раскладывала карты. Настасья Ивановна шут с печальным лицом сидел у окна с двумя старушками. Наташа вошла в комнату, подошла к Соне, посмотрела, что она делает, потом подошла к матери и молча остановилась. – Что ты ходишь, как бесприютная? – сказала ей мать. – Что тебе надо? – Его мне надо… сейчас, сию минуту мне его надо, – сказала Наташа, блестя глазами и не улыбаясь. – Графиня подняла голову и пристально посмотрела на дочь.

wiki-org.ru

Карфагенские владения в Испании ру вики

Начало карфагенского влияния на Пиренейском полуострове

Карфагенская держава в начале III века до н. э.

Ещё в конце II тысячелетия до н. э. Пиренейский полуостров стал объектом колонизации финикийцев. В конце II — начале I тысячелетия до н. э. на юге Пиренейского полуострова построили множество крупных городов: Гадес, Малака, Секси и другие. Карфагенская колонизация Испании началась в 575 году до н. э. В результате борьбы против Тартесса и греческой колонизации, они были вынуждены признать владычество Карфагена.

И становится очевидно, что при подобных древних связях, именно Испания была самой удобной базой для реванша Карфагена после поражения в Первой Пунической войне, а также плацдармом для похода в Италию против Римской республики.

В 237 году до н. э. сенат Карфагена поручил захватить Испанию талантливому полководцу и политику Гамилькару Барке из аристократического рода Баркидов, стоявшего во главе военной партии. Гамилькар в чрезвычайно короткое время захватил южную часть полуострова, между реками Гвадалквивир и Гвадиана. Так было положено начало Карфагенского государства в Испании. После смерти Гамилькара в 229 году до н. э. в бою при осаде Гелики[1] руководство над войском принял его зять Гасдрубал Красивый.

Карфагенская испанская империя в своём зените

Новый избранный войском главнокомандующий Гасдрубал расширил карфагенскую территорию на восточном побережье до реки Эбро и умелой политикой связал с Карфагеном различные иберийские племена. Столицей новых владений стал Новый Карфаген, в котором сосредоточивалась вся местная торговля. Основанием этого города Гасдрубал продолжил политическую линию Гамилькара. Этот город, стоящий на берегу удобной бухты и окружённый неприступными возвышенностями (в отличие от Акра Левка, навсегда оставшегося провинциальным городом) сразу же превратился в крупный административный центр и в один из важнейших торговых центров всего западного побережья Средиземного моря. Неподалёку от города начали добычу из серебряных рудников, что приносило огромные доходы. Часть их отправлялась Гасдрубалом в Карфаген, другая часть шла на создание и укреплений наёмной армии.

Таким образом, Карфаген не только полностью восполнил потери Первой Пунической войны, но и приобрёл новые рынки сбыта, а серебряные рудники приносили такие огромные доходы, что политические противники Гамилькара Барки и Гасдрубала были абсолютно лишены возможности им противостоять. С Пиренейского полуострова Карфаген получал с каждым годом всё больше и больше доходов.

Действия Барки вызвали естественное беспокойство греческих колоний на Пиренейском полуострове. Они осознали угрозу своей самостоятельности и попросили помощи у Рима, который получил долгожданный предлог вмешаться в испанские дела.

В 221 году до н. э. Гасдрубала вероломно убил в Новом Карфагене иберо-варвар[2], и тогда руководство над войском перешло в руки Гамилькарова сына — Ганнибала. Он был ещё молодым человеком, всего 26 или 29 лет, но получил значительный военный опыт под руководством отца и шурина.

Испания как повод к Второй Пунической войне

Владычество карфагенян в Испании было прочно установлено, и южная часть Пиренейского полуострова казалась крепким плацдармом для наступления на Рим. Ганнибал обзавёлся уже традиционными для Баркидов прочными связями с иберийским миром: он был женат на иберийке из союзного Карфагену города Кастулон.

Рим с большим недовольством следил за ростом карфагенского владычества в Испании, поскольку возрождалась сила, могущая подорвать его власть на море, добытую тяжёлыми трудами. В последующей своей экспансии войска Карфагена могли легко перейти через Пиренеи и дойти до Альп. Поэтому римляне начали считать заальпийскую Галлию и даже Пиренеи своими сферами влияния и в 226 году до н. э. поставили Гасдрубалу условие, чтобы карфагенские войска не переходили реку Ибер. Но это означало, что территории юго-западнее Ибера, то есть большая часть Испании, признавалась за карфагенянами.

