Каталония решила, как будет жить после отделения от Испании. Отделение каталонии от испании


Что необходимо знать о референдуме в Каталонии - Международная панорама

В воскресенье, 1 октября 2017 года, краевые власти автономного сообщества Каталония провели референдум об отделении от Испании. За это проголосовали 90% каталонцев, но центральные власти в Мадриде плебисцит не признали. ТАСС объясняет, почему Каталония хочет отделиться, как проводилась подготовка к референдуму и каковы будут его последствия.

Каталония — один из самых благополучных районов Испании

ВВП у этой испанской автономной области больше, чем у всей Португалии. Каталония обладает развитой экономикой и отличается одним из самых высоких индексов социально-экономического развития в Испании. Сторонники отделения традиционно считают, что Каталония "кормит Испанию", в частности, ее наиболее отсталые регионы — Андалусию, Валенсию, Мурсию.

Испанский финансово-экономический кризис 2007–2015 годов обострил отношения между Каталонией и центральным правительством в Мадриде. Работники барселонского Департамента экономики подсчитали, что Каталония как субъект королевства подвергается бюджетной дискриминации: в 2010 году каталонцы внесли в бюджет Испании налогов на суммы в размере 118,5% к общенациональному уровню, но при этом получили субсидий на сумму, которая составляла 98,9% от среднего по стране уровня.

После этого разоблачения число сторонников отделения Каталонии от Испании впервые за всю историю автономии превысило планку в 50% от всего электората. Согласно сентябрьскому опросу общественного мнения, проведенному социологической службой SocioMétrica для интернет-издания El Español, за независимость выступало 50,1% каталонцев, против — 45,7%.

Каталонская проблема имеет глубокие исторические корни

Историческая Каталония (современные автономная область в Испании и департамент Восточные Пиренеи во Франции) до 987 года находилась под властью французских королей, в Средние века входила в состав Арагонского королевства. С 1359 года она имела свой парламент и органы управления, однако постепенно утратила эти привилегии. В 1700 году Каталония потеряла северные земли (они отошли Франции), а в 1714 году, по завершении войны за испанское наследство, на правах провинции вошла в состав Испании.

В этом конфликте Каталония поддерживала кандидатуру Карла Австрийского, но к власти пришел его конкурент — король Филипп V из династии Бурбонов. Он отменил старые законы Каталонии, запретил использование каталанского языка в администрации, университетах, и церкви, а в качестве администраторов поставил кастильцев. Годовщина падения Барселоны в той войне, 11 сентября 1714 года, до сих пор отмечается как Национальный день Каталонии.

В 1871 году каталонцы предприняли попытку отделиться от королевства, но после переговоров остались в его составе. В XIX и ХХ веках Каталония пережила гонения на каталанский язык, культуру и политические институты (особенно во время диктатур Примо де Риверы и Франко). Последний человек, провозгласивший независимое каталонское государство (Каталонское государство в рамках Испанской республики) 6 октября 1934 года, — президент Луис Компанис — был расстрелян франкистами.

Однако борьба за независимость продолжалась. В 1979 году каталонцы добились автономии и официального статуса каталанского языка, что было закреплено в Уставе Каталонии. В 2006 году парламент региона принял новый Устав, расширявший права каталонцев и признававший их отдельной нацией. Документ был одобрен каталонским и испанским парламентами, а затем референдумом в Каталонии. Однако действие Устава было заморожено в связи с иском в Конституционный суд (КС), который подала Народная партия Каталонии (PPC, филиал правящей партии Испании Partido Popular). В 2010 году суд постановил, что единственной государствообразующей нацией, признаваемой конституцией, является испанская.

Предыдущие попытки провести референдум заканчивались ничем

В 2009–2010 годах в области была проведена серия неофициальных консультативных референдумов, в ходе которых 90% участников высказались за независимость. 23 января 2013 года парламент Каталонии принял декларацию, в которой область провозглашалась "суверенным политическим и правовым субъектом Испании", и объявил о проведении референдума по его будущему статусу.

Однако в марте 2014 года КС признал решение каталонского парламента противоречащим конституции. Согласно решению суда, "автономная область не имеет права в одностороннем порядке созывать референдум, позволяющий решать вопрос о принадлежности к Испании". Единственной возможностью достижения суверенитета является внесение в конституцию изменений, которые должны получить одобрение большинства граждан Испании.

27 сентября 2015 года в Каталонии прошли парламентские выборы, победу на которых одержала коалиция "Вместе "за" (JxSí), выступающая за отделение. 27 октября 2015 года эта коалиция и партия "Кандидаты за народное единство" (CUP), имеющие в парламенте большинство, согласовали проект резолюции, объявляющий "начало процесса создания независимого государства Каталония в виде республики". 6 октября 2016 года парламент Каталонии сумел одобрить резолюцию о проведении до сентября текущего года референдума о выходе из состава Испании.

Правительство Испании сразу же обратилось в КС, который впоследствии аннулировал действие документа. Несмотря на это, каталонские власти продолжили настаивать на своем и утверждать, что решение КС не помешает провести плебисцит.

Нынешний референдум незаконен с точки зрения Мадрида

Испания — унитарное государство, чья конституция не предполагает самоопределения регионов. Аргумент сторонников независимости заключается в том, что международное право (в частности, право наций на самоопределение) имеет примат над национальным, согласно нормам, которые принимает и сама Испания. Один из аргументов Мадрида отсылает к закону, в котором говорится, что носителем суверенитета является испанский народ. Иными словами, одна часть населения королевства, то есть каталонцы, не могут решать судьбу всей страны.

В распоряжении Мадрида имеется целый ряд законных инструментов, чтобы не признавать плебисцит. В частности, в конституции Испании существует 155-я статья, в которой говорится о том, что, "если автономное сообщество не выполняет обязательства, которые налагает конституция и другие законы, или его действия представляют серьезную угрозу общим интересам Испании", то правительство, получив одобрение абсолютного большинства в Сенате, "может принять необходимые меры, чтобы заставить" данный регион выполнить свои обязательства. Проще говоря, 155-я статья приостанавливает действие автономии и переводит все органы региональной администрации в центральное подчинение. За 39 лет испанской конституции эта мера не была применена ни разу.

Не побоявшись действий Мадрида, 6 сентября каталонский парламент одобрил "Закон о референдуме о самоопределении Каталонии": 72 парламентария проголосовали за, 60 — против, трое воздержались. В тот же день его подписал председатель Женералитета (правительства) Каталонии Карлес Пучдемон. Документ был фактически навязан сторонниками независимости из JxSí и их союзниками из CUP — благодаря им в регламент работы парламента внесли поправки, позволяющие принять закон в одном чтении без дебатов, в обход прежней процедуры. Эта поправка в регламент уже приостановлена КС.

