ИСПА́НСКАЯ РЕВОЛЮ́ЦИЯ 1931–39. Революция в испании в 1931


Революция 1931—1939 годов в Испании Википедия

Вторая Испанская Республика (исп. La Segunda República Española) — республиканский период после низложения монархии, до установления диктатуры Франсиско Франко. Вторая Испанская Республика существовала с 1931 по 1939 год.

Гражданский флаг республики (без герба)

Временное правительство и принятие конституции (апрель — декабрь 1931)

Республика существовала в период Испанской революции 1931—1939 гг. Революция началась 12 апреля после того, как республиканцы выиграли муниципальные выборы в крупнейших городах страны. Несмотря на то, что в целом по стране они проиграли, сторонники республиканцев вышли на улицы Мадрида, Барселоны и других городов. Командующий гражданской гвардией Х. Санхурхо сообщил королю, что не сможет разогнать манифестации. Король принял решение покинуть страну[1].

Революция свергла короля Альфонсо XIII и передала власть Временному правительству. Оно было создано 14 апреля лидерами ведущих республиканских партий. 28 июня 1931 г. прошли выборы в Учредительное собрание. В них приняли участие 65 % граждан, 83 % получили республиканцы, самую крупную фракцию сформировали социалисты (116 мест из 470)[2] Утверждённая 9 декабря республиканская конституция провозгласила Испанию «демократической республикой трудящихся всех классов, построенной на началах свободы и справедливости» (Ст. 1). Ст. 44 конституции предусматривала возможность отчуждения собственности (за вознаграждение) и её обобществление[3] Конституция декларировала свободу слова, отделение Церкви от государства (в том числе от школ и субсидий), предоставление избирательных прав женщинам, право развода. Дворянство было лишено всех привилегий. Высшая власть перешла к испанскому Конгрессу депутатов (исп. Congreso de los Diputados).

Республиканская Конституция также изменила символы страны. Гимн Риего был установлен в качестве государственного гимна, а в качестве государственного флага — полотнище, состоящее из трёх горизонтальных полос — красного, жёлтого и пурпурного цвета.

Первым президентом новой республики стал Нисето Алькала Самора.

Реформы правительства Мануэля Асаньи (июль 1931 — сентябрь 1933 гг.)

Так как выборы в Учредительное собрание, прошедшие 28 июня 1931 года, обеспечили большинство республиканским либеральным партиям и Испанской социалистической рабочей партии, то правительство сформировала либерально-социалистическая коалиция, и правительство возглавил Мануэль Асанья. Правительство приступило к проведению военной и аграрной реформ, секуляризации образования, социальным мерам.

В правительство вошли лидеры Испанской социалистической рабочей партии Франсиско Ларго Кабальеро и Индалесио Прието. По их инициативе проводились финансируемые государством общественные работы, минимум оплаты труда, арбитражные суды по производственным конфликтам, 8-часовой рабочий день, обязательная оплата сверхурочной работы, страхование от несчастных случаев и пособие по беременности[4].

По закону 9 сентября 1932 г. предусматривался выкуп государством помещичьих земель, находящихся в аренде свыше 12 лет и размером свыше 400 га (как правило, необрабатываемых), и распределение их между крестьянами, а также переселение избыточной рабочей силы на государственные земли. Запрещалась субаренда полученной от государства земли. На селе вводилось трудовое законодательство. Однако, проведение реформы предполагало большую работу по учёту земли, и она велась медленно. Затем нужно было согласовать многочисленные интересы, включая мнения помещиков, желающих продать государству неудобья, и крестьян, желающих получить участки, достаточные для сытой жизни. В итоге темпы реформы заметно отставали от задуманных десяти лет[5].

В 1932 г. был запрещён орден иезуитов. В марте 1933 г. принят закон о конфискации церковных земель и части недвижимости. В 1932 г. под давлением национального движения в Каталонии правительство признало автономию этой провинции. Церковь, консервативная часть общества и большинство офицерства возражали против этих реформ. 10 августа 1932 г. генерал Хосе Санхурхо поднял военный мятеж, который был быстро подавлен. В условиях мирового экономического кризиса усиливалась стачечная борьба, происходили восстания анархистов. В кортесах правительство обвинялось в излишней жестокости при их подавлении. Одновременно президент Нисето Алькала Самора выступил против премьер-министра в связи с его антицерковной политикой. После очередной неудачи при формировании Трибунала конституционных гарантий премьер-министр Мануэль Асанья 9 сентября 1933 г. подал в отставку, и были назначены новые выборы на 19 ноября и 3 декабря 1933 года[6].

Правоцентристские правительства (ноябрь 1933 — февраль 1936)

Испания в начале Гражданской войны (1936 год). Территории, контролируемые республиканцами на август-сентябрь 1936, отмечены красным цветом.

На выборах 1933 большинство получила CEDA — коалиция правоцентристских и правых партий в пределах от праволиберальных до фашистских.

Правые получили 3345 тыс. голосов (CEDA — 98 мест), радикалы — 1351 тыс. (100 мест), социалисты — 1627 тыс. (60 мест), левые либералы — 1 млн. (70 мест), коммунисты — 400 тыс. (но не победили ни в одном округе). Для того, чтобы опередить правых, левым не хватило 400 тыс. голосов (анархо-синдикалисты, отказавшиеся участвовать в выборах, контролировали около полумиллиона).

К власти пришёл либерально-консервативный блок во главе с лидером Радикального союза Алехандро Леррусом. Бывший радикальный либерал, теперь позиционировавший себя как центрист, практически перешёл в консервативный политический спектр. Правительство правых фактически остановило аграрную реформу, отменило социальные выплаты и стало спонсировать Церковь.

Левые называли Лерруса «испанским Брюнингом» (имея в виду канцлера Германии, при котором возникли предпосылки для прихода к власти Гитлера), и анархисты считали, что теперь только восстание может остановить фашизм. К этому взгляду постепенно склонялись и социалисты, но анархисты стремились перехватить инициативу. 8-14 декабря 1933 г. анархо-синдикалистская Национальная конфедерация труда провела стачку, которая переросла в восстание в Сарагосе и нескольких городках и деревнях Арагона и Каталонии. Крестьяне нескольких деревень провозгласили коммунизм. Восстание в деревнях было подавлено с помощью авиации. Ревком в Сарагосе продержался четыре дня. Силы были очевидно не равны, большинство рабочих не поддержало анархо-синдикалистскую попытку, и 14 декабря НКТ призвал к прекращению стачки и восстания. Уже в августе 1933 г. в тюрьме находилось уже 9 тысяч забастовщиков и повстанцев (что в Испании часто было тем же самым). 18 декабря в Испании было введено чрезвычайное положение. Правительство использовало его для ударов как по НКТ и КПИ, так и по социалистам — закрывались народные дома ВСТ (UGT) и распускались некоторые социалистические муниципалитеты[7].

Оказавшись в оппозиции, ИСРП (PSOE) стала быстро радикализироваться. Левое крыло во главе с Ф. Ларго Кабальеро лидировало в ИСРП. Ещё до поражения на выборах 1933 г., 23 июня этого года Ларго Кабальеро выступил с докладом «Социалисты и республика», в котором говорил: «Мы знаем, что если наша партия и наши организации окажутся в такой ситуации, когда для того, чтобы воспрепятствовать установлению фашизма, надо будет установить диктатуру пролетариата, мы пойдём на это». После поражения на выборах политический поворот Ларго Кабальеро был поддержан партией и ВСТ, который в январе 1934 г. взял курс на подготовку всеобщей забастовки. Ларго Кабальеро совместил посты председателя ВСТ, генерального секретаря ИСРП и председателя парламентской фракции партии. По мнению лидеров ИСРП (и Ларго, и более умеренного И. Прието) началось движение к фашизму и монархии, и этому следовало противостоять даже вооружённым путём. В результате ИСРП стала сближаться с коммунистами, а также с националистами Каталонии, права которой на автономию ущемлялись правым правительством[8]..

Восстание в Астурии

В сентябре, обвинив правительство сменившего Лерруса радикала Риккардо Сампера в неспособности навести порядок в стране (манифестации левых сорвали конференцию молодёжи CEDA в Астурии), лидер CEDA Хосе Хиль-Роблес спровоцировал правительственный кризис, чтобы взять власть самому. 1 октября 1934 г. Сампер ушёл в отставку. Но президент опасался Хиль-Роблеса, которого его сторонники уже открыто называли «хефе» (испанский эквивалент слова «фюрер»), и предложил сформировать новое правительство Леррусу. Чтобы заручиться парламентским большинством, он пригласил в правительство CEDA. Левые с возмущением утверждали, что в правительство могут войти «фашисты». Действительно, в CEDA входила организация «Испанское обновление», лидер которой Хосе Кальво Сотело отстаивал праворадикальные идеи, предельно близкие к фашизму. Молодёжная организация CEDA действовала в тесном контакте с фалангистами. Обстановка накалилась, Ларго Кабальеро публично заявил, что если CEDA войдёт в правительство, социалисты призовут народ к восстанию.

4 октября было объявлено, что Леррус включил в своё правительство трёх министров CEDA. 5 октября ВСТ начал всеобщую забастовку, которая была поддержана коммунистами и каталонскими националистами и переросла в Астурии и Каталонии в вооружённое восстание. Анархисты в Астурии присоединились к стачке через несколько часов по собственной инициативе. Однако в целом НКТ отнеслась к выступлению настороженно, так как ИСРП выдвинула лозунг «Вся власть социалистической партии!» В Мадриде лидеры анархистов выступили против несогласованной с ними стачки, но организации НКТ присоединились к ней. В Каталонии власть захватило автономное правительство — Женералитат во главе с Луисом Компанисом. 6 октября Компанис зачитал восторженной толпе акт о провозглашении Каталонского государства. Правительственные силы, управляемые ветераном марокканской войны генералом Франсиско Франко, быстро изолировали очаги восстания и подавили выступление почти по всей стране.

8 октября Компанис капитулировал, после чего социалисты прекратили сопротивление. Лишь в Астурии продолжались бои. 5 октября шахтёры подняли над городами Астурии красные флаги и двинулись на Овьедо. Власть в Астурии взяли рабочие комитеты, включавшие социалистов, коммунистов и анархистов. Они провозглашали социалистическую республику. Астурийский ревком возглавили депутаты-социалисты Белармино Томас и Рамон Гонсалес Пенья.

Опасаясь за надёжность войск, правительство направило в Астурию марокканский легион во главе с полковником Хуаном Ягуэ, будущим генералом гражданской войны. Хотя формально командующим карательной операцией в Астурии был генерал Лопес Очоа, фактически из Мадрида её координировал Франко, которому напрямую подчинялся Ягуэ. Две недели шли упорные бои в горной местности и в городах. Пока повстанцы численностью до 20 000 бойцов сжимали кольцо вокруг гарнизона столицы провинции Овьедо, захватив почти весь город, войска сжимали кольцо вокруг Астурии. Рабочие устраивали взрывы (шахтёры хорошо умели пользоваться динамитом), но другого оружия было недостаточно. К тому же, узнав о поражении движения в остальной Испании, часть делегатов ИСРП вышла из ревкома. Когда у повстанцев кончились боеприпасы, они вынуждены были прекратить сопротивление.

По соглашению с генералом Очоа 18 октября, повстанцам было обещано, что репрессий не будет. Ягуэ не стал выполнять это обещание. Испания была шокирована известиями из Астурии о массовых бессудных казнях. В ходе боёв и последующих расправ погибло от 1 до 3 тысяч человек, около 30 тыс. было арестовано. Лидеры социалистов, коммунистов и каталонских националистов, включая Ларго Кабальеро и президента Женералитата Компаниса, оказались в тюрьме. И. Прието бежал за границу. Несмотря на то, что анархо-синдикалистские лидеры узнали о забастовке и восстании из газет, среди актива НКТ также были проведены аресты. В феврале-марте 1935 г. трибунал вынес 20 смертных приговоров и множество приговоров к длительным срокам тюремного заключения. Возникла возможность обезглавить оппозицию. Но в то же время было очевидно, что это создаст в среде левых культ павших героев, и на место казнённых придут новые лидеры. Ширилась кампания либеральной интеллигенции и левых партий за спасение приговорённых от казни. 30 марта 1935 г. правительство выступило за отмену смертных приговоров (в знак протеста министры CEDA вышли из кабинета Лерруса, но вскоре вернулись, причём в мае Хиль Роблес стал военным министром). Смертные приговоры были заменены заключением[9].

Выборы 1936 и правительство Народного фронта

После разгрома октябрьского восстания на свободе остались многие социалистические лидеры, а также левые республиканцы, надежда которых на возвращение к власти была связана с возрождением силы социалистов. Они развернули кампанию против правительства, успеху которой способствовали скандалы в правом лагере, связанные с коррупцией, а также продолжение падения жизненного уровня большинства испанцев. В итоге всё большее влияние приобретали идеи левого блока, который сможет остановить наступление правых. В январе 1935 г. начались консультации о создании леводемократического блока, в 1936 г. получившего название «Народный фронт». В сентябре 1935 г. Леррус и члены его администрации были уличены во взяточничестве. Президент Алкала Самора был вынужден от правительство Лерруса в отставку (формальный повод — несогласие правых с предоставлением даже минимальных прав автономии Каталонии), заменив его 25 сентября техническим премьер-министром Чапаприета.

В условиях ослабления правого центра усилилась роль левого. В апреле 1934 г. Республиканское действие М. Асаньи, левое крыло Радикал-социалистов (лидер М. Доминго) и Автономная республиканская организация Галисии (лидер С. Касарес Кирога) создали Левую республиканскую партию (ЛРП), которая стала наиболее влиятельной политической силой либералов. Вернуться к власти они могли теперь только в союзе с социалистами. 14 ноября Асанья предложил блок исполкому ИСРП.

9 декабря CEDA отказала правительству Чапаприеты в доверии — Хиль Роблес считал, что теперь путь к власти расчищен для него. Но президент и на этот раз не захотел отдавать премьерское кресло «хефе». 4 января 1936 г. Алкала Самора назначил выборы, вплоть до которых правительство должен был возглавлять консервативный политик Мануэль Портела Вильядарес. В связи с предстоящими выборами режим чрезвычайного положения должен был быть устранён, и в январе 1936 г. ограничения на деятельность левых партий были сняты. В декабре 1935 г. на процессе Ларго Кабальеро он был оправдан. Сразу после выхода из тюрьмы Ларго Кабальеро поддержал союз с коммунистами и республиканцами[10].

15 января 1936 г. социалисты, коммунисты, ПОУМ, леволиберальные партии, каталонские и баскские националисты, а также ряд других организаций подписали соглашение о создании Народного блока (в дальнейшем известного как Народный фронт). Совместный электорат левого Народного фронта был примерно равен электорату правых. Партия Лерруса, пытавшаяся играть роль центра, была дискредитирована политикой 1933—1935 гг. и раскололась. Из неё выделился Республиканский союз М. Барриоса, который вошёл в «Народный фронт».

CEDA вела кампанию очень энергично. Её активно поддержала католическая церковь. Фалангисты совершала нападения на митинги левых. Нарушения закона достигли таких масштабов, что Асанья даже предлагал призвать к бойкоту выборов. В этих условиях особое значение приобретали голоса сторонников анархо-синдикалистов. За два дня до выборов, 14 февраля Национальный комитет НКТ опубликовал заявление, в котором говорилось: «Мы — не защитники республики, но мы мобилизуем все свои силы, чтобы нанести поражение старинным врагам пролетариата. Лучше смело опередить события, даже если это означает ошибку, чем после событий сожалеть о своём промахе». Фактический отказ НКТ от «электоральной стачки» привёл к тому, что левые получили на сотни тысяч голосов больше, чем в 1933 г. На выборах 16 февраля 1936 г. Народный фронт получил 4654116 голосов, правые 4503524, баскские националисты 125714, центр 400901. Таким образом, перевес левых над правыми был минимален, а с учётом центристов и вовсе сомнителен. Но при мажоритарной системе решающую роль играло сплочение сил в округах, где поддержка анархистов также помогла левым добиться перевеса. Народный фронт завоевал 268 мест из 473. При этом социалисты получили 88 мест, левые республиканцы — 81, коммунисты — 16. Правые и центристы получили 205 мест. Победа Народного фронта вызвала ликование республиканцев в крупных городах страны. Президент и премьер-министр обсуждали возможность объявить выборы недействительными. Но перед лицом угрозы гражданской войны они отказались от этого[11].

В результате победы Народного фронта к власти пришло правительство М. Асаньи. Правительство Народного фронта объявило политическую амнистию. Узники октября и предыдущих социальных волнений были освобождены (более 15 тысяч человек). 23 февраля был восстановлен Женералитат Каталонии. 10 мая Кортесы избрали президентом страны М. Асанью (Алкала Самора ушёл в отставку 3 апреля в связи с обвинениями в нарушении предвыборного законодательства). Правительство возглавил галисийский либерал Сантьяго Касарес Кирога. Социалисты, имевшие наибольшую фракцию в Кортесах, пока воздержались от вхождения в правительство.

Ускорилась аграрная реформа. Если в 1932—1935 гг. было распределено 119 тыс. га земли, то с февраля по июль 1936 г. — 750 тыс. га. Создавались кооперативы для управления отчуждёнными поместьями и для совместной обработки целины (правда, им не хватало техники для повышения производительности труда). Но реформа хоть и пошла быстрее, но не удовлетворяла тех крестьян, которым ещё многие годы предстояло ждать своей очереди. Крестьяне Эстремадуры стали захватывать пустующие поместья, что приводило к столкновениям с гражданской гвардией. Одновременно в стране нарастали продовольственные трудности. Профсоюзы развернули кампанию наступления на капитал. В феврале-июле произошло 113 всеобщих и 228 местных стачек. В столкновениях между правыми и левыми экстремистами, нападениях на демонстрации и в результате покушений погибло 269 человек, в том числе 13 июля — Кальво Сотело. Общественные настроения искусственно радикализировались политическими элитами. Возможность победы политических противников рассматривалась как катастрофа. Умеренная политика либералов не соответствовала глубине социального кризиса[12].

17 июля, с попытки военного переворота, совершенного правоориетнтированными силами, началась Гражданская война.

Гражданская война

Гражданская война явилась результатом сложных политических, экономических и культурных различий между «Двумя Испаниями» (по выражению испанского писателя Антонио Мачадо, употреблённому в 1912 году). После начала войны в Республике началась глубокая социальная революция, часть промышленных предприятий и земель перешла в руки коллективов работников.

Республиканцы включали в себя как центристов, которые поддержали капиталистическую либеральную демократию, так и коммунистов и анархо-синдикалистов; их социальная база находилась в преимущественно городских, промышленных регионах, таких, как Астурия и Каталония, а также в сельскохозяйственном Арагоне.

19 июля 1936 г. правительство возглавил левый республиканец Хосе Хираль. В условиях радикализации социальной революции 4 сентября 1936 г. Ф. Ларго Кабальеро сформировал правительство широкой антифалангистской коалиции, в которое вошли социалисты, либералы, коммунисты, каталонские и баскские националисты, а с 4 ноября — даже анархо-синдикалисты из НКТ.

Франко был поддержан вооружёнными силами Германии, Италии и Португалии. Военную помощь Республике оказал только СССР, вставший на защиту свободы от наступившего впоследствии фалангистского режима.

Весной 1937 г. обострился конфликт между левыми социалистами (кабальеристами) и анархо-синдикалистами с одной стороны и другими силами Народного фронта — с другой. 3-6 мая 1937 г. произошли вооружённые столкновения между революционерами в Барселоне. В результате правительство Ларго Кабальеро пало, и правительство Народного фронта (без кабальеристов и анархо-синдикалистов) возглавил социалист Хуан Негрин, ориентировавшийся на союз с коммунистами и СССР. В Республике развернулись репрессии против анархистов и «троцкистов», началось сворачивание социальных преобразований второй половины 1936 г. В 1937 г. война шла с переменным успехом, в 1938 г. республика стала терпеть поражение за поражением. Энтузиазм первых месяцев гражданской войны сменился разочарованием и апатией. 1 апреля 1939 г., проиграв войну, Республика пала.

Заключение

Вторая Республика столкнулась с серьёзными экономическими трудностями, вызванными как социальными конфликтами, так и мировой депрессией. Углубление социального кризиса и политическая непримиримость привели к росту насилия и гражданской войне, сопровождавшейся террором с обеих сторон, вмешательством тоталитарных режимов. Коммунисты при содействии Коминтерна и СССР проводили политику захвата власти при формальном сохранении парламентских институтов, которая в 40-е гг. будет использована при становлении «народных демократий» в Восточной Европе. В то же время рабочие и крестьяне Республики создали сектор экономики, основанный на производственной демократии и самоуправлении. Республика первой оказала серьёзное сопротивление наступлению фашизма в Европе, оказавшись в центре мировой политики в 1936—1937 гг. Другой точкой зрения является то, что правонациональная диктатура генерала Франко остановила продвижение коммунистических режимов в Европе до окончания Второй мировой войны.