Позже Рим нашёл возможность вмешаться и в южную часть Пиренейского полуострова. Небольшой иберийский город Сагунт решил отойти под римское владычество перед угрозой нападения карфагенян. Сенат сначала колебался, но позже, в 220 году до н. э., решил принять Сагунт под протекторат Рима, чтобы иметь возможность контроля над Испанией.

Ганнибал действовал так, словно война с Римом уже неизбежна, и не скрывал своего желания напасть на союзный римлянам Сагунт и тем самым втянуть Рим в прямой конфликт, однако старался представить атаку на Сагунт как естественное развитие событий. С этой целью он покорил ряд испанских племён, живших на границе северных территорий Карфагена, и вышел непосредственно к границам Сагунта.

Римляне направили к Ганнибалу специальное посольство, предлагая воздержаться от нападения на Сагунт. Несмотря на то, что Сагунт был римским союзником, Ганнибал мог рассчитывать на бездействие Рима, который в это время был занят борьбой с галлами и иллирийскими пиратами. Спровоцировав столкновения между Сагунтом и иберийскими племенами, находящимися под властью пунийцев, он вмешался в конфликт и под незначительным предлогом объявил войну. После довольно тяжёлой семимесячной осады город был взят, а Рим и так и не решился оказать Сагунту военной помощи, и лишь посольство, посланное в Карфаген уже после взятия города, прямо объявило о начале войны.

Начало борьбы Рима и Карфагена в Испании

С началом Второй Пунической войны Рим сразу же выбрал Испанию в качестве объекта давления на Карфаген. В самом начале войны консул Публий Корнелий Сципион послал туда своего брата Гнея с 60 кораблями. В битве осенью 218 года до н. н. э. на северо-востоке Испании, к югу от греческого города Тарракон, римская армия под командованием Гнея Корнелия Сципиона, имея двукратное преимущество, одолела карфагенское войско, возглавляемое Ганноном. Благодаря этому сражению римляне получили контроль над территорией Испании к северу от реки Ибер, завоёванной карфагенянами летом того же года. Гасдрубал, брат Ганнибала, выступил против римлян со своими полками, но в бою при Ибере в 216 году до н. э. оба Сципиона победили его.

В Испании карфагеняне потерпели ряд поражений. Весной 217 года до н. э. у устья Ибера карфагенский флот из примерно 40 квинквирем под командованием Гимилькона встретился с римской эскадрой количеством 55 кораблей во главе с Гнеем Корнелием Сципионом. Карфагеняне потерпели сокрушительное поражение, потеряв 29 кораблей и окончательно отдав римлянам контроль над испанскими прибрежными водами. В сухопутных сражениях потери карфагенян составили 15 000 убитыми и 4000 пленными, тогда как к римлянам поступили подкрепления в размере 8000 воинов и 30 кораблей.

В 214 году до н. э. в Испании пунийцы потерпели ещё два поражения, стоившие им до 12 000 убитыми, 3000 пленными и 39 слонов. Таким образом, после целого ряда поражений господство на Пиренейском полуострове постепенно стало переходить к Риму. Позднее римляне укрепили свои силы иберийскими наёмниками и двинулись дальше на юг, чтобы окончательно уничтожить Гасдрубала. Но римляне неосторожно зашли слишком далеко, и молодой нумидийский князь Массинисса с карфагенской конницей разгромил их легионы. Оба Сципиона погибли в бою.

Покорение Испании Сципионом Африканским

Хотя поражение было чрезвычайно тяжёлым, Рим всё же решил продолжить войну. В 209 году до н. э. новым полководцем был назначен Публий Корнелий Сципион — сын погибшего консула. Ему было только 26 лет, и хотя он не занимал ещё никаких высших должностей, уже отметился как талантливый офицер в боях при Тицине и под Каннами. Полководцем избрало его народное собрание. Он нравился массам своей молодостью, образованием, энергией, публичными делами и уверенностью в себе.

Сципион заново организовал в Испании римские легионы и, чтобы поднять их дух, сразу начал поход на столицу карфагенской испанской империи — Новый Карфаген. Карфагеняне совершенно не ждали никакой опасности и не держали здесь большого войска. При недолгой осаде Сципион взял город в 209 году до н. э. и захватил огромные военные и торговые ресурсы. Теперь он получил заложников различных иберийских племён, которых здесь держали карфагеняне. Через них он сумел переманить на сторону Рима различные местные народы и тем самым могущество Карфагена. В следующем 208 году до н. э. он разгромил Гасдрубала в бою под Бекулой у Гвадалквивира. В этом бою он следовал тактике Ганнибала: атаковал вражеское войско с флангов сильными полками пехоты.