Председатель правительства Испании Мариано Рахой раскритиковал действия сепаратистов и заявил, что референдума о независимости Каталонии не будет. "Это акт бесчестного неповиновения нашим демократическим институтам, которые правительство должно защищать, — отметил премьер. — Мы все обязаны соблюдать решения Конституционного суда".

Премьера поддержал король Филипп VI, который в середине сентября впервые высказался на тему каталонского кризиса. "Конституция восторжествует над теми, кто пытается нарушить мирное сосуществование граждан", — заявил монарх.

Процедура подготовки к референдуму не была прозрачной

Неизвестно, как были составлены избирательные списки, — они находятся в ведении Мадрида, у властей Каталонии к ним доступа нет. Сторонники независимости объявили о завершении регистрации для голосования 30 марта, однако оставили в секрете, каким образом они получили списки избирателей. Это может быть расценено как нарушение закона.

Остается тайной, за чей счет финансируется референдум. Для голосования власти Каталонии закупили более 6 тыс. урн, но умолчали, на какие средства и кем была осуществлена закупка. Чтобы ни один евро не пошел на нелегальное финансирование референдума, испанское правительство взяло на себя основные выплаты, которые ранее находились в руках каталонского правительства, — речь идет о здравоохранении, образовании, социальных услугах и так далее. Мадрид также грозит перекрыть доступ Каталонии к Фонду ликвидности автономных сообществ (ФЛА), оставив краевые власти без денег на выплаты бюджетникам.

Из-за того что Мадрид объявил референдум вне закона, подготовка к нему превратилась для каталонских властей в игру "кошки-мышки" с испанскими правоохранителями. Согласно инструкциям Генеральной прокуратуры Испании, полицейские должны были конфисковать урны для голосования, избирательные бюллетени, агитационные материалы и инструкции для членов избирательных участков. Поэтому все это производилось и хранилось в секрете от правоохранителей, а те регулярно прочесывали типографии и предприятия, подозреваемые в сотрудничестве с сепаратистами. 20 сентября гражданская гвардия изъяла в ходе обысков 45 тыс. именных уведомлений, которые предназначались для отправки членам местных избиркомов в муниципалитеты Каталонии. В тот же день было арестовано 10 млн бюллетеней для референдума. 

К властям Каталонии также предъявляют ряд претензий, связанных непосредственно с процедурой проведения референдума:

• Согласно Венецианской комиссии (европейскому консультативному органу по конституционному праву), организацией плебисцита должен заниматься независимый и беспристрастный орган. Между тем избирком Каталонии включает в себя пять человек, каждый из которых напрямую связан со сторонниками отделения.

• Из 948 муниципалитетов Каталонии 700 согласились провести голосование, остальные — ответили отказом. Сепаратисты не располагают полной поддержкой муниципальных властей трех из четырех столиц провинций Каталонии: Барселоны, Лейды и Таррагоны (две последних полностью отказались предоставлять помещения для голосования). Там голосование прошло в помещениях, принадлежащих краевым властям, а не муниципалитетам.

• Закон о проведении плебисцита подразумевает присутствие международных наблюдателей. Но имена многих скрывали от публики.

Последствия референдума будут непредсказуемыми

Еще до референдума Мадрид начал "закручивать гайки". 20 сентября МВД Испании перевело на особый режим дежурства каталонских полицейских, а гражданская гвардия Испании после обысков в офисах нескольких департаментов правительства региона задержала 12 человек, среди которых — главы экономического и налогового ведомств Каталонии и сотрудники министерства телекоммуникаций, а также труда и социальных вопросов. В ответ в автономии и по всей стране прошла волна митингов в поддержку независимости.

В день референдума правоохранители свернули работу порядка 300 участков, при том что власти Каталонии обещали обеспечить функционирование около 2,3 тыс. участков в день референдума. Во многих местах появление полицейских и гвардейцев привело к стычкам с голосующими. В ряде случаев правоохранители для усмирения толпы были вынуждены прибегнуть к резиновым пулям и слезоточивому газу.

В результате этих инцидентов, по данным каталонских властей, разного рода повреждения получили 844 человека. В свою очередь, МВД Испании сообщило о ранении 13 сотрудников полиции и гражданской гвардии в ходе этих столкновений.

Каталонию теперь ожидают серьезные политические и экономические испытания. По оценке мадридского издания ABC, государственный долг региона может вырасти до €265 млрд — это 124% от ВВП (при этом заметная часть долга будет находиться в руках Испании). Отделение от Испании будет означать для Каталонии и выход из Евросоюза, а соответственно — из зоны евро. С другой стороны, будет нанесен удар по бюджету испанского государства, которому, вероятно, потребуется поддержка Евросоюза.

Не существует гарантий, что Каталония впоследствии станет членом ЕС. Согласно законодательству Евросоюза, вступление в сообщество должно быть одобрено единогласно всеми членами. Испания уже заявляла, что наложит вето. Другие государства могут поступить таким же образом, поскольку у них самих есть территориальные единицы с сепаратистскими притязаниями. Еще один фактор — получение признания иностранных государств и международных организаций, как ООН. Этого Каталония добиться не сможет.

В народе популярен еще один аргумент против отделения — ФК "Барселона" перестанет играть в испанской футбольной лиге. Это подтвердил президент лиги Хавьер Тебас: "Будущее "Барселоны" в том случае, если Каталония отделится, вызывает у меня обеспокоенность. Был удивлен высказываниями, согласно которым "Барселоне" разрешат выбирать, в какой лиге играть. Следует четко сказать, что дело обстоит иначе". По его словам, "в спорте нет варианта а-ля карт" — в случае отделения каталонские клубы не смогут играть в испанской лиге.

Артур Громов

tass.ru

«Для России отделение Каталонии от Испании является хорошим делом»

Главное, чтобы каталонцы не превратили Каталонию во вторую Украину, а в Кремле должны извлечь уроки из каталонского прецедента …

В воскресенье, 1 октября, в Каталонии состоялся референдум о независимости. Отделение каталонцев от Испании поддержали 90% проголосовавших на референдуме, сообщает РИА Новости со ссылкой на официального представителя женералитета автономного сообщества Жорди Турул.

«Девяносто процентов проголосовавших сказали "да" независимости Каталонии», - заявил чиновник, добавив, что всего в плебисците приняли участие 2,3 миллиона человек.