См. также

Примечания

  1. ↑ Шубин А. В. Великая испанская революция. — М.:URSS, Книжный дом «Либроком», 2011. — С. 30.
  2. ↑ Шубин А. В. Великая испанская революция. — М.: URSS, Книжный дом «Либроком», 2011. — С. 31-32.
  3. ↑ Шубин А. В. Великая испанская революция. — М.: URSS, Книжный дом «Либроком», 2011. — С. 32.
  4. ↑ Шубин А. В. Великая испанская революция. — М.: URSS, Книжный дом «Либроком», 2011. — С. 36.
  5. ↑ Шубин А. В. Великая испанская революция. — М.: URSS, Книжный дом «Либроком», 2011. — С. 38.
  6. ↑ Шубин А. В. Великая испанская революция. — М.: URSS, Книжный дом «Либроком», 2011. — С. 35-55.
  7. ↑ Шубин А. В. Великая испанская революция. — М.: URSS, Книжный дом «Либроком», 2011. — С. 55-57.
  8. ↑ Шубин А. В. Великая испанская революция. — М.: URSS, Книжный дом «Либроком», 2011. — С. 58-60.
  9. ↑ Шубин А. В. Великая испанская революция. — М.: URSS, Книжный дом «Либроком», 2011. — С. 63-68.
  10. ↑ Шубин А. В. Великая испанская революция. — М.: URSS, Книжный дом «Либроком», 2011. — С. 68-73.
  11. ↑ Шубин А. В. Великая испанская революция. — М.: URSS, Книжный дом «Либроком», 2011. — С. 74-79.
  12. ↑ Шубин А. В. Великая испанская революция. — М.: URSS, Книжный дом «Либроком», 2011. — С. 79-91.

Ссылки

wikiredia.ru

Испанская революция 1931-39 - «Энциклопедия»

ИСПАНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1931-39, социально-политический конфликт в Испании; в 1936-39 имел форму гражданской войны. В ходе Испанской революции блоку земельной аристократии, промышленно-финансовой олигархии, высших военных кругов (его господство первоначально олицетворяла испанская монархия, а затем военно-фашистская хунта) противостояла часть испанского общества (городские средние слои, интеллигенция), выступавшая за установление республики и проведение широких демократических преобразований. Экономический кризис, охвативший Испанию в середине 1930 года, а также сложная внутриполитическая ситуация ускорили процесс оформления противоборствующих коалиций.

17.8.1930 представители республиканских партий (Республиканский альянс, Радикал-социалистическая партия, правая Либеральная республиканская партия, республиканские партии Каталонии и Галисии и др.) подписали так называемый Сан-Себастьянский пакт. Был образован Революционный комитет (его руководителями стали правые республиканцы Н. Алькала Самора-и-Торрес и М. Маура), принято решение о свержении монархии путём военного переворота. Однако планы мятежников провалились - они не смогли заручиться поддержкой военных и действовали крайне нерешительно. Восстание под руководством Ф. Галана Родригеса и А. Гарсия Эрнандеса, поднятое 12.12.1930 в г. Хака, было подавлено правительственными войсками. В Мадриде 15.12.1930 выступили лишь военные лётчики аэродрома «Куатро Вьентос» под руководством Рамона Франко - брата Ф. Франко.

Реклама

В обстановке нарастающего политического кризиса правительство адмирала Х. Б. Аснара-Кабаньяса (сформировано 18.2.1931) назначило на 12.4.1931 муниципальные выборы и официально восстановило конституционные гарантии, не действовавшие со времён диктатуры М. Примо де Риверы. На муниципальных выборах 12.4.1931 в крупных городах и промышленных центрах свыше 70% избирателей отдали свои голоса блоку республиканцев и социалистов.

В Мадриде победа республиканцев была более внушительной - они получили 88758 голосов (монархисты - всего 33939). Вечером 14.4.1931 республика была провозглашена официально. Тогда же образовалось временное республиканское правительство, состоявшее из представителей либеральных партий (Н. Алькала Самора-и-Торрес - глава правительства, М. Асанья-и-Диас, А. Леррус и др.) и трёх членов Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП; Ф. Ларго Кабальеро, Ф. де лос Риос, И. Прието). Альфонсо XIII покинул страну, не отказавшись, однако, от своих прав на испанскую корону. Республика была установлена мирным путём.

28.6.1931 состоялись выборы в Учредительные кортесы. Республиканские партии и социалисты получили 394 из 470 мандатов. 9.12.1931 кортесы приняли новую конституцию страны. Испания была объявлена «демократической республикой трудящихся всех классов», а по форме государственного устройства - «интегральной республикой, совместимой с автономией муниципиев и регионов». Конституция утверждала свободу совести, слова, собраний и союзов, отменяла дворянские привилегии. Законодательная власть передавалась однопалатным кортесам, избираемым каждые 4 года всеобщим, тайным и прямым голосованием (впервые избирательное право получили женщины).

Разногласия в лагере республиканцев выявились уже в ходе обсуждения проекта конституции. Принятие 26-й статьи (178 голосами против 59), провозгласившей отделение церкви от государства, роспуск ордена иезуитов на территории Испании с последующей национализацией его имущества, запрещение другим религиозным конгрегациям заниматься промышленной, торговой или преподавательской деятельностью, спровоцировало выход правых во главе с Н. Алькала Саморой-и-Торресом из состава правительства. Попытка восстановить единство республиканского лагеря (2.12.1931 Алькала Самора-и-Торрес был избран президентом республики, в том числе голосами левых депутатов) закончилась неудачей - правые республиканцы и радикалы отказались войти в сформированное в октябре 1931 правительство М. Асаньи-и-Диаса.

Правительства республики декларировали широкую программу демократических преобразований. 1.5.1931 правительство ратифицировало международную конвенцию МОТ об ограничении рабочего дня 8 часами. В начале июля 1932 издан декрет об установлении гарантированной заработной платы в ряде отраслей промышленности. Закон об аграрной реформе от 9.9.1932 предполагал экспроприацию владений земельной аристократии (земли нетитулованных лиц отчуждались только за выкуп). Проведение в жизнь этих законов, однако, натолкнулось на сопротивление крупных землевладельцев и буржуазии. Началось «бегство» капитала за границу. До декабря 1934 года было экспроприировано лишь 1118 тысяч гектар земли, землю получили 12 260 крестьянских семей. Военная реформа 1931 года, предусматривавшая существенное сокращение офицерского корпуса, вызвала недовольство в рядах армии и стала одной из причин мятежа под руководством генерала Х. Санхурхо 10.8.1932 (мятеж был подавлен). Принятый кортесами в сентябре 1932 «Каталонский статут», по которому Каталония получила автономию, вызвал недовольство жителей Басконии и Галисии, поскольку аналогичные права им предоставлены не были.

Противоречивая и непоследовательная политика республиканско-социалистического блока привела в середине 1933 года к расколу республиканского движения и способствовала консолидации правых сил. 9.9.1933 правительство М. Асаньи-и-Диаса ушло в отставку, три дня спустя было образовано новое правительство А. Лерруса, состоявшее в основном из представителей правой Республиканской радикальной партии. 22.10.1932 несколько правых партий, групп и католических организаций оформились в Испанскую конфедерацию автономных правых (СЭДА). В октябре 1933 года была создана Испанская фаланга, объединившаяся затем с другой партией фашистского толка - Хунтой наступления национал-синдикализма (ХОНС). На парламентских выборах 19.11 и 3.12.1933 (проходили в 2 тура) из 473 мест левореспубликанские партии получили всего 70, социалисты - 60, СЭДА - 98, радикалы - 100.

1.10.1934 в Мадриде открылась очередная сессия кортесов. СЭДА и радикалы отказали правительству Р. Сампера (сформировано 28.4.1934) в доверии, 4.10.1934 было образовано новое правительство, в которое вошли восемь радикалов и три представителя СЭДА (М. Хименес Фернандес, Р. Айспун, Ангера де Сохо). В ответ на это 5.10.1934 комитет ИСРП организовал всеобщую забастовку. В Астурии она переросла в вооруженное восстание, которое было жестоко подавлено правительственными войсками под командованием Ф. Франко.

С конца 1934 года в Испании развернулось широкое антифашистское движение. Назначение досрочных выборов в кортесы на 16.2.1936 ускорило политическое объединение левых. 15.1.1936 был подписан Избирательный пакт левых партий, вошедший в историю как Пакт о Народном фронте (смотри в статье Народный фронт). В его состав вошли ИСРП, Коммунистическая партия Испании, Объединённый союз социалистической молодёжи, Всеобщий союз трудящихся (ВСТ), Левореспубликанская партия, Республиканский союз и др. Программа Народного фронта включала требования амнистии политическим заключённым, арестованным начиная с ноября 1934, уменьшения арендной платы за землю, наделения участками безземельных крестьян и пр. На выборах в кортесы Народный фронт получил 4654116 голосов, правые партии - 4405523, баскские националисты - 12 714, центристские партии - 400901. Мажоритарная система позволила Народному фронту получить 268 мандатов, правым и центристским партиям досталось 205 мест в парламенте.

Сформированные после победы Народного фронта правительства М. Асаньи-и-Диаса (19.2-12.5.1936) и Касареса Кироги (12.5-18.7.1936) попытались продолжить некоторые реформы республики. Был издан декрет о прекращении выплаты компенсаций крупным земельным собственникам за конфискованные земли, введено частичное страхование от несчастных случаев, пенсии по старости, отпуска рабочим и др. В конце апреля 1936 правительство провозгласило право всех народов Испании на самоуправление. Декларированные преобразования, однако, не проводились в жизнь, законодательная деятельность кортесов была парализована обструкцией правых.

Правые силы не смирились с потерей власти и начали подготовку к перевороту. Идею вооруженного переворота поддерживала небольшая часть высшего командного состава армии (Ф. Франко, Х. Санхурхо, М. Годед и др.), крупные землевладельцы, церковные иерархи. 12.7.1936 в Мадриде был убит лейтенант штурмовой гвардии антифашист Х. дель Кастильо, на следующий день - лидер правого Национального блока Х. Кальво Сотело. Эти события ускорили выступление мятежников.

17.7.1936 восстали расквартированные в Марокко испанские войска [около 47 тысяч солдат и офицеров, часть из которых служила в Иностранном легионе (11 тысяч)]. Они быстро овладели городами Мелилья, Сеута и Тетуан. 18.7.1936 их поддержали военные Кадиса и Севильи. В стране началась гражданская война. В первые дни боёв правым удалось закрепиться на юге (Кадис, Уэльва, Севилья) и севере страны (Галисия, Наварра, старая Кастилия и Арагон). Центральные районы Испании остались в руках республиканцев.

В условиях, когда большая часть  армии выступила на стороне мятежников (Республике остались верными лишь 3,5 тысячи офицеров, авиация и военный флот), правительство левого республиканца Х. Хираля (сформировано 19.7.1936) приняло решение вооружить народ. К 20.10.1936 все отряды народной милиции были преобразованы в воинские части. В начале августа 1936 началась передача во временное управление профсоюзов - ВСТ и Национальной конфедерации трудящихся (НКТ) - фабрик и заводов, принадлежавших предпринимателям, которые бежали к франкистам.

Военные силы националистов были организованы в три армии: северную (командующий - генерал Э. Мола), южную (генерал Кейпо де Льяно) и центральную (генерал Х. Москардо Итуарте). 6.8.1936 началось наступление франкистских сил на Мадрид. 3.9.1936 они захватили г. Ирун, после чего республиканский север оказался отрезанным от французской границы.

28.9.1936 пал Толедо. В начале ноября 1936 силы франкистов во главе с генералом Э. Мола захватили аэродром Хетафе, близ Мадрида, намереваясь овладеть столицей, но взять её не удалось. Добившись военного успеха, правые приступили к созданию своего государственного аппарата. 29.9.1936 Ф. Франко возглавил так называемую Техническую хунту (прообраз будущего правительства националистов), 1.10 был объявлен главой государства и генералиссимусом. 18.11.1936 Германия и Италия официально признали правительство Ф. Франко.

События в Испании получили широкий международный резонанс. В августе 1936 года под эгидой Лиги Наций в Лондоне был создан Комитет по невмешательству в испанские дела (в него вошли представители 27 европейских стран; СССР представлял И. М. Майский). Соглашение о невмешательстве предусматривало запрет европейским странам экспорта и транзита оружия и военных материалов в Испанию. О своём нейтралитете объявило также правительство США. Однако Комитет по невмешательству не смог решить поставленные перед ним задачи.

Тесные контакты испанских антиреспубликанских сил с правящими кругами фашистской Италии были установлены ещё в 1934. 28.11.1936 было подписано итало-испанское соглашение. В ходе гражданской войны 1936-39 Германия и Италия оказывали прямую военную помощь франкистам. На стороне Франко в Испании воевало около 150 тысяч итальянских солдат (в том числе несколько дивизий, имевших опыт войны в Эфиопии), флот Италии оперировал в интересах испанской хунты в Средиземном море. Итальянская авиация, дислоцировавшаяся в Испании, совершила 86420 вылетов, произвела 5319 бомбардировок, во время которых на испанские населённые пункты было сброшено 11 585 тонн взрывчатых веществ. Гитлеровская Германия также направила Франко значительное количество самолётов, танков, артиллерии, средств связи. О размахе германской интервенции свидетельствует тот факт, что свыше 26 тысяч германских военнослужащих были награждены Гитлером за заслуги в войне в Испании. В ноябре 1936 в Германии специально для участия в боях против республики был сформирован легион «Кондор» (насчитывал до 5,5 тысяч военнослужащих) под командованием генерал-майора Г. Шперле (с 1940 генерал-фельдмаршал), позднее - генерал-майор В. фон Рихтгофена (с 1943 генерал-фельдмаршал). 26.4.1937 легион «Кондор» подверг варварской бомбардировке г. Герника. Помощь правительству Франко поставками горючего, грузовиков и пр. оказывали также ведущие компании США («Standard Oil Company», «Ford», «General Motors» и др.).

Перед лицом открытого вмешательства Италии и Германии в испанские дела 29.9.1936 Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о проведении операции «Х», предусматривавшей оказание военной помощи республиканскому правительству. Из СССР в испанские порты было доставлено 500 тысяч тонн вооружений (поставки оружия осуществлялись через третьи страны), за что Республика передала советскому правительству значительную часть своего золотого запаса. На стороне Республики сражались советские добровольцы, главным образом танкисты и лётчики. Движение солидарности с испанскими республиканцами развернулось во многих других странах мира. В боевых действиях на стороне республиканского правительства участвовало 7 интернациональных бригад (около 35 тысяч человек), сформированных из граждан 54 стран мира.

Военные неудачи стали причиной отставки правительства Х. Хираля. 4.9.1936 было образовано новое правительство республики во главе с социалистом Ф. Ларго Кабальеро, которому удалось организовать оборону Мадрида и заставить франкистов отступить (7-25.11.1936). Ларго Кабальеро продолжил экономическую политику Хираля. Декретом от 7.10.1936 была узаконена экспроприация земель, владельцы которых встали на сторону националистов. Большая часть земель перешла во владение профсоюзов - НКТ и Федерации трудящихся земли, входившей в ВСТ, хотя декрет предоставил одинаковые права коллективам сельскохозяйственных  рабочих и крестьянам-собственникам.

Весной 1937 начался новый этап гражданской войны. Наступление франкистов на Мадрид с юга провалилось. Республиканцы нанесли им поражения в боях на реке Харама (февраль 1937) и при Гвадалахаре (март 1937). В мае 1937 Республика пережила острый политический кризис, вызванный антиправительственным мятежом в Барселоне левацких и анархистских сил из НКТ. После его подавления было сформировано новое правительство (с участием ИСРП, КПИ и республиканцев) под руководством социалиста Х. Негрина (17.5.1937).

В отличие от республиканцев, в лагере которых продолжались разногласия, антиреспубликанские силы всё больше консолидировались. 19.4.1937 опубликован декрет о слиянии Испанской фаланги, традиционалистов (карлистов) и других правых организаций в единую партию, принявшую название Испанская фаланга традиционалистов и хунт национал-синдикалистского наступления. 30.1.1938 было создано правительство националистов, в которое вошли два монархиста, два карлиста, три фалангиста и несколько военных. Главой правительства стал Ф. Франко. Декретом от 8.8.1938 были созданы так называемые вертикальные синдикаты, объединившие предпринимателей и рабочих по отраслям промышленности. Рабочие потеряли право на забастовки. Регулирование трудовых отношений было объявлено прерогативой государства.

Весной 1937 националисты перенесли военные действия на север, где им удалось добиться значительного успеха. 20.6.1937 был захвачен Бильбао, 26.8.1937 итальянские части вошли в Сантандер. К концу октября франкисты захватили Астурию. Нанеся поражение республиканцам под Теруэлем (декабрь 1937 - февраль 1938) и на Арагонском фронте (март 1938), войска националистов 15.4.1938 вышли к Средиземному морю, разрезав надвое территорию Республики.

Трагический для республиканцев исход битвы на реке Эбро (25.7-15.11.1938) приблизил завершение борьбы. 23.12.1938 началось наступление франкистов на Каталонию, 26.1.1939 пала Барселона. 27.2.1939 Великобритания и Франция заявили о признании правительства Ф. Франко и о разрыве дипломатических отношений с республиканской Испанией. 27.2.1939 М. Асанья-и-Диас подал в отставку с поста президента страны.

5.3.1939 в Мадриде была создана Хунта самообороны во главе с полковником Касадо, в которую вошли лидеры социалистов и анархистов. 19.3.1939 Хунта предложила Франко начать переговоры о заключении мира, и открыла националистам дорогу на Мадрид. 28.3.1939 войска Франко без боя вошли в город.

Испанская революция завершилась победой правых сил. Хотя монархия в Испании была свергнута, однако установился авторитарный режим фашистского типа, отменивший значительную часть реформ, проведённых в период существования демократической республики. В ходе Испанской революции погибло 300 тысяч человек (из них на фронтах - 140 тысяч), 500 тысяч испанцев эмигрировали во Францию и другие страны (из них 300 тысяч не вернулись на родину). События в Испании в 1931-1939 оказали дестабилизирующее влияние на обстановку в Европе и мире; совместная поддержка фашистской Италией и нацистской Германией франкистов положила начало формированию агрессивного блока этих держав.

Лит.: Диас Х. Под знаменем Народного Фронта. Речи и статьи. 1935-1937. М., 1937; Ибаррури Д. Единственный путь. М., 1962; она же. В борьбе. Избр. статьи и выступления. 1936-1939. М., 1968; Майский И. М. Испанские тетради. М., 1962; Пономарева Л. В. Рабочее движение в Испании в годы революции. 1931-1934. М., 1965; Пожарская С. П. Социалистическая рабочая партия Испании. 1931-1939 годы М., 1966; она же. Ф. Франко и его время. М., 2007; Гарсиа Х. Испания XX в. М., 1967; Война и революция в Испании. 1936-1939. М., 1968. Т. 1; Garcíа-Nieto Paris М. С. Bases documentales de la Españа contemporánea. Madrid, 1971-1975. Vol. 1-11 ; Испания. 1918-1972 гг. М., 1975; Jackson G. Entre la reforma у la revolución: la republica у la guerra civil, 1931-1939. Barcelona, 1980; Preston Р. Revolución у guerra en Españа, 1931-1939. Madrid, 1986; Коминтерн и гражданская война в Испании: Документы / Сост. С. П. Пожарская. М., 2001; Payne S. G. Union Soviética, comunismo у revolución en Españа, 1931-1939. Barcelona, 2003; Vinas А. La sole dad de la Republica. Barcelona, 2006; Гражданская война в Испании 1936-1939 годы: Библиографический указатель источников и литературы, изданных в СССР в 1936-1991 гг. Ярославль, 1994.

С. П. Пожарская.

knowledge.su

ИСПАНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1931–39 • Большая российская энциклопедия

ИСПА́НСКАЯ РЕВОЛЮ́ЦИЯ 1931–39, со­ци­аль­но-по­ли­тич. кон­фликт в Ис­па­нии; в 1936–39 имел фор­му гражд. вой­ны. В хо­де И. р. бло­ку зе­мель­ной ари­сто­кра­тии, пром.-фи­нан­со­вой оли­гар­хии, выс­ших во­ен. кру­гов (его гос­под­ство пер­во­на­чаль­но оли­це­тво­ря­ла исп. мо­нар­хия, а за­тем во­ен­но-фа­ши­ст­ская хун­та) про­ти­во­стоя­ла часть исп. об­ще­ст­ва (гор. сред­ние слои, ин­тел­ли­ген­ция), вы­сту­пав­шая за ус­та­нов­ле­ние рес­пуб­ли­ки и про­ве­де­ние ши­ро­ких де­мо­кра­тич. пре­об­ра­зо­ва­ний. Эко­но­мич. кри­зис, ох­ва­тив­ший Ис­па­нию в сер. 1930, а так­же слож­ная внут­ри­по­ли­тич. си­туа­ция ус­ко­ри­ли про­цесс оформ­ле­ния про­ти­во­бор­ст­вую­щих коа­ли­ций.

17.8.1930 пред­ста­ви­те­ли рес­пуб­ли­кан­ских пар­тий (Рес­пуб­ли­кан­ский аль­янс, Ра­ди­кал-со­циа­ли­стич. пар­тия, пра­вая Ли­бе­раль­ная рес­пуб­ли­кан­ская пар­тия, рес­пуб­ли­кан­ские пар­тии Ка­та­ло­нии и Га­ли­сии и др.) под­пи­са­ли т. н. Сан-Се­басть­ян­ский пакт. Был об­ра­зо­ван Ре­волюц. к-т (его ру­ко­во­ди­те­ля­ми ста­ли пра­вые рес­пуб­ли­кан­цы Н. Аль­ка­лá Са­мо­ра-и-Тор­рес и М. Мау­ра), при­ня­то ре­ше­ние о свер­же­нии мо­нар­хии пу­тём во­ен. пе­ре­во­ро­та. Од­на­ко пла­ны мя­теж­ни­ков про­ва­ли­лись – они не смог­ли за­ру­чить­ся под­держ­кой во­ен­ных и дей­ст­во­ва­ли край­не не­ре­ши­тель­но. Вос­ста­ние под рук. Ф. Га­ла­на Род­ри­ге­са и А. Гар­сия Эр­нан­де­са, под­ня­тое 12.12.1930 в г. Ха­ка, бы­ло по­дав­ле­но пра­ви­тельств. вой­ска­ми. В Мад­ри­де 15.12.1930 вы­сту­пи­ли лишь во­ен. лёт­чи­ки аэ­ро­дро­ма «Ку­ат­ро Вьен­тос» под рук. Ра­мо­на Фран­ко – бра­та Ф. Фран­ко.