У Сципиона всё же не получилось помешать Гасдрубалу повести войско на помощь своему брату. Ганнибал возлагал все надежды на победу в войне с Гасдрубалом, который вывел из Испании сильные подкрепления. Легко перейдя через Альпы, он в следующем 208 году до н. э. вошёл в Италию. Однако консул Нерон разбил его на реке Метавр, сам Гасдрубал был убит в бою. Его отрубленную голову римский всадник забросил в лагерь к Ганнибалу. После этого у Ганнибала уже не хватало возможностей на ведение активных боевых действий, и его незначительные успехи уже не могли решить исхода войны.

Конец карфагенского господства в Испании

Тем временем Сципион продолжил завоевание карфагенских владений в Испании. В 206 году до н. э. Магон, младший брат Ганнибала, потерпел поражение и был вынужден отдать Риму весь Пиренейский полуостров. Практически все иберийские племена перешли к римлянам, и финикийским городам, оставленным без защиты, ничего не оставалось, как подчиниться Сципиону.

По условиям мира после поражения при Заме в 202 году до н. э. Карфаген отдавал Испанию римлянам. Так закончилась короткая история Карфагенской Испании.

Примечания

  1. ↑ Первоначально осада Гелики складывалась благоприятно для пунийцев, и их командующий решил отправить большую часть своей армии и слонов зимовать на основную базу пунийцев — Акра Левка. Но в этот момент вождь племени ориссиев, связанный, как казалось, дружескими отношениями с Гамилькаром, неожиданно пришёл на помощь Гелике, и пунийцы, не выдержав его удара, бежали. Возникла непосредственная опасность для сыновей Гамилькара (в том числе будущего знаменитого полководца Ганнибала), находившихся в боевых порядках, и, для того чтобы её ликвидировать, Гамилькар принял основной удар на себя — преследуемый противниками, он утонул в реке, а дети тем временем были доставлены в Акра Левка.
  2. ↑ Тит Ливий. История от основания города, XXI, 2.

Литература

ruwikiorg.ru

Карфагенские Владения В Испании — Википедия

Карфагенские владения в Испании просуществовали с 575 до 206 года до н. э., когда карфагеняне потерпели сокрушительное поражение в битве при Илипе во Второй Пунической войне.

Начало карфагенского влияния на Пиренейском полуострове

Карфагенская держава в начале III века до н. э.

Ещё в конце II тысячелетия до н. э. Пиренейский полуостров стал объектом колонизации финикийцев. В конце II — начале I тысячелетия до н. э. на юге Пиренейского полуострова построили множество крупных городов: Гадес, Малака, Секси и другие. Карфагенская колонизация Испании началась в 575 году до н. э. В результате борьбы против Тартесса и греческой колонизации, они были вынуждены признать владычество Карфагена.

И становится очевидно, что при подобных древних связях, именно Испания была самой удобной базой для реванша Карфагена после поражения в Первой Пунической войне, а также плацдармом для похода в Италию против Римской республики.

В 237 году до н. э. сенат Карфагена поручил захватить Испанию талантливому полководцу и политику Гамилькару Барке из аристократического рода Баркидов, стоявшего во главе военной партии. Гамилькар в чрезвычайно короткое время захватил южную часть полуострова, между реками Гвадалквивир и Гвадиана. Так было положено начало Карфагенского государства в Испании. После смерти Гамилькара в 229 году до н. э. в бою при осаде Гелики руководство над войском принял его зять Гасдрубал Красивый.

Карфагенская испанская империя в своём зените

Новый избранный войском главнокомандующий Гасдрубал расширил карфагенскую территорию на восточном побережье до реки Эбро и умелой политикой связал с Карфагеном различные иберийские племена. Столицей новых владений стал Новый Карфаген, в котором сосредоточивалась вся местная торговля. Основанием этого города Гасдрубал продолжил политическую линию Гамилькара. Этот город, стоящий на берегу удобной бухты и окружённый неприступными возвышенностями (в отличие от Акра Левка, навсегда оставшегося провинциальным городом) сразу же превратился в крупный административный центр и в один из важнейших торговых центров всего западного побережья Средиземного моря. Неподалёку от города начали добычу из серебряных рудников, что приносило огромные доходы. Часть их отправлялась Гасдрубалом в Карфаген, другая часть шла на создание и укреплений наёмной армии.