Идея независимости не нашла поддержки у 7,8% избирателей, 2% процента бюллетеней оказались пустыми, а 0,89% - испорченными.

Всего, по оценкам правительства Каталонии, в референдуме могли принять участие 5,3 миллиона избирателей.

Глава правительства автономного сообщества Карлес Пучдемон, в свою очередь, заявил, что граждане Каталонии добились права на суверенитет.

«Сегодня был день надежды, а граждане Каталонии выиграли свое право стать независимой страной, управляемой как республика. Выиграли своё право на суверенитет», - сказал политик.

При столкновениях с полицией в Каталонии в день проведения референдума пострадали более 800 человек. Об этом сообщило министерство здравоохранения автономии.

«В общей сложности 844 людям понадобилась медицинская помощь», - говорится в сообщении ведомства в Twitter.

Наблюдатели на референдуме о независимости Каталонии от Испании, который считают незаконным в Мадриде, отметили высокую явку, заявил глава делегации международных наблюдателей, бывший министр иностранных дел Словении Димитрий Рупель. При этом наблюдатели отметили сложности с обеспечением принципа тайны голосования. «Мы отметили сложности в обеспечении тайного голосования, потому что на многих участках не были установлены кабины», - рассказал Рупель.

Основатель Wikileaks Джулиан Ассанж заявил, что в ходе референдума испанские правоохранительные органы изъяли около 700 тысяч заполненных бюллетеней. «Порядка 700 тысяч заполненных бюллетеней были изъяты испанскими силами и не включены в подсчет голосов», - написал Ассанж в Twitter.

Премьер-министр Испании Мариано Рахой ранее заявил, что в Каталонии не было никакого референдума. «Сегодня не было референдума о самоопределении в Каталонии», - сказал глава правительства. Рахой призвал все политические силы подумать о будущем страны и отметил необходимость восстановления конституционного порядка.

По заявлению полиции, ей удалось взять под контроль большую часть из 2,3 тысячи участков, где должно было пройти голосование.

Ситуацию проанализировал в интервью «Русской народной линии» петербургский политолог, д.ф.н. Сергей Лебедев:

У меня двойственное отношение к референдуму в Каталонии. Единая и неделимая Испания неизменно вызывала симпатии. Испания является имперской многонациональной страной, напоминающей Россию. Российский народ занимает просторы Евразии, а испанцы земли Латинской Америки, превратив испанскую речь в мировой язык. Одновременно референдум в моей душе вызывает чувства злорадства. Предлагаю вспомнить, что Евросоюз так прямо и не высказался «за» или «против» референдума. В Брюсселе до сих пор не выработали единой позиции. Все прекрасно понимали, что пример Каталонии является замечательным прецедентом, который вновь вдохновит шотландцев. Когда проводился референдум по выходу Шотландии из состава Великобритании, то не было и речи о Брексите, дескать, мы и дальше готовы оставаться в Евросоюзе. В Европе сейчас бурлят множество самостийных течений. В чешской Моравии или на шведских Аландских островах, расположенных между Финляндией и Швецией.

Каталония является самодостаточным образованием. Напомню, что Каталония бурно развивалась еще в Средние века. Каталонцы могут с гордостью заявить, что Арагонское королевство, в которой Каталония являлась самоуправляемой частью, была средиземноморской державой вроде Сицилии или Южной Италии.

Как известно, испанцы задержались с индустриальной революцией до ХХ века, а каталонцы в этом процессе ушли далеко вперед - фабрики и заводы принадлежат каталонцам. Ныне все вспомнили, что Каталония дает 19% ВВП Испании. Но должен заметить, что каталонцы производят намного больший объем ВВП, потому что головные конторы многих каталонских предприятий находятся в Мадриде, формально входя в центральную Испанию. Население Каталонии (более 7 миллионов человек) превышает численность трех Прибалтийских республик (Латвия, Литва и Эстония). А по территории Каталония станет не самой маленькой европейской страной.

Но есть и особенности. Напомню, что советская Украина также могла считать себя самодостаточным государством, производя большой объем продукции. И куда испарилась вся украинская мощь?

Ныне каталоские лидеры вполне могут перейти к большим глупостям. И в этих оплошностях не стоит искать происки Мадрида. Трудно себе представить лучшей агитации за отделение Каталонии от Испании, чем избиение испанской полицией участников референдума за независимость. У меня возникла мысль, что официальный Мадрид специально пытался спровоцировать каталонцев на определенные ответные действия. В Шотландии поступили по мудрому: не мешали референдуму и по-джентельменски не провоцировали шотландцев и не давали сторонникам Британии почувствовать себя брошенными. Только ловкость рук - и никого мошенничества! Так замечательно подсчитали голоса, что пересчитать не представляется возможным! Британцы действовали более умудрено, чем испанцы, сохранив Шотландию в Соединенном Королевстве.

Напомню, что Каталония неоднократно провозглашала независимость. Еще в 30-ые годы ХХ века во времена знаменитой старой Испанской республики. Хотя среди каталонских политических деятелей той поры преобладали социалисты, коммунисты и анархо-синдикалисты. Каталония была как бы независимым государством в рамках Испанской республики. Каталонцы любят погружаться в дремучую древность, ведь любой национализм вспоминает своих предков. Каталонцы могут с гордостью заявить, что всего лишь несколько десятилетий пребывали под властью мавров. На Испанию оказывалось сильнейшее арабское влияние, поэтому в разговоре всегда можно встретить несколько заимствованных слов из арабского языка. А у каталонцев чистый язык, быть может, иногда проскальзывают атавизмы, заимствованные у кастильцев. Поэтому в Каталонии заявляют, что являются более европейским государством, чем Испания. Если по отношению к России говорят Евразия, то применительно к Испании - евроафрика, подчеркивая, что эта страна более смахивает на африканскую страну.

Каковы дальнейшие перспективы Каталонии? Несмотря на заявление главы правительства автономного сообщества Карлеса Пучдемона, что Каталония де-факто стала независимым государством, предстоят долгие и непростые переговоры. АТО (антитеррористическая операция) не состоится по той причине, что Мадрид не может бросить против каталонцев испанскую армию, если с трудом соскреб полицию со всей страны, наделавшей много глупостей и добившейся противоположного эффекта. Скорее всего, каталонцы пойдут на символические уступки - Каталония станет республикой, но признает над собою власть испанского короля. Каталонцы подчеркивают, что являются республиканцами, а нынешний король Филипп Шестой не имеет авторитета, который имел его отец Хуан Карлос. Поэтому позиция короля Испании, имеющего большие полномочия, согласно Конституции, привела к тому, что авторитет монархии ослаб, что пошло на пользу каталонским сепаратистам.