Провозглашение Республики. Мадрид, площадь Пуэрта-дель-Соль. 14.4.1931.

В об­ста­нов­ке на­рас­таю­ще­го по­ли­тич. кри­зи­са пра­ви­тель­ст­во адм. Х. Б. Ас­на­ра-Ка­бань­яса (сфор­ми­ро­ва­но 18.2.1931) на­зна­чи­ло на 12.4.1931 му­ни­ци­паль­ные вы­бо­ры и офи­ци­аль­но вос­ста­но­ви­ло кон­сти­туц. га­ран­тии, не дей­ст­во­вав­шие со вре­мён дик­та­ту­ры М. При­мо де Ри­ве­ры. На му­ни­ци­паль­ных вы­бо­рах 12.4.1931 в круп­ных го­ро­дах и пром. цен­трах св. 70% из­би­ра­те­лей от­да­ли свои го­ло­са бло­ку рес­пуб­ли­кан­цев и со­циа­ли­стов. В Мад­ри­де по­бе­да рес­пуб­ли­кан­цев бы­ла бо­лее вну­ши­тель­ной – они по­лу­чи­ли 88758 го­ло­сов (мо­нар­хи­сты – все­го 33939). Ве­че­ром 14.4.1931 рес­пуб­ли­ка бы­ла про­воз­гла­ше­на офи­ци­аль­но. То­гда же об­ра­зо­ва­лось врем. рес­пуб­ли­кан­ское пра­ви­тель­ст­во, со­сто­яв­шее из пред­ста­ви­те­лей ли­бе­раль­ных пар­тий (Н. Аль­ка­ла́ Са­мо­ра-и-Тор­рес – гла­ва пра­ви­тель­ст­ва, М. Аса­нья-и-Ди­ас, А. Лер­рус и др.) и трёх чле­нов Ис­пан­ской со­циа­ли­сти­че­ской ра­бочей пар­тии (ИСРП; Ф. Лар­го Ка­баль­е­ро, Ф. де лос Ри­ос, И. Прие­то). Аль­фон­со XIII по­ки­нул стра­ну, не от­ка­зав­шись, од­на­ко, от сво­их прав на исп. ко­ро­ну. Рес­пуб­ли­ка бы­ла ус­та­нов­ле­на мир­ным пу­тём.

28.6.1931 со­стоя­лись вы­бо­ры в Уч­реди­тель­ные кор­те­сы. Рес­пуб­ли­кан­ские пар­тии и со­циа­ли­сты по­лу­чи­ли 394 из 470 ман­да­тов. 9.12.1931 кор­те­сы при­ня­ли но­вую кон­сти­ту­цию стра­ны. Ис­па­ния бы­ла объ­яв­ле­на «де­мо­кра­тич. рес­пуб­ли­кой тру­дя­щих­ся всех клас­сов», а по фор­ме гос. уст­рой­ст­ва – «ин­те­граль­ной рес­пуб­ли­кой, со­вмес­ти­мой с ав­то­но­ми­ей му­ни­ци­пи­ев и ре­гио­нов». Кон­сти­ту­ция ут­вер­жда­ла сво­бо­ду со­вес­ти, сло­ва, со­б­ра­ний и сою­зов, от­ме­ня­ла дво­рян­ские при­ви­ле­гии. За­ко­но­дат. власть пе­ре­да­ва­лась од­но­па­лат­ным кор­те­сам, из­би­рае­мым ка­ж­дые 4 го­да все­об­щим, тай­ным и пря­мым го­ло­со­ва­ни­ем (впер­вые из­би­рат. пра­во по­лу­чи­ли жен­щи­ны).

Раз­но­гла­сия в ла­ге­ре рес­пуб­ли­кан­цев вы­яви­лись уже в хо­де об­су­ж­де­ния про­ек­та кон­сти­ту­ции. При­ня­тие 26-й ста­тьи (178 го­ло­са­ми про­тив 59), про­воз­гла­сив­шей от­де­ле­ние церк­ви от го­су­дар­ст­ва, рос­пуск ор­де­на ие­зуи­тов на тер­ри­то­рии Ис­па­нии с по­сле­дую­щей на­цио­на­ли­за­ци­ей его иму­ще­ст­ва, за­пре­ще­ние др. ре­лиг. кон­гре­га­ци­ям за­ни­мать­ся пром., тор­го­вой или пре­по­да­ва­тель­ской дея­тель­но­стью, спро­во­ци­ро­ва­ло вы­ход пра­вых во гла­ве с Н. Аль­ка­лá Са­мо­рой-и-Тор­ре­сом из со­ста­ва пра­ви­тель­ст­ва. По­пыт­ка вос­ста­но­вить един­ст­во рес­пуб­ли­кан­ско­го ла­ге­ря (2.12.1931 Аль­ка­лá Са­мо­ра-и-Тор­рес был из­бран пре­зи­ден­том рес­пуб­ли­ки, в т. ч. го­ло­са­ми ле­вых де­пу­та­тов) за­кон­чи­лась не­уда­чей – пра­вые рес­пуб­ли­кан­цы и ра­ди­ка­лы от­ка­за­лись вой­ти в сфор­ми­ро­ван­ное в окт. 1931 пра­ви­тель­ст­во М. Аса­ньи-и-Диа­са.

Пра­ви­тель­ст­ва рес­пуб­ли­ки дек­ла­ри­ро­ва­ли ши­ро­кую про­грам­му де­мо­кра­тич. пре­об­ра­зо­ва­ний. 1.5.1931 пра­ви­тель­ст­во ра­ти­фи­ци­ро­ва­ло меж­ду­нар. кон­вен­цию МОТ об ог­ра­ни­че­нии ра­бо­че­го дня 8 ча­са­ми. В на­ча­ле ию­ля 1932 из­дан де­крет об ус­та­нов­ле­нии га­ран­ти­ро­ван­ной за­ра­бот­ной пла­ты в ря­де от­рас­лей пром-сти. За­кон об аг­рар­ной ре­фор­ме от 9.9.1932 пред­по­ла­гал экс­про­приа­цию вла­де­ний зе­мель­ной ари­сто­кра­тии (зем­ли не­ти­ту­ло­ван­ных лиц от­чу­ж­да­лись толь­ко за вы­куп). Про­ве­де­ние в жизнь этих за­ко­нов, од­на­ко, на­толк­ну­лось на со­про­тив­ле­ние круп­ных зем­ле­вла­дель­цев и бур­жуа­зии. На­ча­лось «бег­ст­во» ка­пи­та­ла за гра­ни­цу. До дек. 1934 бы­ло экс­про­прии­ро­ва­но лишь 1118 тыс. га зем­ли, зем­лю полу­чи­ли 12260 кре­сть­ян­ских се­мей. Во­ен. ре­фор­ма 1931, пре­ду­смат­ри­вав­шая су­ще­ст­вен­ное со­кра­ще­ние офи­цер­ско­го кор­пу­са, вы­зва­ла не­до­воль­ст­во в ря­дах ар­мии и ста­ла од­ной из при­чин мя­те­жа под рук. ген. Х. Сан­хур­хо 10.8.1932 (мя­теж был по­дав­лен). При­ня­тый кор­те­са­ми в сент. 1932 «Ка­та­лон­ский ста­тут», по ко­то­ро­му Ка­та­ло­ния по­лу­чи­ла ав­то­но­мию, вы­звал не­до­воль­ст­во жи­те­лей Бас­ко­нии и Га­ли­сии, по­сколь­ку ана­ло­гич­ные пра­ва им пре­дос­тав­ле­ны не бы­ли.

Про­ти­во­ре­чи­вая и не­по­сле­до­ва­тель­ная по­ли­ти­ка рес­пуб­ли­кан­ско-со­циа­ли­стич. бло­ка при­ве­ла в сер. 1933 к рас­ко­лу рес­пуб­ли­кан­ско­го дви­же­ния и спо­соб­ст­во­ва­ла кон­со­ли­да­ции пра­вых сил. 9.9.1933 пра­ви­тель­ст­во М. Аса­ньи-и-Диа­са уш­ло в от­став­ку, три дня спус­тя бы­ло об­ра­зо­ва­но но­вое пра­ви­тель­ст­во А. Лер­ру­са, со­сто­яв­шее в осн. из пред­ста­ви­те­лей пра­вой Рес­пуб­ли­кан­ской ра­ди­каль­ной пар­тии. 22.10.1932 неск. пра­вых пар­тий, групп и ка­то­лич. ор­га­ни­за­ций офор­ми­лись в Исп. кон­фе­де­ра­цию ав­то­ном­ных пра­вых (СЭДА). В окт. 1933 бы­ла соз­да­на Ис­пан­ская фа­лан­га, объ­е­ди­нив­шая­ся за­тем с др. пар­ти­ей фа­ши­ст­ско­го тол­ка – Хун­той на­сту­п­ле­ния на­цио­нал-син­ди­ка­лиз­ма (ХОНС). На пар­ла­мент­ских вы­бо­рах 19.11 и 3.12.1933 (про­хо­ди­ли в 2 ту­ра) из 473 мест ле­во­рес­пуб­ли­кан­ские пар­тии по­лу­чи­ли все­го 70, со­циа­ли­сты – 60, СЭДА – 98, ра­ди­ка­лы – 100.

1.10.1934 в Мад­ри­де от­кры­лась оче­ред­ная сес­сия кор­те­сов. СЭДА и ра­ди­ка­лы от­ка­за­ли пра­ви­тель­ст­ву Р. Сам­пера (сфор­ми­ро­ва­но 28.4.1934) в до­ве­рии, 4.10.1934 бы­ло об­ра­зо­ва­но но­вое пра­ви­тель­ст­во, в ко­то­рое во­шли во­семь ра­ди­ка­лов и три пред­ста­ви­те­ля СЭДА (М. Хи­ме­нес Фер­нан­дес, Р. Айс­пун, Ан­ге­ра де Со­хо). В от­вет на это 5.10.1934 ко­ми­тет ИСРП ор­га­ни­зо­вал все­об­щую за­бас­тов­ку. В Ас­ту­рии она пе­ре­рос­ла в воо­руж. вос­ста­ние, ко­то­рое бы­ло жес­то­ко по­дав­ле­но пра­ви­тельств. вой­ска­ми под ко­манд. Ф. Фран­ко.

С кон. 1934 в Ис­па­нии раз­вер­ну­лось ши­ро­кое ан­ти­фа­ши­ст­ское дви­же­ние. На­зна­че­ние дос­роч­ных вы­бо­ров в кор­те­сы на 16.2.1936 ус­ко­ри­ло по­ли­тич. объ­е­ди­не­ние ле­вых. 15.1.1936 был под­пи­сан Из­би­ра­тель­ный пакт ле­вых пар­тий, во­шед­ший в ис­то­рию как Пакт о На­род­ном фрон­те (см. в ст. На­род­ный фронт). В его со­став во­шли ИСРП, Ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия Ис­па­нии, Объ­е­ди­нён­ный со­юз со­циа­ли­стич. ­молодё­жи, Все­об­щий со­юз тру­дя­щих­ся (ВСТ), Ле­во­рес­пуб­ли­кан­ская пар­тия, Рес­пуб­ли­кан­ский со­юз и др. Про­грам­ма Нар. фрон­та вклю­ча­ла тре­бо­ва­ния ам­ни­стии по­ли­тич. за­клю­чён­ным, аре­сто­ван­ным на­чи­ная с но­яб. 1934, умень­ше­ния аренд­ной пла­ты за зем­лю, на­де­ле­ния уча­ст­ка­ми без­зе­мель­ных кре­сть­ян и пр. На вы­бо­рах в кор­те­сы Нар. фронт по­лу­чил 4654116 го­ло­сов, пра­вые пар­тии – 4405523, ба­ск­ские на­цио­на­ли­сты – 12714, цен­три­ст­ские пар­тии – 400901. Ма­жо­ри­тар­ная сис­те­ма по­зво­ли­ла Нар. фрон­ту по­лу­чить 268 ман­да­тов, пра­вым и цен­три­ст­ским пар­ти­ям дос­та­лось 205 мест в пар­ла­мен­те.

Сфор­ми­ро­ван­ные по­сле по­бе­ды Нар. фрон­та пра­ви­тель­ст­ва М. Аса­ньи-и-Диа­са (19.2–12.5.1936) и Ка­са­ре­са Ки­ро­ги (12.5–18.7.1936) по­пы­та­лись про­дол­жить не­ко­то­рые ре­фор­мы рес­пуб­ли­ки. Был из­дан дек­рет о пре­кра­ще­нии вы­пла­ты ком­пен­са­ций круп­ным зе­мель­ным соб­ст­вен­ни­кам за кон­фи­ско­ван­ные зем­ли, вве­де­но час­тич­ное стра­хо­ва­ние от не­сча­ст­ных слу­ча­ев, пен­сии по ста­рос­ти, от­пус­ка ра­бо­чим и др. В кон­це апр. 1936 пра­ви­тель­ст­во про­воз­гла­си­ло пра­во всех на­ро­дов Ис­па­нии на са­мо­управ­ле­ние. Дек­ла­ри­ро­ван­ные пре­об­ра­зо­ва­ния, од­на­ко, не про­во­ди­лись в жизнь, за­ко­но­дат. дея­тель­ность кор­те­сов бы­ла па­ра­ли­зо­ва­на об­струк­ци­ей пра­вых.

Пра­вые си­лы не сми­ри­лись с по­те­рей вла­сти и на­ча­ли под­го­тов­ку к пе­ре­во­ро­ту. Идею воо­руж. пе­ре­во­ро­та под­держива­ла не­боль­шая часть выс­ше­го ко­мандного со­ста­ва ар­мии (Ф. Фран­ко, Х. Сан­хурхо, М. Го­дед и др.), круп­ные зем­ле­вла­дель­цы, цер­ков­ные ие­рар­хи. 12.7.1936 в Мад­ри­де был убит лей­те­нант штур­мо­вой гвар­дии ан­ти­фа­шист Х. дель Кас­ти­льо, на сле­дую­щий день – ли­дер пра­во­го Нац. бло­ка Х. Каль­во Со­те­ло. Эти со­бы­тия ус­ко­ри­ли вы­сту­п­ле­ние мя­теж­ни­ков. 17.7.1936 вос­ста­ли рас­квар­ти­ро­ван­ные в Ма­рок­ко исп. вой­ска [ок. 47 тыс. сол­дат и офи­це­ров, часть из кото­рых слу­жи­ла в Иностр. ле­гио­не (11 тыс.)]. Они бы­ст­ро ов­ла­де­ли го­ро­да­ми Ме­ли­лья, Се­ута и Те­ту­ан. 18.7.1936 их под­дер­жа­ли во­ен­ные Ка­ди­са и Се­вильи. В стра­не на­ча­лась гражд. вой­на. В пер­вые дни бо­ёв пра­вым уда­лось за­кре­пить­ся на юге (Ка­дис, Уэль­ва, Се­ви­лья) и се­ве­ре стра­ны (Га­ли­сия, На­вар­ра, ста­рая Кас­ти­лия и Ара­гон). Центр. рай­оны Ис­па­нии ос­та­лись в ру­ках рес­пуб­ли­кан­цев.

В ус­ло­ви­ях, ко­гда б. ч. ар­мии вы­сту­пи­ла на сто­ро­не мя­теж­ни­ков (Рес­пуб­ли­ке ос­та­лись вер­ны­ми лишь 3,5 тыс. офи­це­ров, авиа­ция и во­ен. флот), пра­ви­тель­ст­во ле­во­го рес­пуб­ли­кан­ца Х. Хи­ра­ля (сфор­ми­ро­ва­но 19.7.1936) при­ня­ло ре­ше­ние воо­ру­жить на­род. К 20.10.1936 все от­ря­ды нар. ми­ли­ции бы­ли пре­об­ра­зо­ва­ны в во­ин­ские час­ти. В на­ча­ле авг. 1936 на­ча­лась пе­ре­да­ча во врем. управ­ле­ние проф­сою­зов – ВСТ и Нац. кон­фе­де­ра­ции тру­дя­щих­ся (НКТ) – фаб­рик и за­во­дов, при­над­ле­жав­ших пред­при­ни­ма­те­лям, ко­то­рые бе­жа­ли к фран­ки­стам.

Передовой пост народной милиции обстреливает позиции националистов. 1936.

Во­ен. си­лы на­цио­на­ли­стов бы­ли ор­гани­зо­ва­ны в три ар­мии: се­вер­ную (ко­манд. – ген. Э. Мо­ла), юж­ную (ген. Кей­по де Лья­но) и цен­траль­ную (ген. Х. Мос­кар­до Иту­ар­те). 6.8.1936 на­ча­лось на­сту­п­ле­ние фран­ки­ст­ских сил на Мад­рид. 3.9.1936 они за­хва­ти­ли г. Ирун, по­сле че­го рес­пуб­ли­кан­ский се­вер ока­зал­ся от­ре­зан­ным от франц. гра­ни­цы. 28.9.1936 пал То­ле­до. В на­ча­ле но­яб. 1936 си­лы фран­ки­стов во гла­ве с ген. Э. Мо­ла за­хва­ти­ли аэ­ро­дром Хе­та­фе, близ Мад­ри­да, на­ме­ре­ва­ясь ов­ла­деть сто­ли­цей, но взять её не уда­лось. До­бив­шись во­ен. ус­пе­ха, пра­вые при­сту­пи­ли к соз­да­нию сво­его гос. ап­па­ра­та. 29.9.1936 Ф. Фран­ко воз­гла­вил т. н. Тех­нич. хун­ту (про­об­раз бу­ду­ще­го пра­ви­тель­ст­ва на­цио­на­ли­стов), 1.10 был объ­яв­лен гла­вой го­су­дар­ст­ва и ге­не­ра­лис­си­му­сом. 18.11.1936 Гер­ма­ния и Ита­лия офи­ци­аль­но при­зна­ли пра­ви­тель­ст­во Ф. Фран­ко.

Со­бы­тия в Ис­па­нии по­лу­чи­ли ши­ро­кий ме­ж­ду­нар. ре­зо­нанс. В авг. 1936 под эги­дой Ли­ги На­ций в Лон­до­не был соз­дан Ко­ми­тет по не­вме­ша­тель­ст­ву в ис­пан­ские де­ла (в не­го во­шли пред­ста­ви­те­ли 27 ев­роп. стран; СССР пред­став­лял И. М. Май­ский). Со­гла­ше­ние о не­вме­ша­тель­ст­ве пре­ду­смат­ри­ва­ло за­прет ев­роп. стра­нам экс­пор­та и тран­зи­та ору­жия и во­ен. ма­те­риа­лов в Ис­па­нию. О сво­ём ней­тра­ли­те­те объ­я­ви­ло так­же пра­ви­тель­ст­во США. Од­на­ко К-т по не­вме­ша­тель­ст­ву не смог ре­шить по­став­лен­ные пе­ред ним за­да­чи.

Тес­ные кон­так­ты исп. ан­ти­рес­пуб­ли­кан­ских сил с пра­вя­щи­ми кру­га­ми фа­ши­ст­ской Ита­лии бы­ли ус­та­нов­ле­ны ещё в 1934. 28.11.1936 бы­ло под­пи­са­но ита­ло-исп. со­гла­ше­ние. В хо­де гражд. вой­ны 1936–39 Гер­ма­ния и Ита­лия ока­зы­ва­ли пря­мую во­ен. по­мощь фран­ки­стам. На сто­ро­не Фран­ко в Ис­па­нии вое­ва­ло ок. 150 тыс. итал. сол­дат (в т. ч. неск. ди­ви­зий, имев­ших опыт вой­ны в Эфио­пии), флот Ита­лии опе­ри­ро­вал в ин­те­ре­сах исп. хун­ты в Сре­ди­зем­ном мо­ре. Итал. авиа­ция, дис­ло­ци­ро­вав­шая­ся в Ис­па­нии, со­вер­ши­ла 86420 вы­ле­тов, про­из­ве­ла 5319 бом­бар­ди­ро­вок, во вре­мя ко­то­рых на исп. на­се­лён­ные пунк­ты бы­ло сбро­ше­но 11585 т взрыв­ча­тых ве­ществ. Гит­ле­ров­ская Гер­ма­ния так­же на­пра­ви­ла Фран­ко зна­чит. ко­ли­че­ст­во са­мо­лё­тов, тан­ков, ар­тил­ле­рии, средств свя­зи. О раз­ма­хе герм. ин­тер­вен­ции сви­де­тель­ст­ву­ет тот факт, что св. 26 тыс. герм. во­ен­но­слу­жа­щих бы­ли на­гра­ж­де­ны Гит­ле­ром за за­слу­ги в вой­не в Ис­па­нии. В но­яб. 1936 в Гер­ма­нии спе­ци­аль­но для уча­стия в бо­ях про­тив рес­пуб­ли­ки был сфор­ми­ро­ван ле­ги­он «Кон­дор» (на­счи­ты­вал до 5,5 тыс. во­ен­но­слу­жа­щих) под ко­манд. ген.-м. Г. Шпер­ле (с 1940 ген.-фельдм.), позд­нее – ген.-м. В. фон Рихт­го­фе­на (с 1943 ген.-фельдм.). 26.4.1937 ле­ги­он «Кон­дор» под­верг вар­вар­ской бом­бар­ди­ров­ке г. Гер­ни­ка. По­мощь пра­ви­тель­ст­ву Фран­ко по­став­ка­ми го­рю­че­го, гру­зо­ви­ков и пр. ока­зы­ва­ли так­же ве­ду­щие ком­па­нии США («Standard Oil Compa­ny», «Ford», «General Motors» и др.).