Таким образом, Карфаген не только полностью восполнил потери Первой Пунической войны, но и приобрёл новые рынки сбыта, а серебряные рудники приносили такие огромные доходы, что политические противники Гамилькара Барки и Гасдрубала были абсолютно лишены возможности им противостоять. С Пиренейского полуострова Карфаген получал с каждым годом всё больше и больше доходов.

Действия Барки вызвали естественное беспокойство греческих колоний на Пиренейском полуострове. Они осознали угрозу своей самостоятельности и попросили помощи у Рима, который получил долгожданный предлог вмешаться в испанские дела.

В 221 году до н. э. Гасдрубала вероломно убил в Новом Карфагене иберо-варвар, и тогда руководство над войском перешло в руки Гамилькарова сына — Ганнибала. Он был ещё молодым человеком, всего 26 или 29 лет, но получил значительный военный опыт под руководством отца и шурина.

Испания как повод к Второй Пунической войне

Владычество карфагенян в Испании было прочно установлено, и южная часть Пиренейского полуострова казалась крепким плацдармом для наступления на Рим. Ганнибал обзавёлся уже традиционными для Баркидов прочными связями с иберийским миром: он был женат на иберийке из союзного Карфагену города Кастулон.

Рим с большим недовольством следил за ростом карфагенского владычества в Испании, поскольку возрождалась сила, могущая подорвать его власть на море, добытую тяжёлыми трудами. В последующей своей экспансии войска Карфагена могли легко перейти через Пиренеи и дойти до Альп. Поэтому римляне начали считать заальпийскую Галлию и даже Пиренеи своими сферами влияния и в 226 году до н. э. поставили Гасдрубалу условие, чтобы карфагенские войска не переходили реку Ибер. Но это означало, что территории юго-западнее Ибера, то есть большая часть Испании, признавалась за карфагенянами.

Позже Рим нашёл возможность вмешаться и в южную часть Пиренейского полуострова. Небольшой иберийский город Сагунт решил отойти под римское владычество перед угрозой нападения карфагенян. Сенат сначала колебался, но позже, в 220 году до н. э., решил принять Сагунт под протекторат Рима, чтобы иметь возможность контроля над Испанией.

Ганнибал действовал так, словно война с Римом уже неизбежна, и не скрывал своего желания напасть на союзный римлянам Сагунт и тем самым втянуть Рим в прямой конфликт, однако старался представить атаку на Сагунт как естественное развитие событий. С этой целью он покорил ряд испанских племён, живших на границе северных территорий Карфагена, и вышел непосредственно к границам Сагунта.

Римляне направили к Ганнибалу специальное посольство, предлагая воздержаться от нападения на Сагунт. Несмотря на то, что Сагунт был римским союзником, Ганнибал мог рассчитывать на бездействие Рима, который в это время был занят борьбой с галлами и иллирийскими пиратами. Спровоцировав столкновения между Сагунтом и иберийскими племенами, находящимися под властью пунийцев, он вмешался в конфликт и под незначительным предлогом объявил войну. После довольно тяжёлой семимесячной осады город был взят, а Рим и так и не решился оказать Сагунту военной помощи, и лишь посольство, посланное в Карфаген уже после взятия города, прямо объявило о начале войны.

Начало борьбы Рима и Карфагена в Испании

С началом Второй Пунической войны Рим сразу же выбрал Испанию в качестве объекта давления на Карфаген. В самом начале войны консул Публий Корнелий Сципион послал туда своего брата Гнея с 60 кораблями. В битве осенью 218 года до н. н. э. на северо-востоке Испании, к югу от греческого города Тарракон, римская армия под командованием Гнея Корнелия Сципиона, имея двукратное преимущество, одолела карфагенское войско, возглавляемое Ганноном. Благодаря этому сражению римляне получили контроль над территорией Испании к северу от реки Ибер, завоёванной карфагенянами летом того же года. Гасдрубал, брат Ганнибала, выступил против римлян со своими полками, но в бою при Ибере в 216 году до н. э. оба Сципиона победили его.