Будут вестись переговоры. Надеюсь, что официальному Мадриду хватит ума не устраивать антитеррористическую операцию. Однако напомню, что у истоков партии нынешнего премьера Рахоя стояла знаменитая испанская фаланга (Falange Española). Правда, они такие же франкисты, как и нынешняя КПРФ по сравнению с большевиками. Но важен сам прецедент. Каталония станет независимой, хотя пойдет на определенные уступки Мадриду в рамках Евросоюза. Пример Каталонии вдохновит остальные сепаратистские движения, которые и так пребывают на коне.

Но самое приятное, как бы цинично ни звучало, для ДНР и ЛНР, Приднестровья и Абхазии как можно быстрее признать независимость Каталонии. Каталонский прецедент повлияет не только на европейских сепаратистов, но и придаст чувство уверенности вышеназванным самопровозглашенным государствам. Мне жаль единую и неделимую Испанию, но для России отделение Каталонии от Испании является хорошим делом.

Но главное, чтобы каталонцы не превратили Каталонию во вторую Украину, а в Кремле извлекли все возможности благодаря каталонскому прецеденту распада государства - одного из столпов Евросоюза.

За день до референдума глава Европарламента заявлял, что каталонский плебисцит противоречит европейским законам. Но как только стало понятно, что в Каталонии произошла настоящая революция, ЕС начал говорить о законности референдума. Это свидетельствует о том, что в Европарламенте не определились с референдумом в Каталонии. Нельзя забывать, что множество региональных депутатов Европарламента могут поддержать независимость Каталонии.

Большие государства не очень годятся для европейской конфедерации, поэтому в Брюсселе спокойно отнеслись к выбору каталонцев. Если бы Европе грозила опасность, то в Европарламенте предприняли бы все усилия, чтобы референдум в Каталонии не состоялся. Нынешняя Испания - декадентская европейская страна с легализацией наркотиков и содомитских парадов. Но это страна с сильным национальным самосознанием, Испания не годится для ЕС. Поэтому в Европарламенте решили: пусть распадается Испания. Ну и черт с ней.

ruskline.ru

Каталония решила, как будет жить после отделения от Испании

Несмотря на все протесты испанского правительства, Каталония уверенно идет к референдуму о независимости: сепаратистские партии представили законопроект, в котором расписаны все первые шаги независимой Каталонии. Движение к расколу страны не смог замедлить даже теракт в Барселоне, напротив, он только увеличил антагонизм. Остается силовой вариант, но пойдет ли на него Мадрид?

Референдум об отделении Каталонии от Испании назначен на 1 октября. «У нас будут урны, у нас будут бюллетени, у нас будет список избирателей, но у нас не будет ни одного каталонца, который не знал бы, о чем этот референдум и зачем он нужен», - заявил в интервью изданию Politico президент мятежного региона Карлес Пучдемон.

Помимо харизматичного Пучдемона, жизнь положившего на борьбу за независимость своей малой родины от испанской короны, у каталонцев уже есть практически все, что нужно для функционирования независимого государства. Парламент провозгласил Каталонию республикой и подготовил текст будущей конституции. В попытке самостоятельно вести внешнюю политику каталонцы создали собственный департамент иностранных дел. А чтобы облегчить прохождение новых законов в переходный период, парламент изменил свой регламент.

Все эти акции шли при полной поддержке широких народных масс и местных звезд. Последний митинг за независимость Каталонии собрал сотни тысяч человек, а манифест в поддержку референдума зачитал на нем сам Хосеп Гвардиола - икона каталонского футбола и бывший тренер «Барселоны».

На сегодняшний день парламент Каталонии полностью контролируется просепаратистскими партиями «Вместе за «Да» и «Кандидатура народного единства». В понедельник они практически завершили подготовку к отделению от Испании, представив законопроект о полугодовом переходном периоде в регионе после обретения им независимости.

Это подробный алгоритм действий для всех государственных институтов свободной республики Каталония.

Если граждане проголосуют на референдуме за отделение от Испании, в течение 48 часов будет провозглашена независимость Каталонии. В шестимесячный период после референдума планируется распустить местный парламент и провести новые выборы. Уже после этого будет принята конституция республики. У каталонцев появятся своя армия, верховный суд, центробанк.

По хитроумному замыслу авторов проекта, выйдя из состава Испании, Каталония все-таки останется в составе ЕС. Однако есть обоснованные сомнения, что страны, настрадавшиеся от собственных сепаратистов: Италия, Бельгия, Франция - воспримут это стремление благосклонно. При этом официальный ответ Брюсселя уже известен - это заявление Еврокомиссии о том, что в случае выхода из состава Испании Каталония не сможет остаться членом ЕС, придется вступать в ЕС заново. Но сепаратистов, похоже, это не смущает.

Разумеется, Мадрид борется с каталонскими мятежниками. Конституция предоставляет правительству Мариано Рахоя довольно большие возможности. К примеру, используются юридические рычаги: Конституционный суд Испании регулярно запрещает каталонские инициативы. Так, он постановил переименовать департамент иностранных дел и, приняв к рассмотрению иск испанского правительства, фактически остановил реформирование парламентского регламента. Рассчитывая на лояльность КС, Рахой планирует обжаловать в нем и сам каталонский законопроект о референдуме.

В ход идет и административный ресурс. Мэры каталонских городов получают предупреждения об огромных штрафах, которые грозят им за организацию голосования 1 октября. Директорам школ запрещается предоставлять здания под избирательные участки. Взяты под особый контроль расходы бюджета. Мадриду уже удалось сорвать тендер на закупку избирательных урн - сепаратисты хотели заплатить за них из государственных средств.

Премьер-министр Мариано Рахой регулярно клеймит «беззаконный» референдум о независимости и клянется не допустить его проведения. Ему вторят влиятельнейшие газеты El Pais и El Mundo. И все-таки не покидает ощущение, что испанский истеблишмент не в силах помешать каталонцам сделать свой выбор. Как бы ни неистовствовал Мадрид, свободолюбивый регион планомерно осуществляет свою дорожную карту по обретению независимости.

Шансом на некоторое перемирие между центром и сепаратистами мог стать страшный теракт в Барселоне, произошедший 17 августа. Однако даже его враждующие стороны использовали, чтобы подчеркнуть свою непримиримость.