Пе­ред ли­цом от­кры­то­го вме­ша­тель­ст­ва Ита­лии и Гер­ма­нии в исп. де­ла 29.9.1936 По­лит­бю­ро ЦК ВКП(б) при­ня­ло ре­ше­ние о про­ве­де­нии опе­ра­ции «Х», пре­ду­смат­ри­вав­шей ока­за­ние во­ен. по­мо­щи рес­пуб­ли­кан­ско­му пра­ви­тель­ст­ву. Из СССР в исп. пор­ты бы­ло дос­тав­ле­но 500 тыс. тонн воо­ру­же­ний (по­став­ки ору­жия осу­ще­ст­в­ля­лись че­рез тре­тьи стра­ны), за что Рес­пуб­ли­ка пе­ре­да­ла сов. пра­ви­тель­ст­ву зна­чит. часть сво­его зо­ло­то­го за­па­са. На сто­ро­не Рес­пуб­ли­ки сра­жа­лись сов. доб­ро­воль­цы, гл. обр. тан­ки­сты и лёт­чи­ки. Дви­же­ние со­ли­дар­но­сти с исп. рес­пуб­ли­кан­ца­ми раз­вер­ну­лось во многих др. стра­нах ми­ра. В бое­вых дей­ст­ви­ях на сто­ро­не рес­пуб­ли­кан­ско­го пра­ви­тель­ст­ва уча­ст­во­ва­ло 7 ин­тер­на­цио­наль­ных бри­гад (ок. 35 тыс. чел.), сфор­ми­ро­ван­ных из гра­ж­дан 54 стран ми­ра.

Во­ен. не­уда­чи ста­ли при­чи­ной от­ставки пра­ви­тель­ст­ва Х. Хи­ра­ля. 4.9.1936 бы­ло об­ра­зо­ва­но но­вое пра­ви­тель­ст­во рес­пуб­ли­ки во гла­ве с со­циа­ли­стом Ф. Лар­го Ка­баль­е­ро, ко­то­ро­му уда­лось ор­га­ни­зо­вать обо­ро­ну Мад­ри­да и за­ста­вить фран­ки­стов от­сту­пить (7–25.11.1936). Лар­го Ка­баль­е­ро про­дол­жил эко­но­мич. по­ли­ти­ку Хи­ра­ля. Дек­ре­том от 7.10.1936 бы­ла уза­ко­не­на экс­про­приа­ция зе­мель, вла­дель­цы ко­то­рых вста­ли на сто­ро­ну на­цио­на­ли­стов. Б. ч. зе­мель пе­ре­шла во вла­де­ние проф­сою­зов – НКТ и Фе­де­рации тру­дя­щих­ся зем­ли, вхо­див­шей в ВСТ, хо­тя дек­рет пре­дос­та­вил оди­на­ко­вые пра­ва кол­лек­ти­вам с.-х. ра­бо­чих и кре­сть­я­нам-соб­ст­вен­ни­кам.

Отряд республиканской армии вступает в Бриуэгу (Гвадалахарский фронт). 1937.

Вес­ной 1937 на­чал­ся но­вый этап гражд. вой­ны. На­сту­п­ле­ние фран­ки­стов на Мад­рид с юга про­ва­ли­лось. Рес­пуб­ли­кан­цы на­нес­ли им по­ра­же­ния в бо­ях на р. Ха­ра­ма (февр. 1937) и при Гва­да­ла­ха­ре (мар­т 1937). В мае 1937 Рес­пуб­ли­ка пе­ре­жи­ла ост­рый по­ли­тич. кри­зис, вы­зван­ный ан­ти­пра­ви­тель­ствен­ным мя­те­жом в Бар­се­ло­не ле­вац­ких и анар­хи­ст­ских сил из НКТ. По­сле его по­дав­ле­ния бы­ло сфор­ми­ро­ва­но но­вое пра­ви­тель­ст­во (с уча­сти­ем ИСРП, КПИ и рес­пуб­ли­кан­цев) под рук. со­циа­ли­ста Х. Нег­ри­на (17.5.1937).

В от­ли­чие от рес­пуб­ли­кан­цев, в ла­ге­ре ко­то­рых про­дол­жа­лись раз­но­гла­сия, ан­ти­рес­пуб­ли­кан­ские си­лы всё боль­ше кон­со­ли­ди­ро­ва­лись. 19.4.1937 опуб­ли­ко­ван дек­рет о слия­нии Исп. фа­лан­ги, тра­ди­цио­на­ли­стов (кар­ли­стов) и др. пра­вых ор­га­ни­за­ций в еди­ную пар­тию, при­няв­шую назв. Исп. фа­лан­га тра­ди­цио­на­ли­стов и хунт на­цио­нал-син­ди­ка­ли­ст­ско­го на­сту­п­ле­ния. 30.1.1938 бы­ло соз­да­но пра­ви­тель­ст­во на­цио­на­ли­стов, в ко­то­рое во­шли два мо­нар­хи­ста, два кар­ли­ста, три фа­лан­ги­ста и неск. во­ен­ных. Гла­вой пра­ви­тель­ст­ва стал Ф. Фран­ко. Дек­ре­том от 8.8.1938 бы­ли соз­да­ны т. н. вер­ти­каль­ные син­ди­ка­ты, объ­е­ди­нив­шие пред­при­ни­ма­те­лей и ра­бо­чих по от­рас­лям пром-сти. Ра­бо­чие по­те­ря­ли пра­во на за­бас­тов­ки. Ре­гу­ли­ро­ва­ние тру­до­вых от­но­ше­ний бы­ло объ­яв­ле­но пре­ро­га­ти­вой го­су­дар­ст­ва.

Вес­ной 1937 на­цио­на­ли­сты пе­ре­не­сли во­ен. дей­ст­вия на се­вер, где им уда­лось до­бить­ся зна­чит. ус­пе­ха. 20.6.1937 был за­хва­чен Биль­бао, 26.8.1937 итал. час­ти во­шли в Сан­тан­дер. К кон­цу ок­тяб­ря фран­ки­сты за­хва­ти­ли Ас­ту­рию. На­не­ся по­ра­же­ние рес­пуб­ли­кан­цам под Те­ру­элем (дек. 1937 – февр. 1938) и на Ара­гон­ском фрон­те (март 1938), вой­ска на­цио­на­ли­стов 15.4.1938 вы­шли к Сре­ди­зем­но­му м., раз­ре­зав на­двое тер­ри­то­рию Рес­пуб­ли­ки.

Тра­ги­че­ский для рес­пуб­ли­кан­цев ис­ход бит­вы на р. Эб­ро (25.7–15.11.1938) при­бли­зил за­вер­ше­ние борь­бы. 23.12.1938 на­ча­лось на­сту­п­ле­ние фран­ки­стов на Ка­та­ло­нию, 26.1.1939 па­ла Бар­се­ло­на. 27.2.1939 Ве­ли­ко­бри­та­ния и Фран­ция зая­ви­ли о при­зна­нии пра­витель­ст­ва Ф. Фран­ко и о раз­ры­ве ди­пло­ма­тич. от­но­ше­ний с рес­пуб­ли­кан­ской Ис­па­ни­ей. 27.2.1939 М. Аса­нья-и-Ди­ас по­дал в от­став­ку с по­ста пре­зи­ден­та стра­ны. 5.3.1939 в Мад­ри­де бы­ла соз­да­на Хун­та са­мо­обо­ро­ны во гла­ве с полк. Ка­са­до, в ко­то­рую во­шли ли­де­ры со­циа­ли­стов и анар­хи­стов. 19.3.1939 Хун­та пред­ло­жи­ла Фран­ко на­чать пе­ре­го­во­ры о за­клю­че­нии ми­ра и от­кры­ла на­цио­на­ли­стам до­ро­гу на Мад­рид. 28.3.1939 вой­ска Фран­ко без боя во­шли в го­род.

И. р. за­вер­ши­лась по­бе­дой пра­вых сил. Хо­тя мо­нар­хия в Ис­па­нии бы­ла сверг­ну­та, од­на­ко ус­та­но­вил­ся ав­то­ри­тар­ный ре­жим фа­ши­ст­ско­го ти­па, от­ме­нив­ший зна­чит. часть ре­форм, про­ве­дён­ных в пе­ри­од су­ще­ст­во­ва­ния де­мо­кра­тич. рес­пуб­ли­ки. В хо­де И. р. по­гиб­ло 300 тыс. чел. (из них на фрон­тах – 140 тыс.), 500 тыс. ис­пан­цев эмиг­ри­ро­ва­ли во Фран­цию и др. стра­ны (из них 300 тыс. не вер­ну­лись на ро­ди­ну). Со­бы­тия в Ис­па­нии в 1931–1939 ока­за­ли дес­та­би­ли­зи­рую­щее влия­ние на об­ста­нов­ку в Ев­ро­пе и ми­ре; со­вмест­ная под­держ­ка фа­ши­ст­ской Ита­ли­ей и на­ци­ст­ской Гер­ма­ни­ей фран­ки­стов по­ло­жи­ла на­ча­ло фор­ми­ро­ва­нию аг­рес­сив­но­го бло­ка этих дер­жав.

bigenc.ru

ИСПАНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1931-39 - это... Что такое ИСПАНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1931-39?

Особенности И. р. были в значит. мере обусловлены нек-рыми отличит. чертами ист. развития Испании (прежде всего исключит. живучестью феод. пережитков, носители к-рых - помещики - закрепили в годы фаш. режима тесный союз с финанс.-пром. олигархией). С 1808, в непосредств. связи с войной против наполеоновской Франции, за нац. независимость, в Испании начался период бурж. революций. Этот период завершился в последней четв. 19 в. компромиссом буржуазии с феод. аристократией. Политич. система, обеспечивавшая господство аристократии, сохранялась до 1923, когда при диктатуре ген. Примо де Риверы в экономич. и политич. жизни Испании на передний план стала выдвигаться развивавшаяся в годы 1-й мировой войны монополистич. олигархия. Одновременно рос революц. пролетариат.

Установленная в 1923 в Испании воен. диктатура, с помощью к-рой правящие классы страны надеялись задержать подъем рабочего и демократич. движения, получившего особенно бурное развитие после Окт. социалистич. революции в России, длилась в течение 7 лет. В период диктатуры складывалось мощное движение оппозиции, к-рое, несмотря на разобщенность и различные цели его участников, принадлежавших к разным классам и социальным группам, охватило большинство населения страны.

В нач. 1930 стало уже невозможно закрывать глаза на приближавшуюся бурю, предвестниками к-рой были выступления рабочих и крестьян, студенч. волнения, возмущение диктатурой со стороны выдающихся представителей интеллигенции. В стране распространялись заговоры и восстания. Встревоженный положением король Альфонс XIII был вынужден отказаться от услуг диктатора Примо де Риверы, вышедшего в отставку 28 янв. Король поручил ген. Дамасо Беренгеру сформировать пр-во, к-рое выправило бы курс гос-ва, угрожающе сползавшего в пропасть. Ген. Беренгер, стремясь спасти монархию, пытался как-то исправить методы правления своего предшественника, но было уже поздно.

Экономич. кризис, охвативший Испанию в сер. 1930, обострил до предела противоречия господствовавшей в стране социальной и политич, системы. Осью политич. борьбы, развернувшейся накануне революц. взрыва, было противоречие между блоком землевладельческой аристократии и финансовой олигархии (его господство олицетворяла монархия) и испанским народом в целом. В надвигавшейся бур.-демократич. революции были объективно заинтересованы пролетариат и крестьянство, мелкая гор. буржуазия, прогрессивная интеллигенция, участники нац. движения Каталонии, Басконии и Галисии, а также вся немонополистич. буржуазия. Глубокие революц. преобразования, к-рые были поставлены на очередь дня (ликвидация монархии, агр. реформа, решение нац. вопроса, демократизация экономики и гос. аппарата и др.), могли быть полностью осуществлены только под руководством пролетариата. Но накануне революции большинство рабочего класса еще находилось под влиянием социалистич. и анархо-синдикалистских лидеров, считавших, что в бурж. революции руководящая роль должна принадлежать буржуазии. Эту точку зрения разделяли и социалисты, вошедшие в т. н. Революц. комитет, созданный лидерами бурж.-респ. движения на основе Сан-Севастьянского пакта 1930. Между тем именно в эти дни выступления исп. пролетариата (особенно мощные политич. забастовки, прокатившиеся по всей стране) еще раз показали, что рабочий класс является самой активной, самой боеспособной революц. силой. Под воздействием этих массовых выступлений Революц. к-т принял решение о воен. перевороте, дата осуществления к-рого неск. раз переносилась. Нерешительность комитета, страшившегося размаха революц. борьбы масс, привела к неудаче героич. восстания гарнизона г. Хака (12 дек. 1930) и попытки переворота, поддержанного всеобщей стачкой, к-рый был намечен на 15 дек. Но, несмотря на неудачу, революционизирующее воздействие этих выступлений было огромно.

Установление республики. Коалиция республиканцев и социалистов у власти (1931-33). Стремясь предотвратить крушение монархии, правительство Беренгера издало декрет о проведении 19 марта выборов в кортесы. Этот маневр не принес успеха его инициаторам, ибо в условиях революционного подъема оппозиционные силы отказались участвовать в выборах и вынудили Беренгера подать в отставку (14 февр. 1931). Король назначил вместо ген. Беренгера адм. Аснара, к-рый, пытаясь, как и его предшественник, прощупать обществ. мнение страны, назначил на 12 апр. выборы в муниципалитеты. Но эти выборы, значение к-рых король и его министры стремились ограничить адм. рамками, вылились в решит. антимонархич. плебисцит. На другой день после выборов президент каталонского авт. пр-ва Масиа провозгласил создание Каталонской республики. Одновременно в ряде исп. городов взвились респ. знамена. 14 апр. 1931 Революц. к-т собрался в здании Мин-ва внутр. дел и сформировал врем. пр-во, к-рое возглавил Алькала Самора (лидер Демократич. либеральной партии). В этот день король отрекся от престола. Королев. семья бежала за границу. Адм. Аснар, уходя с поста председателя последнего пр-ва Альфонса XIII, изрек с философским смирением: "Испания уснула монархической, а проснулась республиканской". В сущности говоря, Испания стала республикой уже 12 апр., когда народ столь решительно высказался против монархии. 27 июля 1931 собрались Учредительные кортесы, к-рые 9 дек. 1931 приняли респ. конституцию (см. Испанская конституция 1931). Отстаивая свои демократич. права, массы добились изменения политич. структуры страны. Ни армия, ни т. н. гражданская гвардия, известная своей преданностью монархии, даже не предприняли попытки защитить разложившийся режим.

Эта мирная революция лишила власти блок помещичьей аристократии и крупной буржуазии, к-рый уступил место новому блоку, представлявшему всю буржуазию, за исключением нек-рых групп монополистич. капитала; стремясь обеспечить себе опору в массах, буржуазия привлекла к участию в пр-ве Социалистич. партию. В дек. 1931 давление масс привело к отстранению от власти двух самых правых политич. партий: Консервативной (лидер - М. Маура) и Радикальной (лидер - А. Леррус).

Руководство пр-вом оказалось в руках мелкобурж. республиканцев. В те дни нар. энтузиазма респ. пр-во могло бы относительно легко ослабить экономич. власть реакции, лишить ее позиций в гос. аппарате, в армии и в гос. институтах. Но оно этого не сделало. Ответственность за это упущение, имевшее роковые последствия, лежит на Социалистич. партии, к-рая плелась в хвосте у буржуазии. У руководителей республики (наиболее значит. фигурой среди них был лидер Левореспубликанской партии д-р Мануэль Асанья), цитировавших в своих многочисл. и противоречивых выступлениях Робеспьера, Дантона и Сен-Жюста, не было революц. решимости якобинцев. Они не провели агр. реформы, в к-рой так нуждалась Испания - "страна земли без людей и людей без земли" и к-рую требовали миллионы бедных крестьян и с.-х. рабочих. И при новом, бурж.-демократич., строе сохранялись сеньориальные владения, натур. рента, издольщина, барщина. В Исп. республике герцог Мединасели по-прежнему владел 79 147 га зарегистрированной земли, герцог Пеньяранда - 51 016 га, герцог Вильяэрмоса - 47 203 га, герцог Альба - 34 455 га, маркиз Романа - 29 095 га и маркиз Комильяс - 23 720 га. Т. к. респ. пр-во не провело агр. реформы, наступило неизбежное: началась борьба крестьян за землю, к-рую власти подавляли с исключит. жестокостью. В 1932 в Касас-Вьехас (пров. Кадис) 14 крестьян, оборонявшихся от карателей в одном из домов, были заживо сожжены. Все это дало основание Мартинесу Баррио, одному из видных деятелей республики, сказать о политике первых респ. пр-в (за к-рую он сам нес ответственность), что она была слеплена "из грязи, крови и слез".

Вместо того чтобы с помощью демократич. политики заручиться поддержкой масс, республиканские и социалистич. министры старались не ссориться с группами, оттесненными от власти. Этим они отталкивали массы от республики и подрывали свой престиж. Подобной политикой заигрывания с реакцией и насилий по отношению к рабочему классу и крестьянству они расчистили путь для контрреволюции, к-рая уже с первых шагов нового строя начала готовиться к восстановлению прежних порядков. Так стал возможным воен. мятеж 10 авг. 1932, возглавлявшийся ген. Санхурхо, подавленный лишь благодаря немедл. ответному выступлению масс (Санхурхо, приговоренный вначале к смертной казни, а затем - к 30 годам тюрьмы, был в 1934 освобожден пр-вом Лерруса).

Наступление реакции и борьба трудящихся под руководством Коммунистич. партии против фашизма, за победу Нар. фронта (1933-36). В сент. 1933 социалисты были выведены из пр-ва. Раскол респ.-соц. блока вызвал политич. кризис в республике. Респ. партии под давлением правых сил раскололись на мелкие группы. Парламент был распущен. Новые выборы (19 нояб. 1933) принесли большинство реакц. и полуфаш. силам. Социалистич. партия потеряла половину своих мест в парламенте.

Одержав в 1933 победу на выборах, реакция получила широкие возможности для захвата власти легальным путем и подрыва республики изнутри. С этой целью силы реакции объединились в Конфедерацию автономных правых (СЭДА) - организацию клерикально-фаш. толка с Хилем Роблесом во главе. В нач. окт. 1934 СЭДА после ряда подготовит. маневров вошла в состав пр-ва. Новый успех реакции был облегчен разложением Радикальной партии, руководимой возглавлявшим серию правительств демагогом и авантюристом А. Леррусом.

Вхождение СЭДА в пр-во было решающим шагом на пути осуществления правыми своих планов. Однако выполнить эти планы оказалось не так легко, как они себе представляли. Правда, разочарование масс в республике было крайне глубоким, но не менее сильной была их ненависть к поднимавшей голову реакции.

Руководителем и организатором масс, объединявшихся в борьбе с силами контрреволюции, становилась Коммунистич. партия. К сожалению, в первые годы республики Коммунистич. партия Испании (КПИ), численно небольшая и пользовавшаяся незначит. влиянием в стране, не могла коренным образом изменить нац. политику. Сразу же после своего возникновения в 1920 партии пришлось уйти в подполье и переносить постоянные преследования. Только в первые годы диктатуры Примо де Риверы один за другим были арестованы 5 составов Центр. к-та КПИ. Это обстоятельство, так же как и неопытность большинства коммунистов, способствовало распространению в ее рядах левацких тенденций, к-рые были особенно заметны в деятельности группы, руководившей партией после свержения монархии.

Несмотря на допущенные ошибки сектантского и догматич. характера, помешавшие вначале коммунистам создать широкую массовую базу (ошибки, исправлявшиеся в ходе борьбы), Коммунистич. партия была единств. партией, ясно представлявшей себе всю совокупность изменений, к-рые нужно было совершить, чтобы демократизировать Испанию.

На первое место партия выдвигала агр. реформу, проведение к-рой было абсолютно необходимо для того, чтобы разорвать феод. путы, сдерживавшие экономич. развитие страны, и удовлетворить чаяния крест. масс. Коммунисты требовали мер, ограничивающих господство крупных нац. и иностр. банков и монополий над экономич. и социальной жизнью страны. Коммунистич. партия считала необходимым провозгласить право на самоопределение Каталонии, Страны басков и Галисии, предоставить полную независимость Марокко и вывести исп. войска из Сев. Африки. По мнению коммунистов, республика должна была осуществить демократич. обновление гос. аппарата и в первую очередь командного состава исп. армии. Элементарной мерой самозащиты республики было бы удаление с руководящих постов наиболее явных ее противников, особенно т. н. "африканцев" - генералов и военачальников, сделавших стремит. карьеру в ходе колониальной войны в Марокко, - заклятых врагов республики и демократии.

Если бы были достигнуты эти демократич. цели, материальная база олигархии, а вместе с тем и ее возможности выступить против народа были бы значительно подорваны, а от Испании была бы отведена угроза гражд. войны, к к-рой готовились реакц. силы.

Коммунистич. партии, как она об этом заявила еще на своем III съезде в 1929, было абсолютно ясно, что для последоват. осуществления демократизации страны необходимо, чтобы рабочий класс выполнил роль руководителя масс. Важнейшим условием успешного выполнения этой роли было объединение всех сил рабочего класса. Поэтому решение проблемы единства рабочего класса компартия сделала осью своей политики. Достижение такого единства требовало энергичных и настойчивых усилий, к-рые в 1933-34 начали приносить свои плоды. Политика единства прокладывала себе дорогу в массах; она находила сочувственный отклик и в рядах Социалистич. партии, к-рая, после того как социалисты были вытеснены из пр-ва, переживала серьезный кризис. Если нек-рых социалистич. лидеров поражение и провал их политики подтолкнули к открытому переходу в стан бурж. либерализма и отказу от клас. позиций, то другая, более близкая пролетариату часть руководства во главе с Ларго Кабальеро активно включилась в антифаш. борьбу. Это позволило в течение 1934 добиться первых весьма важных, хотя и непрочных еще успехов на пути установления единства между Коммунистич. и Социалистич. партиями.