В Испании карфагеняне потерпели ряд поражений. Весной 217 года до н. э. у устья Ибера карфагенский флот из примерно 40 квинквирем под командованием Гимилькона встретился с римской эскадрой количеством 55 кораблей во главе с Гнеем Корнелием Сципионом. Карфагеняне потерпели сокрушительное поражение, потеряв 29 кораблей и окончательно отдав римлянам контроль над испанскими прибрежными водами. В сухопутных сражениях потери карфагенян составили 15 000 убитыми и 4000 пленными, тогда как к римлянам поступили подкрепления в размере 8000 воинов и 30 кораблей.

В 214 году до н. э. в Испании пунийцы потерпели ещё два поражения, стоившие им до 12 000 убитыми, 3000 пленными и 39 слонов. Таким образом, после целого ряда поражений господство на Пиренейском полуострове постепенно стало переходить к Риму. Позднее римляне укрепили свои силы иберийскими наёмниками и двинулись дальше на юг, чтобы окончательно уничтожить Гасдрубала. Но римляне неосторожно зашли слишком далеко, и молодой нумидийский князь Массинисса с карфагенской конницей разгромил их легионы. Оба Сципиона погибли в бою.

Покорение Испании Сципионом Африканским

Хотя поражение было чрезвычайно тяжёлым, Рим всё же решил продолжить войну. В 209 году до н. э. новым полководцем был назначен Публий Корнелий Сципион — сын погибшего консула. Ему было только 26 лет, и хотя он не занимал ещё никаких высших должностей, уже отметился как талантливый офицер в боях при Тицине и под Каннами. Полководцем избрало его народное собрание. Он нравился массам своей молодостью, образованием, энергией, публичными делами и уверенностью в себе.

Сципион заново организовал в Испании римские легионы и, чтобы поднять их дух, сразу начал поход на столицу карфагенской испанской империи — Новый Карфаген. Карфагеняне совершенно не ждали никакой опасности и не держали здесь большого войска. При недолгой осаде Сципион взял город в 209 году до н. э. и захватил огромные военные и торговые ресурсы. Теперь он получил заложников различных иберийских племён, которых здесь держали карфагеняне. Через них он сумел переманить на сторону Рима различные местные народы и тем самым могущество Карфагена. В следующем 208 году до н. э. он разгромил Гасдрубала в бою под Бекулой у Гвадалквивира. В этом бою он следовал тактике Ганнибала: атаковал вражеское войско с флангов сильными полками пехоты.

У Сципиона всё же не получилось помешать Гасдрубалу повести войско на помощь своему брату. Ганнибал возлагал все надежды на победу в войне с Гасдрубалом, который вывел из Испании сильные подкрепления. Легко перейдя через Альпы, он в следующем 208 году до н. э. вошёл в Италию. Однако консул Нерон разбил его на реке Метавр, сам Гасдрубал был убит в бою. Его отрубленную голову римский всадник забросил в лагерь к Ганнибалу. После этого у Ганнибала уже не хватало возможностей на ведение активных боевых действий, и его незначительные успехи уже не могли решить исхода войны.

Конец карфагенского господства в Испании

Тем временем Сципион продолжил завоевание карфагенских владений в Испании. В 206 году до н. э. Магон, младший брат Ганнибала, потерпел поражение и был вынужден отдать Риму весь Пиренейский полуостров. Практически все иберийские племена перешли к римлянам, и финикийским городам, оставленным без защиты, ничего не оставалось, как подчиниться Сципиону.

По условиям мира после поражения при Заме в 202 году до н. э. Карфаген отдавал Испанию римлянам. Так закончилась короткая история Карфагенской Испании.

Примечания

  1. Первоначально осада Гелики складывалась благоприятно для пунийцев, и их командующий решил отправить большую часть своей армии и слонов зимовать на основную базу пунийцев — Акра Левка. Но в этот момент вождь племени ориссиев, связанный, как казалось, дружескими отношениями с Гамилькаром, неожиданно пришёл на помощь Гелике, и пунийцы, не выдержав его удара, бежали. Возникла непосредственная опасность для сыновей Гамилькара (в том числе будущего знаменитого полководца Ганнибала), находившихся в боевых порядках, и, для того чтобы её ликвидировать, Гамилькар принял основной удар на себя — преследуемый противниками, он утонул в реке, а дети тем временем были доставлены в Акра Левка.
  2. Тит Ливий. История от основания города, XXI, 2.

Литература

Ссылки

www.zirozebar.com


Смотрите также