Премьер-министр Рахой назвал теракт «болью испанского народа», ни разу не упомянув в своей речи каталонцев. В свою очередь Карлес Пучдемон ни разу не упомянул испанцев, зато несколько раз назвал Каталонию «страной». Испанское правительство отметило достижения испанских спецслужб. Каталонское правительство заявило, что всю основную работу по борьбе с террористами выполнили местные полицейские. Министр внутренних дел Испании сказал, что террористическая ячейка полностью разгромлена. Руководитель каталонской полиции возразил, что расследование ведут его подчиненные - и только они будут решать, когда можно будет подводить итоги.

На следующий же день после теракта El Pais и El Mundo вышли с передовицами, в которых призывали каталонцев остановить сецессию. В ответ Пучдемон выступил на радио, назвав «жалкими» попытки Мадрида связать борьбу за независимость с терактом.

Дабы выразить свои соболезнования, в Барселону специально прилетели министры иностранных дел Франции и Германии. Каталонские власти моментально подали это событие как установление международных связей независимой Каталонией.

Так трагическая смерть людей еще больше разделила страну. Каталонский министр внутренних дел в своем телевыступлении отдельно перечислял «испанских граждан» и «каталонских граждан», погибших на бульваре Рамбла.

На сегодняшний день подавляющее большинство каталонцев (от 70 до 80% по разным опросам) поддерживают проведение референдума с вопросом «Хотите ли вы, чтобы Каталония стала независимым государством с республиканской формой правления?» Но ответить «да» собираются не все из них. Разница между сепаратистами и юнионистами, согласно опросам, колеблется на уровне статистической погрешности: по предварительным оценкам, 47% проголосуют за независимость, 44,4% - за единство с Испанией.

В запасе у Мадрида есть и силовые варианты. Теоретически правительство могло бы применить 155-ю статью конституции, в которой говорится, что, «если автономное сообщество не выполняет обязательства, которые налагают конституция и другие законы», и своими действиями угрожает интересам Испании, правительство при получении абсолютного большинства в сенате может заставить регион выполнить свои обязательства «необходимыми мерами».

На практике это означает введение армии в мятежный регион, что выглядит в наше время чем-то немыслимым.

Военное положение, репрессии против мирных жителей, танки на улицах - на такую потерю лица испанское правительство вряд ли пойдет. В Каталонии это прекрасно понимают.

Два года назад министр обороны Испании Педро Моренес неосторожно высказался о том, что армия не будет вмешиваться в события в Каталонии «до тех пор, пока все исполняют свой долг». Один из лидеров сепаратистов Антони Мас отреагировал на эту реплику с энтузиазмом: «Пусть вводят танки, я пойду прямо на них. Я ничего не боюсь, мне 60, и я успел много чего сделать».

Силовыми методами проблему каталонского сепаратизма смог решить в свое время генерал Франсиско Франко. Поколения каталонцев хранят память о репрессиях, накрывших их родину по окончании гражданской войны. Президент Каталонии Льюис Кумпаньш был расстрелян в барселонской крепости Монтжуик, все госучреждения автономии закрыты, каталанский язык оказался под запретом. Местные националисты отправились в тюрьмы и лагеря вместе с местными коммунистами.

Подавить каталонцев военными средствами сегодня означает объявить себя наследниками фашистского режима. В стране, где потомки франкистов и коммунистов до сих пор тихо ненавидят друг друга, это чревато полномасштабным гражданским конфликтом.

Так что Мадрид будет протестовать до последнего, но вряд ли решится на серьезные меры. А каталонцы уже 1 октября так или иначе оправятся на референдум. Им предстоит решать, превратится ли автономная область Каталония в Каталонскую республику.

 

 

Источник

ruskline.ru

Каталония решила, как будет жить после отделения от Испании: veritas4

Несмотря на все протесты испанского правительства, Каталония уверенно идет к референдуму о независимости: сепаратистские партии представили законопроект, в котором расписаны все первые шаги независимой Каталонии. Движение к расколу страны не смог замедлить даже теракт в Барселоне, напротив, он только увеличил антагонизм. Остается силовой вариант, но пойдет ли на него Мадрид?

Референдум об отделении Каталонии от Испании назначен на 1 октября. «У нас будут урны, у нас будут бюллетени, у нас будет список избирателей, но у нас не будет ни одного каталонца, который не знал бы, о чем этот референдум и зачем он нужен», – заявил в интервью изданию Politico президент мятежного региона Карлес Пучдемон.

Помимо харизматичного Пучдемона, жизнь положившего на борьбу за независимость своей малой родины от испанской короны, у каталонцев уже есть практически все, что нужно для функционирования независимого государства. Парламент провозгласил Каталонию республикой и подготовил текст будущей конституции. В попытке самостоятельно вести внешнюю политику каталонцы создали собственный департамент иностранных дел. А чтобы облегчить прохождение новых законов в переходный период, парламент изменил свой регламент.

Все эти акции шли при полной поддержке широких народных масс и местных звезд. Последний митинг за независимость Каталонии собрал сотни тысяч человек, а манифест в поддержку референдума зачитал на нем сам Хосеп Гвардиола – икона каталонского футбола и бывший тренер «Барселоны».

На сегодняшний день парламент Каталонии полностью контролируется просепаратистскими партиями «Вместе за «Да» и «Кандидатура народного единства». В понедельник они практически завершили подготовку к отделению от Испании, представив законопроект о полугодовом переходном периоде в регионе после обретения им независимости.

Это подробный алгоритм действий для всех государственных институтов свободной республики Каталония.

Если граждане проголосуют на референдуме за отделение от Испании, в течение 48 часов будет провозглашена независимость Каталонии. В шестимесячный период после референдума планируется распустить местный парламент и провести новые выборы. Уже после этого будет принята конституция республики. У каталонцев появятся своя армия, верховный суд, центробанк.

По хитроумному замыслу авторов проекта, выйдя из состава Испании, Каталония все-таки останется в составе ЕС. Однако есть обоснованные сомнения, что страны, настрадавшиеся от собственных сепаратистов: Италия, Бельгия, Франция – воспримут это стремление благосклонно. При этом официальный ответ Брюсселя уже известен – это заявление Еврокомиссии о том, что в случае выхода из состава Испании Каталония не сможет остаться членом ЕС, придется вступать в ЕС заново. Но сепаратистов, похоже, это не смущает.