Когда клерикально-фаш. партия СЭДА, решив, что обстановка назрела, 4 окт. 1934 вошла в состав пр-ва, массы под руководством Социалистич. и Коммунистич. партий дали немедленный ответ. В Испании была объявлена всеобщая забастовка, к-рая в Астурии, в Стране басков, Каталонии и Мадриде переросла в вооруж. восстание. Особенно широким размахом и наибольшей остротой отличалась борьба в Астурии (см. Октябрьские бои 1934 в Испании).

Пр-во бросило против трудящихся подразделения иностр. легиона и марокканские части, к-рые с особой жестокостью расправлялись с астурийскими горняками.

Репрессиями против повстанч. движения в окт. 1934 руководил ген. Франко, уже тогда готовивший заговор против республики. Св. 2 тыс. убитых и 30 тыс. арестованных во время октябрьских схваток 1934 - эти цифры свидетельствуют об упорном характере боев и о жестокости правительств. репрессий. Участие марокканских частей в кровавой расправе с повстанцами в окт. 1934 было новым уроком, показавшим, что означала для исп. народа колониалистская политика республики, следовавшей в этом отношении по пути, проложенному монархией. Респ. пр-ва, осуществляя свою "имперскую" политику, отказывались признать право марокканцев на нац. независимость и в своей неразумной слепоте способствовали тому, что на марокканской терр. под команд. контрреволюц. генералов собирались ударные силы ультрареакционеров, приобретавшие в борьбе против марокканского народа боевой опыт и проходившие практич. подготовку для последующей борьбы против исп. народа.

Хотя октябрьское восстание 1934 и потерпело поражение из-за отсутствия организованности и координации действий, все же оно задержало осуществление планов реакции и пробудило во всей стране широкое движение солидарности, ненависть к реакции и подготовило условия для образования Нар. фронта.

Спустя два месяца после окончания борьбы в Астурии, по инициативе компартии, в условиях подполья был создан комитет по связи между руководством Социалистич. и Коммунистич. партий. В мае 1935 КПИ, опираясь на уже действовавший в течение неск. месяцев Антифаш. блок, предложила Социалистич. партии образовать Нар. фронт. Однако Социалистич. партия под предлогом нежелания сотрудничать с бурж. респ. партиями, изгнавшими ее из пр-ва, ответила отказом. Хотя в общенац. масштабе предложение коммунистов не было принято, тем не менее на местах возникли многочисл. к-ты Нар. фронта и к-ты по связи между социалистами и коммунистами, практически осуществлявшие политику единства. Опираясь на решения VII конгресса Коминтерна (выработке к-рых в большой мере помог исп. опыт), Коммунистич. партия развивала достигнутые успехи в деле создания Нар. фронта. В дек. 1935 в результате слияния Всеобщей унитарной конфедерации труда (находившейся под влиянием коммунистов) и Всеобщего союза трудящихся (руководимого социалистами) было осуществлено профсоюзное единство.

В дек. 1935 под давлением масс реакционное пр-во было вынуждено подать в отставку. Было сформировано пр-во во главе с бурж. демократом Портела Вальядаресом, к-рый распустил парламент и назначил новые выборы. Это была победа демократич. сил, ускорившая создание Нар. фронта. 15 янв. 1936 был подписан пакт об образовании Нар. фронта, в к-рый вошли Социалистич. партия, Коммунистич. партия, Леворесп. партия, Респ. союз, Всеобщий союз трудящихся и ряд мелких политич. групп, не имевших серьезного влияния в стране. Вне рядов Нар. фронта оставалась анархистская Нац. конфедерация труда (НКТ), хотя рядовые рабочие-анархисты активно сотрудничали с рабочими др. политич. направлений вопреки сектантской тактике лидеров НКТ.

На состоявшихся 16 февр. выборах демократич. силы одержали блистательную победу. Из 480 мест в парламенте партии Нар. фронта завоевали 268.

Победа Нар. фронта воодушевила прогрессивные силы Испании на борьбу за осуществление глубоких демократич. преобразований. Грандиозные уличные демонстрации, состоявшиеся в Мадриде и др. городах, свидетельствовали о решимости масс упрочить и развить одержанную победу. Народ требовал освобождения политич. заключенных, и это требование было выполнено без промедлений.

Быстро росло влияние Коммунистич. партии, численность к-рой в февр. 1936 составляла 30 тыс., в марте - 50 тыс., в апр. - 60 тыс., в июне - 84 тыс., в июле - 100 т. ч. Еще больше укрепился Нар. фронт, ведущей силой к-рого был рабочий класс. Слияние орг-ций социалистич. и коммунистич. молодежи в Союз объединенной социалистич. молодежи (апр. 1936) подготовило основу для единства молодежного движения. В Каталонии в результате слияния 4 рабочих партий (июль 1936) была создана Объединенная социалистич. партия Каталонии.

Успехи Нар. фронта вновь открыли перед Испанией перспективу развития демократич. революции мирным, парламентским путем. В результате победы Нар. фронта было создано респ. пр-во, без социалистов и коммунистов. КПИ была сторонницей создания пр-ва Нар. фронта, однако против этого возражала Социалистич. партия. И не потому, что социалисты хранили верность данной в сент. 1933 клятве - не сотрудничать с респ. партиями, а потому что надеялись на переход власти в их руки после провала республиканцев, в рядах к-рых не было необходимого единства. Однако события развернулись не так, как ожидали лидеры социалистов. Образовавшиеся после победы Нар. фронта пр-ва Асаньи (19 февр. 1936 - 12 мая 1936) и Касареса Кироги (12 мая 1936 - 18 июля 1936) проводили политику уступок реакции. Не учитывая суровых уроков, полученных в первые годы республики, они не приняли необходимых мер для защиты демократич. строя и оставили на прежних постах в армии большинство генералов, к-рые плели заговор против республики. Чувствовалось, что кто-то в самом пр-ве был кровно заинтересован в развитии заговора, ибо ген. Франко назначили воен. комендантом Канарских о-вов, ген. Мола - комендантом Памплоны (гл. города пров. Наварра - одного из давних центров реакции, в прошлом оплота карлистов (см. Карлистские войны)), ген. Годеда назначили комендантом Балеарских о-вов. В заговоре против республики участвовали также ген. Кейпо де Льяно, ген. директор карабинеров, полк. Аренда, командующий войсками в Астурии, ген. Кабанельяс из Сарагосы. В Марокко в распоряжении ген. Ягуэ и его сообщников по заговору были марокканские части и иностр. легион.

В тесном контакте с такими реакц. политич. группами, как основанная в 1933 Исп. фаланга и организация "Обновление Испании", во главе к-рой стоял Кальво Сотело, б. соратник диктатора Примо де Риверы, эти генералы завершали последние приготовления к мятежу. За генералами стояла помещичье-финанс. олигархия, стремившаяся установить фаш. диктатуру и тем самым упрочить свои позиции в стране. Подготавливая агрессию против республики, исп. реакция действовала рука об руку с Гитлером и Муссолини. Еще в 1934 в Риме было заключено соглашение с Муссолини, к-рый обещал предоставить вооружение и ден. средства крайне правым исп. силам. В марте 1936, после победы Нар. фронта, ген. Санхурхо и вождь Фаланги Хосе Антонио Примо де Ривера отправились в Берлин, чтобы окончательно уточнить детали участия Германии в борьбе против исп, народа.

Нац.-революц. война исп. народа (1936-1939). В сер. июля 1936 механизм воен.-фаш. мятежа был поставлен на боевой взвод. 16 июля ген. Мола оповестил всех участвовавших в заговоре генералов о том, что мятеж вспыхнет и будет развиваться последовательно 18, 19 и 20 июля. Военные, действовавшие в Марокко, выступили раньше установленного срока. Утром 17 июля 1936 они вывели войска на улицы. Мятеж начался. Первые части, использованные мятежниками, в большинстве состояли из солдат иностр. легиона и марокканских солдат. 18 июля заговорщики, восставшие на п-ове, захватили Кадис и Севилью.

Воен.-фаш. мятеж оставил республику без армии. В тот момент, когда здание республики катастрофически рушилось, оставался единственный спасительный выход: вооружить народ - единственную в ту пору силу, способную оказать сопротивление мятежникам и отстоять республику. Вокруг этого вопроса разгорелась не менее острая и драматическая борьба, чем та, что шла на улицах между фашистами и демократами. В обстановке, к-рая требовала энергичных и безотлагательных действий, виднейшие респ. лидеры обнаружили слабость и нерешительность. Глава пр-ва Касарес Кирога (Леворесп. партия) и президент республики (с мая 1936) Асанья до последнего момента противились передаче оружия в руки народа и пытались добиться соглашения с мятежниками. Но рабочий класс, нар. массы не соглашались на капитуляцию, к-рую им предлагало пр-во. Как только в Мадриде узнали о мятеже в Марокко, все предприятия прекратили работу и народ устремился на улицу, требуя у правительства оружия для защиты республики. Делегация Коммунистической партии явилась к главе правительства и поддержала требование масс. 18 июля комиссия представителей Народного фронта вновь посетила Касареса Кирогу и потребовала вооружить народ.

Грозная нар. волна поднялась, чтобы дать отпор реакц. мятежу. Касарес Кирога, оказавшийся не в состоянии нести ответственность за свои собственные поступки и за все пр-во, подал в отставку. Президент Асанья поручил Диего Мартинесу Баррио (лидеру партии Респ. союз) сформировать пр-во, к-рое должно было достичь соглашения с мятежниками, что на деле означало бы капитуляцию. Однако энергичный протест народа сорвал эту попытку. 19 июля приступило к своим обязанностям новое пр-во, возглавляемое одним из лидеров Леворесп. партии Хосе Хиралем. Но в спорах о том, вооружать или не вооружать народ, было потеряно три дня, и эти три дня колебаний заговорщики использовали, чтобы захватить 23 города. За колебания респ. лидеров народ расплачивался своей кровью.

Генералы-"африканцы", введенные в заблуждение колебаниями и снисходительностью респ. лидеров, допустили ту же ошибку, что и Наполеон в 1808, решив, что перед ними слабый, не проявляющий воли к сопротивлению народ, к-рый легко победить. Они могли убедиться в решимости нар. масс преградить дорогу фашизму. В Барселоне и Мадриде мятеж был быстро подавлен. Во всей Испании рабочие, крестьяне, ремесленники, интеллигенция поднялись на защиту республики, дав легионы безымянных героев - борцов за свободу.

Пытаясь объяснить поражения мятежников в начале выступления, гитлеровский посол телеграфировал 23 июля 1936 своему пр-ву: "Фашизм в Испании не пользуется поддержкой. Испанскому фашизму не хватает программы, не хватает вождя. Он не смог превратиться в национальное движение".

В начале авг. 1936 преимущество еще сохранялось за республикой. В руках республиканцев остались Мадрид, Валенсия, Каталония, Астурия, Страна басков, Эстремадура, Новая Кастилия, Мурсия. Республика сохраняла контроль над гл. пром. и горнорудными центрами, портами (Барселона, Бильбао, Сантандер, Малага, Альмерия, Картахена и др.) и наиболее богатыми с.-х. зонами (см. карту). Мятеж в осн. был подавлен. Народ спас республику от первого фаш. натиска.

Исп. трудящиеся сумели разгромить фаш. мятеж благодаря настойчивой деятельности коммунистов, направленной на достижение единства действий рабочих и всех антифашистов, взаимопонимания и соглашения между Коммунистич. и Социалистич. партиями.

После первых ударов, нанесенных мятежникам, война могла бы кончиться, если бы она велась в нац. рамках. Но на помощь мятежникам пришли Гитлер и Муссолини, к-рые послали в Испанию герм. и итал. войска, оснащенные по последнему слову техники того времени. Это изменило характер войны, развернувшейся в Испании. С точки зрения национальной, она не была уже гражд. войной. В результате иностр. интервенции война для исп. народа превратилась в национально- революционную: национальную - потому что в ней отстаивалась целостность Испании, поставленная реакцией на карту как плата за иностр. помощь; революционную - потому что была войной за свободу и демократию, против фашизма.

Война в Испании затрагивала все страны, все народы, все пр-ва. Здесь шла упорная борьба демократич. сил против сил междунар. реакции. В Испании решалась судьба крупного сражения, от исхода к-рого в немалой степени зависели судьбы мира и безопасности во всем мире. Героич. борьба исп. народа стала серьезной преградой на пути развязывания империалистами 2-й мировой войны.

Для осуществления своих агрессивных планов, направленных против Европы и всего мира, Гитлер нуждался в стратегич. базе, к-рую представлял собой Пиренейский полуостров, чтобы оказаться в тылу у Франции, оседлать пути в Африку и на Восток, использовать близость п-ова от амер. континента. Англ., франц. и амер. пр-ва не только позволили Гитлеру осуществить открытую интервенцию в Испании, испытать здесь свое оружие, но и помогли его агрессивным планам, объявив по отношению к республике и исп. народу преступную политику "невмешательства", к-рая оказала решающее влияние на исход войны в Испании и ускорила развязывание 2-й мировой войны (см. Комитет по невмешательству в испанские дела).

Итало-герм. интервенция сыграла решающую роль на первом этапе войны в Испании и по мере роста сопротивления республиканцев приобретала все больший размах. Муссолини направил в Испанию 150 000 солдат, в т. ч. неск. дивизий, имевших опыт войны против Эфиопии. Итал. воен.-мор. флот, включавший подводные лодки, оперировал в Средиземном м. Итал. авиация, дислоцировавшаяся в Испании, совершила 86 420 вылетов (во время войны в Эфиопии она совершила 3949 вылетов), 5319 бомбардировок, во время к-рых на исп. насел. пункты было сброшено 11 585 тонн взрывчатых веществ.

Гитлер, со своей стороны, направил Франко значит. количество самолетов, танков, артиллерии, средств связи и тысячи офицеров, к-рые должны были обучить и организовать франкистскую армию. (В частности, он послал легион "Кондор" под командованием ген. Шперле, а позднее - ген. Рихтгофена и Фолькмана). Тот факт, что 26 113 немецких военных были награждены Гитлером за заслуги в войне в Испании, свидетельствует о размахе германской интервенции в пользу Франко.

Однако Италия и Германия не могли поставить исп. мятежникам горючее, без наличия к-рого совр. воен. машина была бы парализована. Но то, чем не могли снабдить Франко его фаш. союзники, дали крупные монополии США (Стандард ойл и др.). По данным Х. Фейца (экономич. советника посольства США в Мадриде во время 2-й мировой войны), Франко получил от компаний США в 1936 344 тыс. т, 1937 - 420 тыс. т, 1938 - 478 тыс. т, 1939 - 624 тыс. т горючего. Оно было поставлено в кредит, что означало по существу финансирование франкистского мятежа с помощью многомиллионного амер. займа.

Не меньшее значение для мятежников имели поставки амер. грузовиков. В то время как Франко получил 1200 грузовиков из Италии и 1800 из Германии, из США, от компаний Форд, Студебеккер и Дженерал моторс, он получил 12 000 грузовиков. В то же время США запретили продавать оружие, самолеты и горючее Исп. республике.

Говоря о Соедин. Штатах, Франции и Англии, амер. историк Ф. Дж. Тейлор не без основания отмечает, что "демократические страны были сообщниками "держав оси" в их войне, направленной на уничтожение демократии испанского народа", и тем самым совершили "одно из самых черных преступлений против свободы, к-рые имели место в наше время".

В то время как западные "демократии" стремились удушить республику с помощью политики "невмешательства", СССР, решительно вставший на защиту исп. демократии, снабжал республиканцев оружием, несмотря на всякого рода трудности. Советские добровольцы, гл. обр. танкисты и летчики, участвовали в обороне республики. В поддержку ее борьбы развернулось широкое движение солидарности, высшим выражением к-рого явились интернациональные бригады, организованные гл. обр. коммунистическими партиями.

Борьба исп. народа и его первые победы служили лучшим доказательством того, что против фашизма можно бороться и что фашизм можно победить. Тем не менее т. н. Социалистич. рабочий интернационал, отклонявший неоднократные предложения Коминтерна об объединении усилий междунар. рабочего движения в помощь исп. народу, по существу поддерживал политику "невмешательства".

32 с половиной месяца, с 17 июля 1936 по 1 апр. 1939, в необычайно трудных условиях исп. народ оказывал сопротивление фаш. агрессии. На первом этапе, до весны 1937, осн. вопросами были борьба за создание нар. армии и оборона столицы, к-рой угрожала армия мятежников и интервентов. 8 авг. 1936 фашисты захватили Бадахос, а 3 сент. Талаверу-де-ла-Рейна, расположенные примерно в 100 километрах от Мадрида.

Для борьбы с возросшей угрозой 4 сент. было сформировано новое респ. пр-во во главе с лидером социалистов Ларго Кабальеро, в к-рое вошли все партии Нар. фронта, в т. ч. Коммунистич. партия. Нек-рое время спустя в пр-во Ларго Кабальеро вошла Баскская националистич. партия. 1 окт. 1936 респ. кортесы одобрили Статут Страны басков, а 7 окт. в Бильбао было создано автономное пр-во во главе с католиком Агирре. В то время как иерархия исп. церкви стояла на стороне Франко и провозглашала войну "крестовым походом", в Стране басков католич. баскские войска вместе со своими полевыми священниками, бок о бок с коммунистич. и социалистич. частями сражались против кровавой фаш. агрессии.

4 нояб. 1936 в пр-во Ларго Кабальеро были включены представители Нац. конфедерации труда, виднейшие лидеры к-рой, захваченные мощным революционным подъемом, должны были в значительной мере отказаться от опровергнутых жизнью анархистских догм. Участие Коммунистич. партии в деятельности нового пр-ва явилось политич. фактором огромного положит. значения. Впервые в истории Испании Коммунистич. партия вошла в коалиц. пр-во вместе с др. политич. силами, частью - рабочими, частью - бурж.-демократическими, чтобы сообща вести борьбу против внутр. реакции и иностр. интервенции. Участие КПИ в пр-ве позволило вопреки сопротивлению и непониманию социалистов, анархистов и республиканцев начать создание нар. армии, способной дать отпор врагу. К 7 нояб. франкистские войска приблизились к предместьям Мадрида. Агентства печати уже возвестили миру о его переходе в руки фашистов. Вожди социалистов и республиканцев считали Мадрид потерянным. Только Коммунистич. партия утверждала, что Мадрид можно отстоять и приняла для этого меры. На весь мир прозвучал ист. лозунг: "Они не пройдут!". Фаш. войска разбились о стальную преграду, воздвигнутую героизмом респ. бойцов, бойцов интернац. бригад и всего населения Мадрида, поднявшихся на защиту каждой улицы и каждого дома. В февр. 1937 попытки фашистов окружить Мадрид потерпели крах в результате битвы под Харамой (см. Харамская операция 1937). 8-20 марта 1937 нар. армия одержала славную победу под Гвадалахарой (см. Гвадалахарская операция 1937), где было разбито неск. регулярных дивизий армии Муссолини. Франко пришлось отказаться от своего плана взятия Мадрида. Исполняя желание немцев, весьма заинтересованных в баскской жел. руде, он переместил центр тяжести войны на С. Испании.

Героич. оборона Мадрида продемонст- рировала правильность политики КПИ, осуществлявшейся вопреки сопротивлению Ларго Кабальеро. Ларго Кабальеро все более подпадал под влияние анархистов и контрреволюц. профессиональных военных. Его пособничество анархистским авантюристам обусловило переход Малаги 8 февр. 1937 в руки фашистов. Попустительство Ларго Кабальеро позволило анархо-троцкистским группам, в к-рых орудовали агенты врага, поднять в. Барселоне 3 мая 1937 путч против респ. пр-ва, к-рый был подавлен каталонскими трудящимися под руководством Объедин. социалистич. партии Каталонии.

Серьезность положения диктовала настоят. необходимость радикальным образом изменить политику. 17 мая 1937 было создано новое пр-во Нар. фронта во главе с социалистом Негриным.

На 2-м этапе войны (с весны 1937 до весны 1938), несмотря на то, что Всеобщий союз трудящихся, руководимый Ларго Кабальеро и его друзьями, и Нац. конфедерация труда отказались поддержать новое правительство, были достигнуты серьезные успехи в деле создания армии, к-рая смогла предпринять наступат. операции под Брунете (в июле 1937) и Бельчите (в авг.-сент. 1937). Но Ларго Кабальеро оставил после себя тяжелое наследство. Положение на севере было крайне трудным, и не было возможности задержать там наступление фашистов, к-рому благоприятствовала бурж.-националистич. политика пр-ва Страны басков. Это пр-во, учитывая антинац. интересы баскской буржуазии, предпочло отдать фашистам невредимыми предприятия Бильбао и не организовало последоват. сопротивления. 20 июня фашисты вошли в Бильбао, 26 авг. пал Сантандер. Астурия сопротивлялась до кон. окт. 1937.

Чтобы сорвать новое наступление Франко на Мадрид, 15 дек. респ. армия сама перешла в наступление и захватила г. Теруэль. Однако, как и при Гвадалахаре, этот успех не был использован.

Серьезным отрицат. моментом этого этапа войны была деятельность мин. обороны социалиста Индалесио Прието. Одержимый антикоммунизмом и не веривший в парод, он тормозил укрепление нар. армии, стремясь заменить ее армией профессиональной. Факты очень скоро показали, что эта политика вела к поражению.

Укрепив свои силы за счет новой помощи от немцев и итальянцев, враг 9 марта 1938 прорвал Арагонский фронт. 15 апр. фаш. войска вышли к Средиземному м., разрезав надвое терр. республики. Сложилась тяжелейшая воен. обстановка, осложнявшаяся к тому же политикой прямого пособничества фаш. агрессорам, проводившейся зап. странами. Не встречая сопротивления со стороны Англии, США и Франции, Гитлер в марте 1938 захватил Австрию. Чемберлен подписал 16 апр. 1938 соглашение с Муссолини, означавшее молчаливое согласие англичан на участие итал. войск в борьбе на стороне Франко.