Разумеется, Мадрид борется с каталонскими мятежниками. Конституция предоставляет правительству Мариано Рахоя довольно большие возможности. К примеру, используются юридические рычаги: Конституционный суд Испании регулярно запрещает каталонские инициативы. Так, он постановил переименовать департамент иностранных дел и, приняв к рассмотрению иск испанского правительства, фактически остановил реформирование парламентского регламента. Рассчитывая на лояльность КС, Рахой планирует обжаловать в нем и сам каталонский законопроект о референдуме.

В ход идет и административный ресурс. Мэры каталонских городов получают предупреждения об огромных штрафах, которые грозят им за организацию голосования 1 октября. Директорам школ запрещается предоставлять здания под избирательные участки. Взяты под особый контроль расходы бюджета. Мадриду уже удалось сорвать тендер на закупку избирательных урн – сепаратисты хотели заплатить за них из государственных средств.

Премьер-министр Мариано Рахой регулярно клеймит «беззаконный» референдум о независимости и клянется не допустить его проведения. Ему вторят влиятельнейшие газеты El Pais и El Mundo. И все-таки не покидает ощущение, что испанский истеблишмент не в силах помешать каталонцам сделать свой выбор. Как бы ни неистовствовал Мадрид, свободолюбивый регион планомерно осуществляет свою дорожную карту по обретению независимости.

Шансом на некоторое перемирие между центром и сепаратистами мог стать страшный теракт в Барселоне, произошедший 17 августа. Однако даже его враждующие стороны использовали, чтобы подчеркнуть свою непримиримость.

Премьер-министр Рахой назвал теракт «болью испанского народа», ни разу не упомянув в своей речи каталонцев. В свою очередь Карлес Пучдемон ни разу не упомянул испанцев, зато несколько раз назвал Каталонию «страной». Испанское правительство отметило достижения испанских спецслужб. Каталонское правительство заявило, что всю основную работу по борьбе с террористами выполнили местные полицейские. Министр внутренних дел Испании сказал, что террористическая ячейка полностью разгромлена. Руководитель каталонской полиции возразил, что расследование ведут его подчиненные – и только они будут решать, когда можно будет подводить итоги.

На следующий же день после теракта El Pais и El Mundo вышли с передовицами, в которых призывали каталонцев остановить сецессию. В ответ Пучдемон выступил на радио, назвав «жалкими» попытки Мадрида связать борьбу за независимость с терактом.

Дабы выразить свои соболезнования, в Барселону специально прилетели министры иностранных дел Франции и Германии. Каталонские власти моментально подали это событие как установление международных связей независимой Каталонией.

Так трагическая смерть людей еще больше разделила страну. Каталонский министр внутренних дел в своем телевыступлении отдельно перечислял «испанских граждан» и «каталонских граждан», погибших на бульваре Рамбла.

На сегодняшний день подавляющее большинство каталонцев (от 70 до 80% по разным опросам) поддерживают проведение референдума с вопросом «Хотите ли вы, чтобы Каталония стала независимым государством с республиканской формой правления?» Но ответить «да» собираются не все из них. Разница между сепаратистами и юнионистами, согласно опросам, колеблется на уровне статистической погрешности: по предварительным оценкам, 47% проголосуют за независимость, 44,4% – за единство с Испанией.

В запасе у Мадрида есть и силовые варианты. Теоретически правительство могло бы применить 155-ю статью конституции, в которой говорится, что, «если автономное сообщество не выполняет обязательства, которые налагают конституция и другие законы», и своими действиями угрожает интересам Испании, правительство при получении абсолютного большинства в сенате может заставить регион выполнить свои обязательства «необходимыми мерами».

На практике это означает введение армии в мятежный регион, что выглядит в наше время чем-то немыслимым.

Военное положение, репрессии против мирных жителей, танки на улицах – на такую потерю лица испанское правительство вряд ли пойдет. В Каталонии это прекрасно понимают.

Два года назад министр обороны Испании Педро Моренес неосторожно высказался о том, что армия не будет вмешиваться в события в Каталонии «до тех пор, пока все исполняют свой долг». Один из лидеров сепаратистов Антони Мас отреагировал на эту реплику с энтузиазмом: «Пусть вводят танки, я пойду прямо на них. Я ничего не боюсь, мне 60, и я успел много чего сделать».

Силовыми методами проблему каталонского сепаратизма смог решить в свое время генерал Франсиско Франко. Поколения каталонцев хранят память о репрессиях, накрывших их родину по окончании гражданской войны. Президент Каталонии Льюис Кумпаньш был расстрелян в барселонской крепости Монтжуик, все госучреждения автономии закрыты, каталанский язык оказался под запретом. Местные националисты отправились в тюрьмы и лагеря вместе с местными коммунистами.

Подавить каталонцев военными средствами сегодня означает объявить себя наследниками фашистского режима. В стране, где потомки франкистов и коммунистов до сих пор тихо ненавидят друг друга, это чревато полномасштабным гражданским конфликтом.

Так что Мадрид будет протестовать до последнего, но вряд ли решится на серьезные меры. А каталонцы уже 1 октября так или иначе оправятся на референдум. Им предстоит решать, превратится ли автономная область Каталония в Каталонскую республику.

https://vz.ru/world/2017/8/29/884672.html

veritas4.livejournal.com

Каталония: сепаратизм или право на самоопределение? | Мнение | Общество

Каталония провела референдум, решавший вопрос отделения от Испании. Официальный Мадрид воспринял «очередной подход» каталонцев к независимости отрицательно. Откуда же растёт традиция каталонского сепаратизма? Или это вовсе не сепаратизм, а законное право нации на самоопределение?

При внимательном рассмотрении оказывается, что Каталония — это не вполне Испания, а каталонцы — это не вполне испанцы. Даже каталанский язык ближе к французскому, нежели к испанскому.

История началась в Средние века.

В V веке на территорию Пиренеев вторглись вестготы, которые основали несколько королевств. Одним из них была Каталония с центром в городе Барсино, будущей Барселоне. В 720 году территорию захватили арабы, сокрушившие вестготские государства на полуострове. С этой поры началась долгая эпоха Реконкисты: обратного завоевания Испании. К концу VIII века франки Карла Великого выбили арабов из Каталонии, основав там Испанскую марку (пограничное графство).

Испанская марка оказалась вассалом империи франков, а затем — королевства Франция. После недолгого возвращения арабов в 985 году марка смогла освободиться без помощи извне всего за три года. После чего граф Боррель II объявил об отказе от вассальной зависимости французскому королю Гуго Капету. Отсюда берёт отсчёт история независимости Каталонии. Произошло это в 988 году: в год Крещения Руси.

Кортс-Каталанас, каталонский парламент, один из первых в Европе (миниатюра, середина XV в)

Необходимость противостоять могущественным арабским соседям заставила Каталонию пойти на сближение с королевством Арагон уже к XII веку. Именно тогда в источниках появляется сам топоним Каталония. Вскоре в результате династического брака графа Рамона Беренгера IV и Петронилы Арагонской (1137 г.) оба государства слились в одно, сохранив, впрочем, самоуправление. С 1150 года граф Барселонский Рамон стал называться королём Арагона. Тогда же в Каталонии образовался первый в Европе парламент: каталонские кортесы.

В 1469 году другой важный династический союз сковал Кастилию и Арагон вместе. Брак Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского положил начало территориальному объединению Испании, а победоносное завершение Реконкисты в 1492 году освятило этот процесс.

К XVI столетию приграничная Каталония становится одним из важных экономических составляющих королевства. Желая подчинить её и максимально привязать к себе, король Филипп II Габсбург начал систематическое наступление на автономные права каталонцев, каковое продолжилось и при его преемниках. Результатом стало активное противодействие местной знати и населения.

После «холодной» фазы противостояния во второй половине XVI века к середине следующего столетия началась фаза «горячая». Восстания крестьян, попытки блокироваться с Францией в ходе Тридцатилетней войны закончились в 1659 году, когда по условиям Пиренейского договора Франция аннексировала северные земли Каталонии по линии Руссильон — Конфлан — Капсир, а в Барселону вошли испанские войска.

После смерти Карла II (1701) — последнего Габсбурга на испанском престоле — началась Война за испанское наследство. Для Каталонии началась эпоха бедствий. В 1705 году Барселону захватила армия Карла IV Австрийского. В 1714 году новый претендент на испанский престол — Филипп V Бурбон — при поддержке французских войск отбил город.

Каталонские кортесы были распущены, язык запрещён для делопроизводства и преподавания, закрыты университеты.

XIX век начался для Испании под знаком наполеоновских войн. Каталония входила в состав Французской империи до 1814 года. В 1833-1839 гг. Каталония оказалась втянута в гражданскую войну (Первая карлистская война), а в 1868 году — в Сентябрьскую революцию.

Уже в XVIII веке Каталония была местом начала испанской индустриализации, в последней трети XIX этот процесс обрёл широкие масштабы. Массовое распространение промышленных предприятий сформировало классы буржуазии и пролетариата, ощущавшие национальную идентичность, отличие от остальной Испании.

Центробежные тенденции усиливались на фоне явного отставания остальной территории государства в экономическом плане. В 1871 году начались переговоры об автономии и возможном отделении Каталонии. 1874 год стал годом реставрации монархии Бурбонов на испанском троне, а также ознаменовался последовательной реакцией: наступлением на национальные права регионов, ущемлением интересов рабочего класса (основной части населения Каталонии). Именно тогда кристаллизуется понятие каталонской идентичности.

Высшее выражение оно обрело уже в XX веке, когда Франциско Камбо и Энрике Прат-де-ла-Риба основали Региональную Лигу, систематически отстаивавшую каталонскую независимость. Их борьба теоретически могла привести к успеху. Но диктатура Примо де Риверы, казалось, поставила крест на этих устремлениях. Лишь установление Второй Испанской республики после свержения короля Альфонсо XII в 1931 году сделало мечту явью.

Каталония получила автономию и самоуправление в составе республики. В 1936 году, после победы левых сил на выборах, началось фашистское восстание генерала Франко, которое поддержала Италия и нацистская Германия при полном попустительстве ведущих стран Европы. Каталония выступила на стороне республиканцев, однако в 1939 году военный путч увенчался успехом. И Франко не забыл участия каталонцев в гражданской войне «не на той стороне баррикад». Системное наступление на права рабочих и национальную автономию сопровождалось расстрелами десятков тысяч человек и вынужденной эмиграцией сотен тысяч. Каталанский язык вновь был запрещён.

  • © www.globallookpress.com / Националисты в 1936 году
  • © www.globallookpress.com / Генерал Мола
  • © Commons.wikimedia.org / В небе над Мадридом бомбардировщик «Савойя-Маркетти», ноябрь 1936
  • © Commons.wikimedia.org / Националисты взяли в плен республиканцем, 1936 год
  • © Commons.wikimedia.org / Бой фалангистов и народной милиции в районе мадридских казарм, 30 июля 1936
  • © Commons.wikimedia.org / Солдаты республиканской армии, 1936 год
  • © www.globallookpress.com / Генерал Франко (в центре), 1936 год
  • © Commons.wikimedia.org / Разбомбленный Мадрид, 3 декабря 1936 год
  • © Commons.wikimedia.org / Руины Герники, 1937 год
  • © Commons.wikimedia.org
  • © Commons.wikimedia.org / Разрушенный Гранольерс
  • © Commons.wikimedia.org / Бомбежка Барселоны, 1938 год
  • © Commons.wikimedia.org / Республиканцы
  • © Commons.wikimedia.org / «Но пасаран» («Враг не пройдет») - растяжка в Мадриде, обозначающая намерение защищать город
  • © flickr.com / Диктатор Франко, 1939 год. Автор фото - Teresa Avellanosa

Только после смерти диктатора в 1975 году началась разработка новой конституции, которая признавала региональные автономии. 2006 год стал годом, когда каталонский Женералитат превратился в независимый орган местного самоуправления, контролирующий важнейшие сферы жизни и экономики: от транспорта и полиции до образования и систем коммуникаций.

Разразившийся мировой кризис нанёс сильнейший удар по испанской экономике (и так далеко не первой в европейском рейтинге). Обвал общего экономического пространства страны убрал из определения нации как единства экономики, языка, культуры и менталитета важнейшую составляющую: экономическую.

Промышленная Каталония не получала зримых перспектив от «делёжки» прибылей официальным Мадридом, который вынужденно затыкал дыры в общем бюджете «каталонскими деньгами». Приход к власти консерваторов только усугубил положение. Попытки усилить эксплуатацию региона законными мерами (через парламент и конституционный суд), а также широкой пропагандой в СМИ, ожидаемо привели к росту сепаратистских устремлений в Каталонии.

В 2015 году парламент Каталонии рассмотрел и принял законопроект об отделении. Официальный Мадрид обжаловал резолюцию в конституционном суде и признал её незаконной. И, если в 2005-2010 гг. до 70% каталонцев высказывалось за сохранение провинции в составе единого государства, после решения суда отношение к вопросу изменилось диаметрально.