Под влиянием такой внутр. и междунар. обстановки в правящих кругах Исп. республики начало выкристаллизовываться капитулянтское течение, в к-ром активную роль играли социалистич. лидеры, вроде Бестейро и Прието, респ. руководители, вроде Асаньи и главари Федерации анархистов Иберии.

Коммунистич. партия заявила об опасности. Мощный патриотич. подъем охватил исп. народ, к-рый на многолюдных демонстрациях, таких, как демонстрация 16 марта 1938 в Барселоне, потребовал вывести из состава пр-ва министров-капитулянтов.

С образованием 8 апр. второго пр-ва Негрина, в к-ром, кроме прежних партий, приняли участие оба профсоюзных центра (Всеобщий союз трудящихся и Нац. конфедерация труда), война вступила в новый период. КПП выступила за осуществление политики широкого нац. союза, направленной на достижение взаимопонимания между всеми патриотич. силами и разрешение воен. конфликта на основе гарантий нац. независимости, суверенитета и уважения демократич. прав испанцев. Выражением этой политики были т. н. 13 пунктов, опубликованные 1 мая 1938. Эти пункты предусматривали объявление после окончания войны всеобщей амнистии и проведение плебисцита, в ходе к-рого исп. народ без иностр. вмешательства должен был избрать форму правления.

Для того чтобы политика Нац. союза могла проложить себе дорогу, нужно было усилить сопротивление и нанести мощные удары по фашистам. К маю 1938 положение на фронте стабилизировалось. 25 июля 1938 армия, стоявшая на Эбро и руководимая в большинстве своем военачальниками-коммунистами, внезапно перешла в наступление и прорвала укрепления врага, продемонстрировав свою зрелость и боеспособность, несмотря на тяжелейшие условия, в к-рых ей пришлось воевать (см. Эбро операция 1938). Исп. народ вновь проявил чудеса героизма. Но мюнхенцы в Испании и вне ее усилили свою деятельность, чтобы покончить с сопротивлением испанцев. Капитулянты, окопавшиеся в штабах и на др. командных постах, парализовали действия других фронтов, в то время как части армии Эбро истощали свои силы, отражая атаки осн. сил франкистов. Пр-ва Парижа и Лондона еще туже затягивали петлю "невмешательства".

23 дек. 1938, имея в авангарде итал. войска и пользуясь безусловным превосходством в снаряжении, Франко начал наступление в Каталонии. 26 янв. 1939 он овладел Барселоной, а к сер. февраля вся Каталония была оккупирована фашистами. 9 февр. англ. эскадра, подойдя к Менорке, заставила этот остров капитулировать перед Франко.

Несмотря на утрату Каталонии, республика еще имела возможность продолжать сопротивление в центр.-южной зоне. Когда Коммунистич. партия напрягла все силы, чтобы усилить сопротивление, капитулянты, подстрекаемые Англией и ободренные колебаниями Негрина на последней фазе войны, восстали 5 марта 1939 против законного пр-ва. Они создали в Мадриде хунту во главе с полк. Касадо, в к-рую вошли лидеры социалистов и анархистов. Под предлогом переговоров о "почетном мире" хунта нанесла народу удар в спину и открыла ворота Мадрида (28 марта 1939) ордам фаш. убийц.

* * *

В великой схватке, в к-рой столкнулись две Испании - Испания реакционная и Испания прогресса и демократии, - подверглись проверке революц. характер и политич. зрелость рабочих орг-ций, левых политич. партий, их социальные и политич. концепции. В эти дни тяжелой борьбы политич. роль парт. руководителей определялась прежде всего их отношением к единству. Те лидеры социалистов, анархистов и республиканцев, к-рые по настоящему укрепляли союз демократич. сил, внесли неоценимый вклад в дело борьбы с фашизмом. В ходе войны выявилась несостоятельность идеи анархистов о безвластии. Они, хотя и не без ожесточ. сопротивления, были вынуждены согласиться с необходимостью гос-ва, армии, власти и дисциплины. Действительность и требования борьбы обратили в прах все их концепции. Потерпел поражение с.-д. реформизм. Сила массового движения и политика Нар. фронта побудили значит. слои исп. мелкой и даже средней буржуазии к борьбе с фашизмом. Респ. политики, несмотря на серьезные колебания и даже сомнит. махинации, направленные на то, чтобы вытеснить представителей рабочих из пр-ва, проявили солидарность с теми мощными усилиями, к-рые предпринял народ для спасения республики.

Единств. партией в Испании, политика к-рой опиралась на прочную марксистскую идеологич. базу, была Коммунистич. партия. И если в многогранной деятельности коммунистов во время войны, выдвигавшей трудные и сложные проблемы, были ошибки и промахи (а их не могло не быть), то они касались не основного, а второстепенного.

Уже в ходе восстания 1934 проявились политич. зрелость коммунистов и их чувство глубокой ответственности за судьбы страны и революции. После 1934 КПИ выступала как самый настойчивый борец за создание Нар. фронта. Без усилий Коммунистич. партии, без ее гибкости Нар. фронт не был бы создан. КПИ была душой Нар. фронта, движущей силой сопротивления агрессии. Коммунистич. партии принадлежит заслуга создания Пятого полка - основы нар. армии. В противовес безрас- судной анархистской политике принудит. коллективизации министры-коммунисты выдви- нули программу передачи земли крестьянам и, войдя в пр-во, провели в жизнь эту программу, впервые в Испании осуществив коренную агр. реформу. Нац. политика Коммунистич. партии решит. образом способствовала принятию Статута Страны басков. По инициативе коммунистов ин-ты и ун-ты были открыты для рабочих и крестьян, к-рым гарантировался их прежний заработок. Женщины стали получать заработную плату наравне с мужчинами.

Не только крупные помещики, но и монополисты были лишены на терр. республики своего имущества. Значит. часть крупных банков и предприятий перешла под контроль демократич. гос-ва. Во время войны республика коренным образом изменила свой характер. Руководящую роль в ней играли рабочие и крестьяне. Значит. частью Новой армии командовали революц. рабочие. Во время войны в Испании сложилась демократич. республика нового типа, созданная ценой усилий и крови нар. масс, первая республика, воплотившая нек-рые из осн. черт нар. демократии.

Исп. нар.-демократич. республика живет в памяти народа, к-рый продолжает борьбу за освобождение от гнета фашизма.

Лит.: Диас Х., Под знаменем Нар. фронта. Речи и статьи. 1935-1937, пер. с исп., М., 1937; его же, Об уроках войны исп. народа (1936-1939), пер. с исп., "Большевик", 1940, No 4; Díaz J., Tres años de lucha, Barcelona, 1939; Ибаррури Д., Речи и статьи. 1936-1938, пер. с исп., М., 1938; ее же, Окт. социалистич. революция и исп. рабочий класс, пер. с исп., М., 1960; ее же, Единственный путь, пер. с исп., М., 1962; ее же, Нац.-революц. война исп. парода против итало-герм. интервентов и фаш. мятежников (1936-1939), "ВИ", 1953, No 11; История Коммунистич. партии Испании. Краткий курс, пер. с исп., М., 1961; El Partido comunista por la libertad y la independencie de España, Valencia, 1937; Lister E., La defensa de Madrid, batalla de unidad, P., 1947; Лонго Л., Интернац. бригады в Испании, пер. с итал., М., 1960; Дело Испании не частное дело испанцев, М., 1937; Гарсиа Х., Испания Нар. фронта, М., 1957; Минлос Б. Р., Агр. вопрос в Испании, М., 1934; Майданик К. Л., Исп. пролетариат в нац.-революц. войне 1936-1937 гг., М., 1960; Овинников Р. С., За кулисами политики "невмешательства", М., 1959; Документы мин-ва иностр. дел Германии. Герм. политика в Испании 1936-1943 гг., в. 3, М., 1946; Epopée d'Espagne. Brigades internationales 1936-1939, P., 1957; Alvarez del Vayo J., Freedom's battle, N. Y., 1940; Catell D., Communism and the Spanish civil war, Berkeley, 1955; Norden A., Die spanische Tragödie, В., 1956; Taylor L., The United States and the Spanish civil war, N. Y., 1956.

Д. Ибаррури.

—***—***—***—

Национально-революционная война испанского народа 1936-39 гг.

Советская историческая энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия . Под ред. Е. М. Жукова. 1973—1982.

dic.academic.ru

Буржуазно-демократическая революция в Испании 1931-1936 гг.

Буржуазно-демократическая революция в Испании 1931-1936 гг.

Введение

век ушел в прошлое, но его уроки для истории по сей день остаются самыми поучительными. Этот век вознес человечество на много ступеней выше во всех аспектах его развития, но одновременно с этим показал всю сакраментальность и глобальность самых жестоких военных конфликтов на почве борьбы за власть, в том числе и в рамках одного государства. Испания, к сожалению, оказалась страной, которая вследствие определенных событий в стране и соседних государствах, к началу 1936 года оказалась на пороге гражданской войны и военной интервенции.

Испания в начале ХХ века по-прежнему оставалась страной помещичьих латифундий и массы безземельных крестьян. По уровню реальной заработной платы 2-миллионный испанский промышленный пролетариат занимал одно из последних мест в Западной Европе. Бедность большинства населения предельно сужала внутренний рынок и была постоянным тормозом для развития отечественной промышленности, которая к исходу третьего десятилетия ХХ века оставалась отсталой и однобокой, что типично для слаборазвитых стран. Характерной чертой в экономике страны было преобладание легкой промышленности над тяжелой, добывающих отраслей над обрабатывающими.

В Испании первой трети ХХ века рабочее законодательство было одним из самых отсталых в Европе, практически отсутствовало социальное страхование, т.к о жалком состоянии отечественного здравоохранения свидетельствует такой факт, что даже в Барселоне, крупнейшем центре страны, в 1903 году индекс смертности составил 23 человека на 1000 человек - один из самых высоких среди крупных индустриальных городов мира. Не менее плачевным было состояние и в области образования. В 1910 г. 59,79 % населения было неграмотным, в сельской Испании неграмотных было еще больше - 82,56 %.

После Первой мировой войны состояние экономики Испании снова стала ухудшаться. Как и все страны, она подходила к периоду общего экономического кризиса, решению которого совершенно не способствовало четырехлетнее стачечное движение в промышленности (1919-1923), спровоцированное анархо-синдикалистами Каталонии. Можно, конечно, сказать, что именно упадок породил анархо-синдикалистов и дал им возможность развести бурную деятельность. Но причины упадка не обрушиваются из космоса, они приходят благодаря действиям или бездействию людей. Постоянная борьба за власть и влияние над страной, над быстро формирующимся классом рабочих, нигде ещё не способствовала подъёму экономики и процветанию. И поскольку борьба за эту самую власть для некоторого количества партийных лидеров было важнее, чем борьба с кризисом, положение в Испании постепенно становилось только хуже. Пока наконец один из генералов - Примо де Ривера - не установил в 1923 военную диктатуру, предприняв попытку стабилизировать положение путём захвата власти в свои руки [17].

Экономический курс Примо де Риверы, развернувшийся под лозунгом «возрождения страны», был направлен на стимулирование национального производства, в первую очередь тяжелой промышленности, горнодобычи, энергетики, строительства и транспорта. Испанская промышленность действительно шагнула вперед. Управление экономикой стало централизованным. Финансовая политика базировалась на увеличении налогов. В области труда и социальных отношений Примо де Ривера учредил корпоративную систему, в рамках которой рабочие и предприниматели объединялись в общенациональные корпорации. Попытки улучшить положение в сельском хозяйстве остались безрезультатными. Социально-экономические мероприятия Примо де Риверы можно рассматривать как элементы государственно-монополистического регулирования [15] .

Диктатура не понравилась испанским патриотам, уже привыкшим за довольно длительный период истории противостоять тем, кто пытается ущемить хоть какие-то права. В середине 20-х гг. начинает формироваться широкая, включая буржуазную, оппозиция диктатуре. В 1926 и 1929 гг. буржуазная оппозиция предпринимала попытки свергнуть режим путем вооруженного переворота, но безуспешно. Вполне объяснимо, что определенную прочность диктатуры Примо де Риверы обеспечивала стабилизация капитализма 1924-1929 гг., но с началом мирового экономического кризиса в 1929 г. ситуация в корне изменилась. Экономические трудности, активное забастовочное движение пролетариата, крестьянские волнения, студенческие беспорядки и выступления в армии заставили Примо де Риверу в январе 1930 г. подать королю прошение об отставке и покинуть страну. Политическая атмосфера в последовавшие за ухом диктатора месяцы была наполнена антимонархическими настроениями. Испанская средняя и мелкая буржуазия выступала за республику. Требовали решения аграрный и национальный вопросы. Не утихало забастовочное движение. Таким образом, назрела буржуазно-демократическая революция, которая в последствии переросла в гражданскую войну.

Целью данной работы является: показать революционные события в Испании, причины приведшие к конфликту внутри страны. В соответствии с этим задачами данной работы являются:

.Изучить литературу по данной проблематике

.Показать процесс втягивания Испании в гражданскую войну.

.Проанализировать деятельность политических партий, их участие в политических событиях, программы.

.Раскрыть причины гражданской войны.

Гражданская война в Испании была и остается темой пристального и активного изучения . В 50-70-е гг. отечественными историками был создан ряд работ, посвященных как внутренним, так и международным аспектам испанской войны. Это - труды Х.Гарсия, И.М. Майского, М.Т. Мещерякова, В.В. Овинникова, С.П. Пожарской и других исследователей, содержащие богатый фактический материал и обобщения, не потерявшие своей актуальности спустя полвека.

Х. Гарсия в своей книге «Испания ХХ века» обширно излагает фактический материал, вводит читателя в курс дела, касающегося испанской истории с начала ХХ в. и, безусловно, уделяет огромное внимание периоду революции и войны. Он освещает события в Испании с позиций реальности и с позиций испанского народа [2].

Двухтомный труд известного французского историка и журналиста Ж. Сориа «Война и революция в Испании 1936-1939 гг.» посвящен героической борьбе испанского народа против внутреннего и международного фашизма. Он критически подходит ко многим событиям и крайне негативно характеризует фашизм [16].

Отдельного внимания заслуживает издание «Война и революция в Испании», подготовленное комиссией под председательством Долорес Ибаррури в составе Мануэля Аскарте, Луиса Барагера, Антонио Кордона, Хосе Сандоваля. Переведено с испанского под редакцией В.В. Перцова. Появление книги самими авторами объясняется потребностью восстановить факты и сообщить сведения, необходимые для возможно более точного понимания сущности национально-революционной войны. На страницах этой книги авторы пытаются объяснить причины, прямо или косвенно способствовавшие «совершению великого преступления испанской реакции против испанского народа, показать как некоторые партии и определенные элементы своей деятельностью - или бездеятельностью - способствовали фашистскому мятежу» [1] .

Статьи В.В. Малай и М.Т. Мещерякова посвящены проблеме невмешательства, т.к «невмешательство» в дела Испании внесло существенные изменения в международные отношения. Испанская война превратилась в серьезную европейскую проблему, создала в международных отношениях прецедент интернационализации локальных конфликтов, положив начало тенденции, не изжитой и в ХХI веке [9,10].

Также в работе были использованы документы из Хрестоматии по новейшей истории Б.Г. Гафуровой, в которой представлены Конституция Испанской республики, программа Народного фронта и некоторые другие документы [4].

Глава I. Установление республики

Вечером 14 апреля было образовано Временное республиканское правительство, состоявшее из представителей буржуазных республиканских партий и трех социалистов. В Испании впервые образовался правительственный республиканско-социал-демократический блок - от бывшего монархиста, католика и консерватора Н.Алькала Саморы до рабочего лидера самоучки Ф.Ларго Кабальеро. Республиканцы были представлены здесь во всех своих направлениях. Самый умеренный из них, Н. Алькала Самора, стал главой кабинета. Его сподвижник М.Маура занял пост министра внутренних дел. А. Леррус был назначен министром иностранных дел. Литературный критик и писатель М. Асанья получил портфель военного министра. Лидер республиканцев Галисии Касарес Кирога стал морским министром, а левый националист Каталонии Л. Николау дОльвер - министром экономики. Два радикал-социалиста, Марселино Доминго и Альваро де Альборнос, стали: один - министром просвещения, другой - общественных работ; радикал-республиканец Д. Мартинес Баррио - министром путей сообщения . Социалистам Ф. Ларго Кабальеро, И. Прието и Ф. де лос Риосу достались министерства труда, финансов и юстиции.

Среди республиканцев наиболее видными и влиятельными деятелями были Н. Алькала Самора, М. Асанья и А. Леррус. Социалисты И. Прието и Ларго Кабальеро стали к 1931 г. главными фигурами ИСРП. Они представляли два крыла испанской социал-демократии. Хосе Гарсия в своей книге Испания ХХ века сравнивает между собой этих двух лидеров, представляя их таким образом, что И. Прието был обычно крайне умерен, осторожен, ловок, осмотрителен. Он искал для Испании путь золотой середины - без острых классовых сражений, за медленные социальные и экономические реформы, являлся талантливым и дальновидным политическим деятелем. Ф. Ларго Кабальеро во многом отличался от своего партийного соратника. Это был типичный рабочий лидер испанской социал-демократии, вышедший из низов рабочего класса. Политике он учился в повседневной борьбе трудящихся. Вся его деятельность была связана с практической работой ИСРП и ВСТ. Как правило он занимал левые позиции. Крупным политиком его назвать трудно. Он был прост, демократичен, откровенен. Его путь от простого каменщика до социалистического лидера сквозь острые классовые бои и тюремные решетки создал ему немалую популярность среди испанского рабочего класса [2].

В своем издании Хосе Гарсия также акцентирует на отсутствии целостности в республиканском правительстве. Он пишет о том, что каждый министр придерживался только своих взглядов. Глава правительства Н.Алькала Самора не мог повлиять на своих министров. Четкой правительственной программы не существовало. Глубокий политический раскол в стране находил отражение в разобщенности внутри правительства. Это была, бесспорно, одна из слабостей республиканского режима.

Испанская республика 1931 г. - явление исключительно сложное и заслуживающее пристального внимания. Левые политические силы обычно упрекают ее в нежелании и неспособности завершить буржуазно-демократическую революцию в стране. Правые реакционные силы утверждают, что республика ввергла страну в хаос красной революции. Республика пришла 14 апреля 1931 г., когда монархическая система уже не могла удержаться у власти ни одного дня больше.

С установлением республиканского режима в стране к власти пришла испанская буржуазия. Правители республики были преимущественно представителями интеллигнции и средних классов. Их идеалом была буржуазная демократия наподобие Французской республики. Буржуазные республиканцы вместе с социалистами стремились ликвидировать отсталость Испании путем постепенных экономических и социальных преобразований.

Перед республикой стояли трудные и острые проблемы: аграрный и национальный вопросы, проблемы церкви и армии, демократизации страны, повышения жизненного уровня масс, улучшения образования, просвещения и т.п. Все эти вековые проблемы, оставшиеся от старой Испании, предстояло решить республике. Но она не торопилась в решении важнейших вопросов, стоявших перед страной. Большинство республиканских правителей были настроены весьма умеренно и консервативно. Но при всех свои недостатках вторая Испанская республика предоставила Испании довольно широкие демократические свободы. Это была большая победа всех демократических сил страны. В республике были заинтересованы прежде всего рабочие, крестьяне, передовая интеллигенция, мелкая и средняя буржуазия. Эти многочисленные силы и могли стать защитой республиканского строя. При этом, Хосе Гарсия отмечает, что республика, начиная воздвигать новое здание либерально-демократического государства, не обладала той массовой социально-политической силой, которая могла бы содействовать этому [2].

После 14 апреля в Испании очень многое изменилось. Страна стала иной. Люди, партии и различные политические течения восприняли установление республики по-разному. Рабочий класс в своем большинстве выступил за коренные революционные преобразования. Крестьянство потребовало землю. Каталония настаивала на своих автономных правах. Интеллигенция, получив возможность называть все своими именами, стала как бы судьей над всей Испанией. Осмелела и оживилась огромная масса мелких и средних буржуа. В республике они видели ту власть, которая быстро, чуть ли не сразу разрешит все их заботы.

Иначе смотрели на республиканский строй побежденные. Часть монархистов тут же стала оплакивать исчезновение монархии. Реакционная военщина, за которой шла большая часть армии, надела походную форму, готовясь к бою. Крупная буржуазия все чаще теперь смотрела, дымят ли трубы и кто стоит у ворот их заводов-сторож или рабочий пикет. Фамильные дома земельной аристократии опустели: слишком неспокойно стало в сельских местностях. Церковь косо смотрела на установление республики: церковная иерархия боялась ее, очевидно, потому, что боялась лишиться своих привилегий [3].

Политическая атмосфера, с которой столкнулась республика была крайне сложной. Испания никогда не была столь политически раздробленной, как в 1931 г.

Вторая Испанская республика прежде всего дала стране такую конституцию, которая превратила Испанию в одно из наиболее демократических государств капиталистического мира того времени. После долгих дебатов и многочисленных поправок конституция была принята кортесами 9 декабря 1931 г. В конституции, безусловно, были громкие фразы и много испанского красноречия. Но в то же время испанская конституция была реальным фактором, утверждавшим свободу совести, слова, право собраний и организаций, отмену дворянских привилегий, отделение церкви от государства и т.п. 44-я статья конституции предоставила государству право на экспроприацию частной собственности, представляющей национальный интерес. 6 Статья Конституции провозгласила, что Испания отказывается от войны как орудия национальной политики [4] . Одними из самых важных являются 38, 52 и 53 статьи, которые провозглашают равные широкие политические права мужчин и женщин: В депутаты могут избираться все граждане республики от 23-летнего возраста без различия пола и гражданского состояния, сочетающие в себе условия, установленные избирательным законом. Законодательная власть передавалась однопалатным кортесам, избираемым каждые четыре года всеобщим, тайным и прямым голосованием. Все это представляло очень важную основу демократизации Испании. Не удивительно, что правые реакционные силы обрушились на конституцию 1931 г. со всей яростью, т.к нормы Конституции были задекларированы и начинали претворяться в жизнь.