1 октября 2017 года каталонский референдум о самоопределении дал предсказуемый результат: более 90% населения высказалось за отделение от Испании и немногим более 7% — за сохранение статус-кво. Реакция Мадрида была также предсказуема. Конституционный суд признал и это решение каталонцев незаконным. В настоящий момент провинцию сотрясают массовые выступления народа при активном противодействии полиции.

В целом это весьма наглядный пример того, как национальный сепаратизм становится ответом на разрушение экономического единства страны и усиление эксплуатации ради сохранения нормы прибыли немногих избранных. Что характерно, выступающие за отделение от Испании рабочие — основная часть каталонцев — пока ещё не смогли осознать, что от дробления страны они лично никак не выиграют.

Условный лозунг «хватит кормить Мадрид» ничем не отличается от лозунга «хватит кормить Москву», который гремел над республиками СССР в далёком 1991 году. И ни к чему хорошему в случае Испании и Каталонии он тоже не приведёт. Лишь систематическая борьба рабочих за собственные права способна изменить ситуацию действительным образом, а не на косметическом уровне национального вопроса как вопроса единства «земли и крови». «Посконное» каталонское расслоение между людьми, которые обеспечивают экономическое состояние региона, и теми, кто этим состоянием только пользуется, в сжавшемся территориально государстве лишь усилится.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

www.aif.ru

Почему Каталония хочет отделиться? Немного истории

Здравствуйте уважаемые.Завтра в Каталонии пройдет (или не пройдет) Референдум о независимости региона от Испании.Вялотекущая, но постоянная направленность властей и народа этого региона к отделению от Испании возможно принесет свои плоды. Почему именно сейчас? Я думаю, что дело в том, что раньше неким "клеем" связывающим Каталонию и Испанию была личность монарха Хуана Карлоса. Кстати, о гербе королевства, если Вам интересно, мы говорили тут: https://id77.livejournal.com/99660.html Но после того, как под действием внутренних сил он отказался от трона в пользу своего сына Фелиппе VI, то разговоры об отделении стали лишь вопросом времени. Увы.Почему увы? Я считаю, что подобные действия не принесут пользы Каталонии. В средневременной перспективе их жизнь станет хуже - и экономически и политически. Сейчас у них широкая автономия внутри крупного и крепкого государства, а также возможность быть чем-то недовольным. Самостоятельное плаванье может принести немало горьких моментов.Для Испании же возможное отделение Каталонии и вовсе смерти подобно. Ибо не забываем о таком региона как Страна Басков, где сепаратистские устремления не менее (а то и более) глубоки, чем в Каталонии. Так что....Но возникает вопрос - почему собственно каталанцы так хотят отделиться? И почему именно сейчас? Последний вопрос не совсем корректен, ибо сие устремления в Барселоне были всегда. Просто временами эти стремления усиливались, а некогда чуть ослабевали.По первому же вопросу все очень непросто....Начнем с того, что само название региона Каталония (ну или Каталания) скорее всего произошло от названия готско-аланского государства Готалония со столицей в Барселоне. Готы и Аланы пришли в эти земли в начале 5 века и надолго там не закрепились. Тем не менее интересно, что Осетия и Каталония отчасти исторически связан :-)С 8 по 9 века эти территории взяли на копье мавры, но Людовик I Благочестивый отжимает их и создает Испанскую марку разделенную на графства, самым известным и сильным из которых становится Барселонское графство. Постепенно графство отделяется от Западно-Франкского государства и в 988 году граф Барселоны Боррель II отказался приносить присягу новому королю — Гуго Капету и Каталония фактически стала независимой от Франции.В 1150 году граф Рамон Беренгер IV женился на наследнице королевства Арагон, Петрониллой, что положило начало объединению Барселоны с Арагоном по личной унии. Рамон Беренгер умер в 1162 году. Испанские земли (кроме Сердани) получил его старший сын Альфонс II, ставший первым королём объединённого государства Арагона и Барселоны. Французские же владения и графство Сердань достались младшему сыну Педро.Ну и собственно короли Арагона носили титул графов Барселоны.И де-юре до самого начала 18 века Каталония и Арагон соответственно были почти независимым регионом, в составе Испании. Однако война за Испанское наследство (1700-1714 года) поставила на этом точку. Барселонцы поставили не на "ту лошадку", заявив о своей поддержке эрцгерцога Карла в его борьбе за испанский престол. И, проиграли....12 июля 1714 года маршал Бервик осадил Барселону и 11 сентября город был вынужден сдаться. Многие лидеры каталонских сепаратистов были репрессированы, старинные вольности — фуэрос — сожжены рукой палача. А Барселона вошла в состав Испанского королевства. Хотя этот процесс затянулся. Юридически он закончен был только в 1871 году. Да и то оспаривается...С тех пор каталанцы не раз и не два пытались поставить вопрос о своей автономии. Не считали они себя испанцами. У них другая культура, другой язык....Самыми яркими были, пожалуй, так называемая Трагическая неделя 1909 года, когда бунт местных рабочих привел к погромам монастырей и домов богачей, пожарам и хаосу.Ну и конечно же, 30-ые годы 20 столетия. В 1928 году политическими силами Каталонии была принята Конституция независимой Каталонии. В 1932 году испанский парламент признает Каталонию автономией и принимает ее Устав. Однако начавшаяся Гражданская война и последующая диктатура каудильо Франко положила этому конец. Репрессии центральных властей были очень сильны. Можно сказать, что Франко железом и кровью навел порядок. Кстати, именно с тех пор противостояние "Барселоны" и "Реала" стало принципиальным. Именно в футболе каталанцы пытались отстоять свою свободы и независимость.После смерти каудильо и ухода от власти "фалангистов" давление стало снижаться.В 1979 году Каталония снова получает автономный статус, за которым следует официальное признание каталанского языка (а еще действует аргонский язык). С этого момента Каталония имеет своё правительство (Женералитат), входящее в Испанскую государственную систему Конституционной Монархии. Однако этого каталанцам уже мало. Да и опять-таки, как и всегда экономика рулит... Каталанцы недовольны перерспределение финансовых потоков.В 2006 году в Каталонии был принят новый автономный статус с расширением финансовой самостоятельности.А в 2009—2010 годах прошли неофициальные опросы-референдумы о независимости Каталонии, на которых более 90 % высказалось за независимость.Вот такие вот дела...Ждем завтрашнего дня.Приятного времени суток.

id77.livejournal.com


Смотрите также