Но республиканско-социалистический блок проявил крайнюю осторожность, умеренность и нерешительность, в частности в области аграрных преобразований. В мае 1931 г. При правительстве республики была создана специальная Аграрно- техническая комиссия по разработке аграрной реформы в стране. В августе эта комиссия представила на рассмотрение кортесов проект аграрных преобразований. Проект был утвержден лишь в сентябре 1932 г. При этом закон об аграрной реформе распространялся только на Андалусию, Эстремадуру, Саламанку, Сьюдад-Реаль, Толедо и Альбасете, т.е на те области и провинции, в которых преобладали латифундии и крупные поместья. Для осуществления данного закона создавался так называемый Институт аграрной реформы. Под определение латифундии попадали все земельные владения, превышающие 250 га.

Закон об аграрной реформе предусматривал безвозмездную экспроприацию владений земельной аристократии. Другие латифундии и крупные поместья , принадлежавшие особам не титулованным, могли быть экспроприированы только с выкупом, который устанавливался в зависимости от размера дохода с экспроприируемой площади. Приобретенные Институтом аграрной реформы земли предназначались для передачи батракам, малоземельным крестьянам и арендаторам.

Совершенно иную позицию заняла республика по отношению к церкви. Левые буржуазные республиканцы сумели раздуть пламя антиклерикализма до поджога церквей. Согласно конституции Испанской республики, церковь была отделена от государства, были распущены ордена иезуитов и конфисковано их имущество. Церковным учреждениям запрещалось заниматься промышленной и торговой деятельностью. Затем летом 1933 г. республика утвердила закон о запрещении церковникам преподавания и о конфискации имущества различного рода монашеских орденов.

Особое внимание Хосе Гарсия уделает вопросу церкви, ссылаясь на то что, исторический опыт Испании 19 в. подтвердил, что силу церкви нельзя уничтожить поджогами церквей и проклятиями в адрес бога. По его мнению, это должна была учесть вторая испанская республика. Однако она недооценила влияния церкви. Это была роковая ошибка республики, упустившей из виду, что католики могут решиться померяться силами с республиканцами. Конфликт между клерикалами и антиклерикалами привел к первому кризису правительства республики [2].

Правые республиканцы католики Н.Алькала Самора и М.Маура решительно выступили против 26 статьи конституции, касающейся отделения церкви от государства, роспуска религиозных орденов и конфискации их имущества. 14 октября 1931 г. Н.Алькала Самора и М.Маура подали в отставку. На следующий день главой правительства стал М.Асанья, а на пост министра внутренних дел, занимаемый М.Маурой. был назначен С. Касарес Кирога. Спустя два месяца, 10 декабря 1931 г., Н.Алькала Самора был избран большинством депутатов кортесов президентом республики.

Столкновение республиканцев с церковью привело, таким образом, к существенным переменам в распределении руководящих постов республики. В правительстве левые республиканцы стали сильнее, но во главе республики оказался все более отходивший от республиканцев бывший монархист Н.Алькала Самора.

Проблема церкви и ее разрешение с самого начала установления республики приобрели колоссальное значение. Уже в мае 1931 г. в Мадриде и других городах антиклерикальное движение вылилось в поджог церквей и нападения на церковные учреждения. Зачинщиками этого в основном были в основном анархисты и часть радикально настроенных республиканцев. Церковная иерархия стала проповедовать, что республика - враг религии и христианства . Массами католиков это воспринималось как правда.

По мнению Л.П. Пономаревой, по вопросу католичества и фашизма, католические лидеры откровенно признавались в неопределенности своего отношения к гитлеровской Германии, также заявляли, что произведенное гитлером огосударствление прессы и другие проявления тотального этатизма противоречат испанской католической доктрине. Л.П. Пономарева считает, что католикам была чужда фашистская абсолютизация государства. Идея государственного тоталитаризма и характерное для фашистов рассмотрение государства в качестве главного рычага общественного переустройства [13].

Военная реформа, осуществленная М.Асаньей, не только не обезопасила республику от военных, но еще больше подчинила судьбу республиканской Испании воле генералов и офицерства. Закон, изданный военным министром, позволял выйти любому офицеру в отставку при полном сохранении жалованья. Министр рассчитывал, что многие реакционные генералы и офицеры уйдут на пенсию и , таким образом, состав армии изменится сам собой без каких-либо осложнений. В отставку часть офицеров действительно ушла, но не та, на которую надеялся М. Асанья. Африканисты и реакционные генералы во главе с Санхурхо, Франок, Мола, Астрайем, Годедом и другими остались во главе вооруженных сил республики.

В решении национального вопроса республиканское правительство ограничилось предоставлением автономии одной лишь Каталонии. Учредительные кортесы республики в сентябре 1932 г. утвердили так называемый статут автономии Каталонии. Каталонцы добились довольно широких автономных прав. Они создали свой парламент и свое правительство - Генералидад - во главе с полковником Масиа. Каталонский язык признавался официальным языком Каталонии. Статут предоставлял Генералидаду право распоряжаться налоговой системой и законодательством в области путей сообщения, аграрной политики, санитарии и т.п. Большое значение имело создание в Каталонии своей внутренней полицейской службы под непосредственным контролем Генералидада. Предоставление Каталонии автономии было взаимовыгодным компромиссом между Каталонией и остальной Испанией. Но того, чего добились каталонцы, не смогли добиться баски и галисийцы. Требования Басконии и Галисии о предоставлении им автономных прав не были удовлетворены. Национальный вопрос в стране был решен лишь частично. Республика снова остановилась на пол пути. Как отмечает Д. Ибаррури республика 1931 г. была республикой больших речей и маленьких дел, республикой блестящих ораторов и посредственных политиков [6].

Крайне противоречивой и в конечном счете весьма непоследовательной оказалась вся деятельность республиканско-социалистического блока в области труда и рабочего законодательства. Министр труда Ф. Ларго Кабальеро, пытаясь удовлетворить определенные требования трудящихся, стремился в то же время оградить буржуазию и помещиков от революционного натиска рабочего класса и крестьянства. Он значительно улучшил правовое положение трудящихся Испании. В мае 1931 г. особым декретом был введен 8-мичасовой рабочий день в промышленности. Важно, что данный декрет распространился и на сельскохозяйственных рабочих. Рабочее законодательство коснулось охраны и улучшения условий труда, урегулирования условий женского и детского труда, были установлены страхование при несчастных случаях, профессиональных заболеваниях, пособия по беременности и т.д. Особый интерес представляет также образование так называемого Центрального учреждения по распределению работы и борьбе безработицей Национальной кассы против безработицы. В начале июля 1932 г. был издан декрет об установлении гарантированной заработной платы.

При республике изменился состав паритетных органов и произошла их демократизация. Рабочие стали в них играть более самостоятельную и заметную роль. Но суть паритетной системы республики и диктатуры оставалась одной и той же: установление доброжелательных отношений между трудом и капиталом. Республика не сумела дать и глубоко демократического рабочего законодательства. Экономическое положение рабочих и крестьян осталось практически таким же, как и при монархии. Заработная плата испанского пролетариата по-прежнему была одной из самых низких в Европе.

Больше всего республика сделала в области народного просвещения и образования. За два года-с 1931 по 1933- было построено около 10 тыс. Новых школ. Республика энергично взялась за ликвидацию в стране неграмотности. Десятки тысяч детей впервые пошли в школу. Влияние интеллигенции в общественной жизни привело к улучшению школьного и высшего образования. Церковь была вытеснена из национальных школ, где вместо Отче наш стали петь республиканский Гимн Риэго.

Эта эволюция от надежд к разочарованию явилась серьезным поражением республиканского строя. Но еще большую опасность представляла собой открытая вражда к республике со стороны реакционных и антиреспубликанских сил. Помещики и земельная аристократия восставали против малейших попыток аграрной реформы. Капиталистам не нравилось, что рабочие, опираясь на закон, могли смелее отстаивать свои права. Реакционной военщине был полностью чужд либеральный и буржуазно-демократический дух республиканского режима. Церковь не могла примириться, что ее задели засамое живое - веру и денежный мешок. В итоге республика восстановила против себя часть левых политических сил и все правые и крайне реакционные силы.

Борьба слева вылилась в усиление революционного движения масс за улучшение своего экономического положения и расширение своих политических прав. Вся вторая половина 1931 г. характеризуется быстрым развитием революционного движения рабочих и крестьян. Количество стачек непрерывно возрастало. С апреля 1931 по апрель 1932 г. имели место 3643 экономические забастовки и 30 всеобщих политических забастовок, в которых учувствовали 1,5 млн. человек. Многие из проходивших в 1931 и 1932 гг. Забастовок явились крупными политическими событиями. Это уличные кровавые бои в Севилье (июль 1931 г.), всеобщая стачка и уличные бои в Барселоне (сентябрь 1931 г.), стачечно-повстанческая вооруженная борьба в Каталонии , стачка 30 тыс. Горняков в Астурии в конце 1932 г. в знак протеста против закрытия шахт., всеобщая стачка в Саламанке [2].

Отдельные выступления рабочих перерастали в кровопролитные бои против республики, таких как в Льобрегате. Фактически весь Льобрегатский район оказался в руках повстанцев, и анархистское руководство приступило к созданию свободных коммун. На подавление восстания республика бросила регулярную армию и отряды полиции. Чтобы защитить себя республика быстро создала вооруженную и законодательную опору. В мае 1931 г. после активизации монархических сил и поджогов церквей республиканское правительство создало специальную штурмовую гвардию под командованием преданных республике людей. В октябре появился уже чрезвычайный Закон о защите республики, направленный прежде всего против рабочего класса и крестьянства. К антиреспубликанским выступлениям относились стачки и демонстрации трудящихся . Закон был направлен частично и против монархистов и против реакционных сил. Ряд его положений запрещал монархические антиреспубликанские выступления.

Репрессивная политика республики привела к таким тргическим событиям, как события в Кастильбланко (Бадахос), Арнедо и Касас-Вьехасе, где был применен закон о защите республики. В Кастильбланко и Арнедо в начале января 1932 г. гражданская гвардия открыла огонь по демонстрации трудящихся. В обоих случаях были убитые и много раненых. Трагедия Касас-Вьехаса произошла в январе 1933г. Здесь в крестьян стреляли вместе гражданская и штурмовая гвардии. Бои были жестокими. Погибло около 30 батраков.

В такой обстановке республиканско-социалистический блок и правительство М.Асаньи постепенно стали разваливаться. В июне 1933 г. праве республиканцы во главе с Алькала Саморой вызвали очередной правительственный кризис, поводом для которого явился закон от 17 мая, запрещающий всем религиозным орденам заниматься торговлей, предпринимательством и школьным преподаванием. Новое правительство. Возглавляемое М.Асаньей сохранило в основном свой прежний состав. Но это уже был последний правительственный кабинет республиканцев и социалистов: он просуществовал всего три месяца.

сентября 1933 г. Алькала Самора, поддержанный всеми правыми республиканцами, добился падения правительства М.Асаньи и образования три дня спустя республиканского кабинета во главе с А.Леррусом. К власти пришла в основном Республиканская радикальная партия. Державшая в своих руках шесть министерских портфелей. Социалистов в правительстве уже не было. А левые республиканцы оказались в меньшинстве. Новый премьер-министр приступил к пересмотру республиканского законодательства, особенно 1931-1932 гг. Завоевания республики были под угрозой.

В начале октября перед кортесами встал вопрос о доверии к правительству А.Лерруса. За правительство проголосовал 31 депутат, против - 189. Кортесы на этот раз хорошо отражали накаленную политическую атмосферу в стране и мнение улиц. Но на место А.Лерруса 9 октября встал подобный ему другой радикал - Д. Мартинес Баррио, придерживавшийся прежней ориентации.

Президент республики и новый премьер-министр сразу же издали два декрета: первый - о роспуске кортесов, второй - о назначении парламентских выборов на ноябрь 1933 г. От их исхода фактически зависело, по какому пути пойдет республиканская Испания- по пути буржуазной демократии или по пути реакции и фашизма. Непосредственная опасность наступления фашизма уже ощущалась в стране, но ни левые республиканцы не рабочий класс и все антифашистские силы не приняли необходимых мер, чтобы преградить путь реакции [18].

К выборам республиканский лагерь шел, как никогда, более расколотым. Не было союза республиканцев и социалистов. Были сами расколоты и левореспубликанские партии. Накануне выборов Радикал-социалистическая партия распалась на три партии: Радикал-социалистическую, Независимую радикал-социалистическую и Левую радикал-социалистическую. В то же время левые республиканцы во главе с М. Асаньей потеряли свое влияние, А Алькала Самора и Леррус перешли окончательно в лагерь правых, пытавшихся уничтожить революционные завоевания народа вместе с республиканскими основами.

Х.Гарсия считает, что, возможно, буржуазно-демократический путь можно было отстоять, упрочив единство рабочего класса - социалистов, анархо-синдикалистов и коммунистов. Но в силу того, что рабочему движению не хватало сплоченности, это не удалось осуществить. В испанской социал-демократии по-прежнему наблюдалось три течения. Однако с распадом республиканско-социалистического блока осенью 1933 г. в ИСРП образовалось сильное левое крыло, возглавляемое Ф. Ларго Кабальеро. К нему примыкали те социалисты, которые стояли за революционные и радикальные методы борьбы для осуществления важнейших проблем, не решенных республикой. За Ф. Ларго кабальеро шло большинство ИСРП и ВСТ, а также Федерация социалистической молодежи, возглавляемая Сантьяго Каррильо. Старый и опытный социалистический лидер привлекал рабочие массы революционными лозунгами о пролетарской революции, борьбе с реакцией и необходимости сотрудничества с компартией.

Сильный разброд переживало анархо-синдикалистское движение, проходившее под контроль чистых анархистов из ФАИ. Установление республики и начавшаяся революция усилили позиции сторонников методов террора, путчизма и прямого действия. А. Пестанья, Х.Пейро в руководстве НКТ не смогли устоять перед растущим влиянием Б. Дуррути, Ф. Аскасо, Гарсиа Оливера и других лидеров ФАИ. Позиция анархо-синдикализма подрывала основы республики. События в Льобрегате и Касас-Вьехасе вместе с отказом участвовать в голосовании не означали ничего другого. Как содействие побде правых сил.

В деятельности КПИ в 1932 г. произошли очень важные перемены. В марте в Севилье собрался ее IV съезд, на котором присутствовали 257 делегатов от около 12 тыс. членов партии. Обсуждались вопросы партийного руководства, избрания ЦК, воспитания партийных кадров, превращение КПИ в массовую партию. В ходе работы съезда острой критике подверглась сектантская группа Бульехоса. Ее главные ошибки заключались в непонимании буржуазно-демократического характера испанской революции и значения аграрной и национальной проблем. Бульехос призывал к немедленному и обязательному отделению Каталонии, Басконии и Галисии от Испании . Позиция этой группы в аграрном вопросе вела к ослаблению союза рабочего класса и крестьянства.

Среди членов вновь избранного ЦК партии был Хосе Диас, Д. Ибаррури, В. Урибе. П. Чека, А. Михе, Х. Лараньяга и другие видные коммунисты Испании. В августе 1932 г. Бульехос и его сторонники были сняты руководящих постов партии. Генеральным секретарем партии был замечательный революционер, беззаветно преданный делу трудящихся, севильский рабочий Хосе Диас. В октябре 1932 г. Члены группы Бульехоса были исключены из партии.

г. вошел в историю КПИ как год крутого поворота, когда к руководству партии пришли Хосе Диас, Долорес Ибаррури и другие, сыгравшие столь важную роль в развитии и укреплении партии, и когда была исправлена узкодогматическая линия, тормозившая развитие партии и в какой-то мере отрывавшая ее от масс. С этого момента начался процесс укрепления и восстановления роли КПИ. После IV съезда компартия окрепла организационно и политически. Быстро выросли партийные организации в Андалусии, в особенности в Севилье. Увеличилось влияние компартии в промышленных районах Астурии и Басконии. КПИ выдвинула перед испанским рабочим классом лозунг единого пролетарского фронта в борьбе против угрозы наступления правых реакционных сил и фашизма.

За истекшие два года республики в лагере реакции и фашизма произошли большие изменения. Республика, разъединившая республиканцев, объединила своих врагов. Крупная буржуазия и помещики, церковь и военщина, монархисты и фашистские элементы начали постепенно создавать широкий и опасный антиреспубликанский фронт.

Сразу после установления республики в лагере ее врагов стали быстро складываться три течения, или группировки: монархисты, правые клерикальные силы и чисто фашистские партии.

Монархисты объединились вокруг газеты АБЦ, выражавшей взгляды земельной аристократии, крупных помещиков и части финансового капитала. Их партия Испанское возрождение, возглавляемая Антонио Гойкочеа, Т. Лука де Тэна и Х. Кальво Сотело, выступала за насильственное низвержение республики и установление абсолютной монархии. К этому течению принадлежала и образовавшаяся в конце 1931 г. Профашистская монархическая партия «Испанское действие» с лозунгом История, справедливость, патриотизм [7] .

Клерикальные силы и их партии объединились вокруг газеты Эль Дебате - органа церкви и крупных помещиков Кастилии. В апреле 1931 г. Эти силы создали партию «Национальное действие», переименованную в 1932 г. в «Народное действие», где лидером был профессор университета Саламанки Хосе МАриа Хиль Роблес, тесно связанный с Ватиканом и Орденом иезуитов. Под его руководством в октябре этого же года была создана так называемая Испанская конфедерация автономных прав (СЭДА), объединявшая ряд правых церковных организаций. СЭДА пыталась уничтожить буржуазно-демократическую республику конституционным путем и установить в стране профашистскую клерикальную диктатуру.

Разными путями шло после установления республики организационное оформление фашистских партий. Еще при монархии один из идеологов испанского фашизма, Рамиро Ледесма, основал журнал «Завоевание государства», проповедовавший фашистские идеи и концепции о родине и судьбах Испании. Почти одновременно другой вождь испанского фашизма, юрист Онесимо Редондо, образовал в 1931 г. «Кастильскую хунту испанского действия», лозунгом которой было: «Единая, Великая и Свободная Испания». Онесимо Редондо жил некоторое время в Германии, где он преподавал испанский язык и сам учился у немецких нацистов.

Р. Ледесма и О. Редондо пришли к созданию фашистской партии «Хунта национал-синдикалистского наступления» (ХОНС). Ее программа состояла из так называемых 16 пунктов Вальядолида. В них отрицалась классовая борьба и провозглашалась экспансионистская политика Испании в отношении Гибралтара, Марокко, Танжера и Алжира. Католическая церковь признавалась воплощением испанской традиции. Католицизм, как отмечает английский историк Хью Томас, представлял собой для испанского фашизма нечто «вроде арийской крови для Гитлера» [2].

Параллельно с этим Хосе Антонио Примо де Ривера создавал свою фашистскую партию «Испанская фаланга»; 29 октября 1933 г. она была оформлена на слете фалангистов. В феврале 1934 г. «Испанская фаланга» объединилась с ХОНС, создав единую партию испанского фашизма «Испанская фаланга и ХОНС». Была учреждена форма: голубые рубашки, кожаный пояс с портупеей и сапоги, а через некоторое время и официальный гимн «Лицом к солнцу» [16]

В конце 1934 г. Х.А. Примо де Ривера стал вождем так называемого национального движения, или, иными словами, испанского фашизма.

С самого начала фашистское движение установило тесные связи с реакционной военщиной через так называемый Испанский военный союз. В этом и проявилась одна из особенностей испанского фашизма - его союз с военщиной. Многие генералы - «африканисты», хотя официально и не являлись членами фаланги, в действительности были настоящими фашистами, поэтому испанский фашизм носит с самого своего рождения не сколько гражданскую, сколько военную форму генералов и офицеров. Не находя широкой массовой базы, фаланга нашла вооруженную опору в лице военных.

Первая попытка реакционных сил совместно с военщиной низвергнуть республику произошла летом 1932 г. Генерал Санхурхо 10 августа поднял в Севилье военный мятеж который должен был быть поддержан в Мадриде, Кадисе и других городах страны. Заговорщики были связаны с фашистской Италией. Туда перед мятежом был отправлен известный летчик монархист Х. Ансальдо. Он встретился с маршалом Итало Бальбо, обещавшим поддержку антиреспубликанскому мятежу. Однако выступление Санхурхо в Севилье и отдельные попытки переворота в Мадриде были быстро подавлены. В Севилье решающую роль ликвидации мятежа сыграли рабочие. Санхуро и 150 заговорщиков были арестованы и осуждены.

В 1933-1936 годах самой крупной контрреволюционной политической организацией была Испанская конфедерация независимых правых сил (ИКНПС). Она возникла в октябре 1932 года путем слияния нескольких правых организаций: Народное действие, «Аграрное», Правая региональная партия Валенсии и другие,- сохранивших, однако, свою самостоятельность. Главной массовой опорой ИКНПС была деревня, особенно в Кастилии.

Возглавлял ИКНПС Хосе Мария Хиль Роблес, адвокат крупных кастильских помещиков и финансовых кругов, связанных с иезуитами. Однако ее подлинным политическим руководителем, ее «мозгом» был иезуит Анхель Эррера и Ория, директор газеты «Эль дебате», создавший несколько месяцев спустя после провозглашения республики партию Народное действие. Ударным отрядом для борьбы против членов демократических организаций служила организация Молодежь народного действия (МНД).

ИКНПС не высказывалась открыто ни за монархию, ни за республику. Она избрала гибкую эклектическую тактику, в которой не было места честной демократической игре. ИКНПС хотела укрепить свои позиции в правительстве, чтобы разрушить республику изнутри. По сравнению с другими правыми партиями ИКНПС в своей реакционности выглядела более «современной», менее догматичной, всегда готовой приспосабливаться к политическим нуждам финансовой олигархии. Это была клерикальная партия, подобная партии Дольфуса в Австрии, на которую оказывали большое влияние методы Гитлера и Муссолини [1] .

В сентябре 1933 года Хиль Роблес присутствовал на нюрнбергском съезде нацистской партии. Лейтмотив пропаганды ИКНПС -«вся власть вождю»- был заимствован у фашистов. В речи, произнесенной 15 октября 1933 года, глава ИКНПС публично заявил: «Нам нужна вся власть - вот чего мы требуем. Демократия для нас не цель, а средство создания нового государства. Когда наступит время, мы либо подчиним себе парламент, либо распустим его».

Политические партии реакции использовали ошибки, колебания и антинародные действия республиканско-социалистических правительств, чтобы дискредитировать их [12].

Располагая сотнями различных газет и журналов, а также огромными средствами, они развернули бешеную антидемократическую и антиреспубликанскую пропаганду. Такие ярлыки, как «воры», «убийцы» и «предатели родины», были у них разменной монетой; они организовывали обструкции республиканским деятелям, в том числе и некоторым честным католикам, начавшим сомневаться в католических чувствах тех, кто прибегал к такой подлой клевете в отношении своих политических противников.

В июне 1933 года Хиль Роблес встретился в Фонтенбло с бывшим королем Альфонсом XIII. Он хотел добиться от монархистов поддержки широкой коалиции правых партий на выборах, намеченных на ближайшее время.

В то время как правые сплачивали свои ряды, республиканско-социалистический кабинет разваливался под тяжестью своих собственных ошибок. 12 сентября 1933 года Асанья подал в отставку и республиканско-социалистическое сообщество распалось. Сформировать правительство было поручено политическому авантюристу Леррусу, ставшему председателем Совета министров. Однако уже 10 октября его сменил Мартинес Баррио, глава масонов, находившихся еще в рядах радикалов.

Левые партии пришли на выборы разобщенными: они враждовали, обвиняя друг друга в провале республиканско-социалистического правительства. В противоположность им правые силы выступали единым блоком, располагавшим огромными средствами для ведения предвыборной кампании, предоставленными финансово-помещичьей олигархией [1] . Против республики встали все силы испанской реакции и фашизма. В итоге выборов победу одержала реакция, а демократические силы потерпели поражение. Путь фашизму к власти был открыт. Решающей причиной этого были раскол буржуазных республиканцев и раскол испанского рабочего движения. В кортесы оказались избранными 213 депутатов правых партий, 139 депутатов - от партий центра, 62 левых буржуазных республиканца, 58 социал-демократов и один коммунист - первый депутат от компартии врач Каэтано Боливар.

Французский историк и журналист Ж.Сориа считает, что М. Асанья был обречен вследствие своих иллюзорных представлений об истинном положении дел, которые привели его к падению. «Двухлетие реформ» поставило и в конституции, и перед общественным мнением все основные проблемы, решения которых требовала Испания, но не решило ни одной, ни первостепенной - земельной, - ни проблемы новых отношений между собственниками и производителями общественного богатства, ни (несмотря на отделение церкви от государства) возвращения церкви к ее духовной, не мирской миссии. Ж. Сориа окрестил аграрную реформу «крохами, брошенными нескольким тысячам крестьян» и пришел к тому, что новая республика, не сумев и не пожелав быстро и решительно перестроить архаичные структуры, вышла из этого испытания ослабленной, расколотой раздробленной, беззащитной перед насилием и была обречена на столкновение с силами, не признающими самое ее существование [16] .

декабря 1933 г. А. Леррус образовал новое правительство, в котором решающую роль играли партии центра. Республика вступила в новый трудный опасный этап своей эволюции. Наступило так называемое «черное двухлетие», когда у власти в республике находились правые.

Таким образом, позитивное содержание первого этапа буржуазно-демократической революции еще предстояло углубить и радикализировать, поскольку экономическая мощь финансовой олигархии и крупных землевладельцев оставалась незатронутой, права и прибыли монополий и банков никто не ограничивал. Сохранялись влиятельные позиции иностранного капитала. За Церковью, отделенной от государства, оставались ее капиталы и земли. Реакционный генералитет продолжал оставаться на своих постах. Баскония и Галисия не получили автономии. Правительство не препятствовало деятельности антиреспубликанских и монархических организаций.

Современники, политики и историографы предъявили апрельской республике много справедливых обвинений. Ее социальные законы были приняты , но не выполнены. Оппозиционные политические силы получили легальный статус, но в большинстве своем так и не смогли включиться в конструктивную политическую жизнь. Но в общем ходе испанской истории этот короткий период предстает перед нами как один из периодов национального расцвета.

Глава II. Черное двухлетие

.1 Формирование правительства А. Лерруса

Отрезок времени с конца 1933 до конца 1935 г. вошел в историю Испании под названием черное двухлетие. У власти в эти годы находились правые профашистские партии. Это было время, когда реакционные силы постарались ликвидировать те демократические завоевания, которые были достигнуты народом в первые два года революции.

Правительство Александра Лерруса сразу обрушилось на социальные и политические права трудящихся, сведя на нет рабочее законодательство 1931-1933 гг. Под строжайший надзор полиции была поставлена вся деятельность компартии, анархо-синдикалистов и других рабочих организаций. Более 30 тыс. Крестьянских семей, получивших землю от республики, были согнаны со своих участвков. Под предлогом восстановления порядка в стране усилилась борьба против забастовок и демонстраций .

В январе 1934 г. были смещены со своих постов все представители рабочих в комиссиях по урегулированию трудовых конфликтов и заменены лицами, назначенными правительством. В апреле была объявлена амнистия участникам монархического мятежа против республики, в результате которой генерал Санхуро и другие военные преступники оказались на свободе. Церковь восстанавливала свои старые привилегии. В 1934 г. вокруг Испанской фаланги и ХОНС объединяются самые черные силы испанской реакции, тесно связанные с итальянским и германским фашизмом. Пользуясь неограниченной свободой, фашистское движение развернуло активную деятельность среди студентов и молодежи по всей Кастилиии и Наварре - там, где испанский фашизм пользовался известной поддержкой.

С момента рождения фаланга, которая, по словам ее основателя, «не признавала другой диалектики, кроме диалектики пистолетов», действовала в качестве ударной группы самых реакционных сил Испании. Она состояла главным образом из богатых молодчиков, воспитанных в духе ненависти к народу, презрения к человеческому достоинству и всему прогрессивному. В нее входили также мелкие группы деклассированных рабочих, которых кормили и оплачивали фалангистские организации, нуждавшиеся в интересах демагогии в рабочей прослойке. Фаланга заявила о своем участии в политической жизни страны убийством простых трудящихся, провокациями физического насилия в отношениях между правыми и левыми силами, созданием в стране обстановки тревоги и беспокойства [2].

Фалангу финансировали итальянское и германское посольства а также испанский монополистический капитал. Помимо того, она получала субсидии от Хуана Марча; Антонио Гойкоэчеа, руководителя монархистов и адвоката финансово-помещичьей олигархии; Хосе Феликса де Лекерика, политика, связанного с крупными капиталистами Бильбао и находящегося в известной мере под контролем иезуитов Бискайского банка.

августа 1934 года между главой монархистской партии Испанское обновление Антонио Гойкоэчеа и Хосе Антонио Примо де Ривера был подписан секретный пакт из семи статей, по которому «фаланга обязалась не подвергать нападкам в своей пропаганде деятельность Испанского обновления, или Монархического движения, а также не создавать им никаких препятствий. Взамен этого Испанское обновление обязалось приложить все силы для оказания фаланге финансовой помощи, насколько позволят обстоятельства».

В секретном пакте фаланга - Испанское обновление было предусмотрено также, что фаланга обязуется использовать половину получаемых субсидий на создание «рабочей синдикалистской антимарксистской организации». Выполняя обязательство, данное банкирам и аристократам из Испанского обновления, фалангистские руководители, опираясь на кучку бандитов и деклассированных элементов из рабочих, пытались в августе 1934 года создать так называемую Конфедерацию национал-синдикалистских рабочих (КНСР), но попытка с треском провалилась [1].

В октябре 1934 г. «Испанская фаланга и ХОНС» приняла свою программу, состоящую из 27 пунктов. Ее главным лозунгом было: «Национальная революция против левых и правых, против либерализма и против марксизма». Программа состояла из 6 разделов: 1. Нация, Единство, Империя; «Государство, Личность, Свобода; 3. Экономика, Труд, Классовая борьба; 4. Земля; 5. Национальное воспитание, Религия; 6. Национальная революция. В программе говорилось о возрождении Испании и установлении социальной справедливости, заботе о средних классах и решении аграрной проблемы, о величии Испании и привлечении католицизма «к обновлению страны». 12-й пункт говорил о «недопустимости жалкого существования широких масс, в то время как небольшая кучка людей пользуется всеми благами роскоши». Провозглашались «право и обязанность всех испанцев на труд».

«Испанская фаланга и ХОНС», - отмечалось в 26-м пункте,- выступает за новый порядок…Жизнь - это борьба, и ее надо прожить, не запятнав духа служения и самопожертвования». Такие лозунги оказывали известное влияние на определенные круги интеллигенции, студенчества, а также мелкие и средние слои буржуазии, разочарованные в республике. Широкой массовой базой испанский фашизм не располагал [11].

В противоположность тому, что происходило в Германии и в определенной степени в Италии, испанский фашизм, за исключением отдельных преходящих моментов, носил явно выраженный клерикальный характер. Он вдохновлялся смесью гитлеровских постулатов и догм католической церкви.

Абсолютно можно согласится с Х. Гарсия по поводу того, что испанская церковь была мощной экономической и политической силой, органически слившейся с финансовой олигархией. Она являлась главным связующим звеном между силами фашизма и реакции. С первых дней установления нового строя высшая церковная иерархия высказалась против республики, что наиболее ярко обнаружилось в одном из пасторских посланий кардинала Сегура, бывшего в то время главой испанской церкви.

Правда, позднее испанский епископат по указке дипломатии Ватикана в своем коллективном письме от 20 декабря 1931 года посоветовал верующим признать новый режим по крайней мере де-факто. Однако это не изменило, по существу, антидемократическую деятельность церковной иерархии. За исключением епископов городов Таррагон, Видаль, Барракер и некоторых других, церковная иерархия продолжала активно вмешиваться в политическую жизнь страны. Амвоны и исповедальни часто превращались в трибуну антиреспубликанской агитации. Используя чрезмерную болтливость некоторых деятелей правительства и заведомо искажая факты, церковь выставляла себя перед верующими мученицей и проповедовала невозможность сосуществования с республикой. Церковная иерархия отказывалась признать, что в Испании часть населения была католической, а другая не была таковой в полном смысле этого слова. Она приклеивала ярлык «противников Испании» миллионам испанцев, не согласных с католическим вероучением, а также тем, кто, будучи по крещению католиками, являлись членами левых партий или профсоюзных организаций. Непрекращавшиеся выступления на эту тему имели целью расколоть общество, убедить католиков в том, что существует «две Испании», несовместимые и непримиримые, что спор между ними может разрешить только насилие.

Таким образом, церковная иерархия явилась одним из главных орудий олигархии в идеологической подготовке гражданской войны [13].

Наступлению фашизма в Испании способствовал приход фашизма к власти в Германии. Монархисты и клерикалы, мечтавшие в корне пресечь всякое движение народных масс, после прихода Гитлера к власти стали выступать более решительно. Реакционные газеты «АБЦ», «Эль Дебате» и «Ла Насьон» приветствовали действия германских фашистов и рекламировали фашистские организации в самой Испании. «Ла Насьон» в октябре 1933 г. писала: «Час настал. Необходимо окончательно покончит с марксизмом. Необходимо установить фашизм в Испании».

Наступление правых сил шло по всем направлениям: от изменения правительственной политики в кабинете министров и кончая активизацией фашистских отрядов по всей стране.

Против угрозы установления фашистской диктатуры поднимались на борьбу рабочий класс и крестьянство, передовая интеллигенция и часть буржуазии. Весь 1934 год был заполнен мощными антифашистскими выступлениями. В апреле десятки тысяч трудящихся протестовали против фашистского слета в Эскориале. В июне весь сельскохозяйственный юг Испании был охвачен забастовкой. Против наступления реакции поднялись вся Андалусия, Эстремадура и Кастилия.

В ответ на забастовку правительство А. Лерруса мобилизовало все свои силы. Были арестованы сотни руководителей и участников забастовки. В Андалусию и Эстремадуру были посланы многочисленные отряды полиции и гражданской гвардии.

сентября трудящиеся Астурии выступили против слета фашистских сил в Ковадонге. Движение на железных дорогах было прервано, шоссейные дороги были отрезаны и заняты рабочими. Намеченный фашистами слет был сорван. Аналогичная картина развернулась 9 сентября в Мадриде.

Таким образом, антифашистская борьба проникла во все уголки страны. Основными формами борьбы были митинги протеста, демонстрации и стачки. В начале 1934 г. единый рабочий фронт снизу был создан в Толедо, Виго, Оренсе, Валенсии, Астурии, Малаги, Касересе, Кордове и в других городах и арйонах.

Но не был вспоминающим тот факт, что в то время как рабочие различных политических направлений выступали вместе, а между их руководством шли споры о том, как лучше остановить фашизм. Компартия предлагала создание антифашистского единства рабочего класса. Социалисты не отрицали этого, но на союз с коммунистами идти не решались. Анархо-синдикалисты выступали в свою очередь за единство действий, направленное против основ буржуазного общества.

мая1934 г. КПИ обратилась с письмом к ИСРП, ВСТ, НКТ, и ФАИ с призывом создать единый рабочий антифашистский фронт. В этом письме компартия предлагала свою программу совместных действий против фашизма:

.Создание комитета антифашистской борьбы на фабриках и заводах, в городах и деревнях. Образование антифашистской милиции из рабочих и крестьян.

.Борьба за разоружение гражданской и штурмовой гвардии. Немедленный арест фашистских главарей.

.Освобождение всех политических заключенных. Свобода прессы , собраний и манифестаций для рабочих.

.Передача земли помещиков и церкви крестьянам

.Совместная борьба против наступления капитала, против сокращения заработной платы, за улучшение условий труда и т.д.

Эти предложения компартии Испании отражали задачи, которые встали перед рабочим классом Испании. Буржуазные республиканцы и рабочий класс встали на защиту буржуазно-демократической республики. Реакционные силы в условиях наступления антифашистской борьбы, стремясь взорвать республиканский строй, постепенно путем изменений конституции перестраивали всю государственную машину.

Из вышесказанного можно сделать вывод о том, что в Испании в этот период небывало динамично шла борьба всех политических направлений.

В марте 1934 г. А. Леррус формирует новое правительство, третье за период менее года, более правое и реакционное, чем прежние, которое начинает проводить жесткую и четкую политику. Леррус проводит чистку государственного аппарата от левых республиканцев и социалистов. Таких же политических и тактических взглядов придерживалось и правительство радикала Сампера, стоявшее у власти с конца апреля по начало октября 1934 г.

Таким образом, в эти месяцы в правительственных сферах направленно шла подготовка к тому, чтобы установить в стране правительство «твердой руки» - власть профашистских элементов.

Целью Лерруса, Сампера и других было ввести в правительство представителей реакционной организации СЭДА. Совершенно очевидно, что это было связано с тем, что правые партии еще надеялись прийти к власти «легальным путем» [8].

В то же время быстро росло влияние КПИ, политика , проводимая ею, находила, бесспорно, поддержку среди рабочего класса.

Что касается ИСРП и ВСТ, то ими была определена официальная линия, которая сводилась к следующему: вооруженное восстание, в случае, если представители СЭДА войдут в правительство, и создание так называемых Рабочих альянсов. Совершенно ясно, что на революцию и восстание руководство ИСРП смотрело исходя лишь из своих узкопартийных интересов. Это должна была быть революция, которая предоставила бы власть лишь ИСРП и ВСТ. 11-12 сентября 1934 г. в Рабочие альянсы вступила и КПИ с той целью, чтобы не оказаться в стороне от общего движения, тем самым проявив гибкость во всеобостряющейся политической обстановке в стране осенью 1934 г. Все более решительно против фашизма стали выступать левые республиканцы. В 1934 г. возникают две крупные левореспубликанские партии антифашистского направления: «Левая республиканская» и «Республиканский союз». Первую возглавлял М. Асанья , вторую - Мартинесс Баррио. Опасность, которую представляли профашистские силы способствовала сплачиванию республиканских рядов.

В то время уже шла подготовка к восстанию. «Рабочие альянсы» социалистов и коммунистов могли превратиться в опасные для реакции органы за свободу и демократию. Реакция тогда решила не медлить и 4 октября пошла на образование нового правительства А. Лерруса, в которое вошли три министра от СЭДА.

.2 Октябрьское движение

В ответ вспыхнула всеобщая забастовка, которая 5 октября охватила большую часть Испании. Вооруженные столкновения произошли в Мадриде, Бискайе, Леоне, Валенсии, Каталонии и в других местах. В Астурии народное восстание увенчалось победой.

Социалистическая партия отдала распоряжение о забастовке по собственной инициативе. Она не согласовала с компартией вопросы вооруженной борьбы и проблемы, которые могли бы возникнуть в ходе ее развития. Однако несмотря на это, КПИ вступила в борьбу без колебаний, с твердой решимостью постепенно преодолеть недостатки в подготовке движения, показывая пример героизма, самоотверженности, инициативы и твердости.

В октябрьских боях особенно отличились молодые коммунисты и социалисты.

В Каталонии к борьбе призвал президент Компанис. Но его призыв заглушили анархистские руководители, приказывавшие через военную радиостанцию трудящимся не принимать участия в движении. Таким образом они облегчили осуществление репрессий как против Автономного правительства Каталонии, так и против боровшихся на улицах за республику трудящихся, среди которых были и каталонские коммунисты.

В Астурии, где было установлено боевое единство социалистов, коммунистов и анархо-синдикалистов, рабочие стали хозяевами угольного бассейна и части города Овьедо. В течение 15 дней они оказывали героическое упорное сопротивление правительственным войскам.

Для подавления восстания в Астурию были переброшены наемные марокканские войска и иностранный легион «Терсио», который состоял из преступников и деклассированных элементов. Правительство поручилоруководство военными операциями генералу Франсиско Франко Баамонде - ярому врагу республикик и стороннику фашистской диктатуры. С конца 1934 г. Ф. Франко становится уже одной из центральных фигур в лагере реакции и фашизма. Октябрьские вооруженные бои под его руководством были потоплены в крови [17].

Октябрьское движение явилось крупнейшей битвой, которую когда-либо до того вели испанские трудящиеся. В ходе ее проявилось их революционное сознание и боевой дух. Без октябрьских испытаний 1934 года рабочие и широкие народные массы не могли бы осуществить эпопею национально-революционной войны 1936-1939 годов.

Несмотря на то что реакции удалось подавить октябрьское движение, борьба была не напрасной. Она показала, что октябрьские бои помешали консолидации сил реакции и установлению фашизма легальным, парламентским путем.

Не менее важно было и то, что октябрьское восстание явилось важным поворотным моментом в развитии рабочего и всего прогрессивного движения Испании.До того времени рабочий класс страны участвовал в политической жизни страны почти всегда как сила, идущая на поводу республиканской буржуазии. После октября он превратился в руководящую силу движения Испании к демократии и прогрессу [1].Если до октября Социалистическая партия была самой крупной партией испанского рабочего класса, то после него начало расти вширь и вглубь влияние Коммунистической партии, причем не только среди рабочего класса, но и в деревне, среди интеллигенции и молодежи.

Руководители социалистов и лично Ларго Кабальеро, которого Хосе Диас навестил в тюрьме, отклонили предложение компартии о совместной ответственности за октябрьское движение. В этих условиях КПИ заявила, что принимает на себя эту ответственность, завоевав тем самым огромный авторитет среди членов Социалистической партии и широких трудящихся масс, которым было известно активное участие компартии в октябрьских боях.

Несколько дней спустя после астурийского восстания коммунисты и социалисты заключили соглашение о единстве действий в борьбе за амнистию политических заключенных, за роспуск фашистских организаций и в защиту демокртических завоеваний трудящихся [14].

.3 Образование Народного фронта

Компартия требовало роспуска контрреволюционных кортесов и проведения новых выборов. Реакционные силы со своей стороны продолжали свое наступление. В мае 1935 г. СЭДА снова вошла в правительство, и военным министром стал Хиль Роблес. Генерал Франко был произведен в чин начальника Генерального штаба.

После того как Хиль Роблес и Франко обосновались в военном министерстве, руководители КПИ на митинге, состоявшемся в июне 1935 года в кинотеатре «Монументаль», призвали рабочие и республиканские силы образовать Народный фронт выдвинув в качестве его основы следующие программные требования:

  1. Конфискация земель крупных помещиков... без возмещения стоимости и немедленная безвозмездная передача их беднякам и сельскохозяйственным рабочим.
  2. Освобождение народов, угнетаемых испанским империализмом. Предоставление Каталонии, Стране Басков и Галисии права свободно определить свою судьбу.
  3. Общее улучшение условий жизни и труда рабочего класса (повышение заработной платы, соблюдение трудовых договоров, признание за профсоюзами права на классовую борьбу, широкая свобода мнений, собраний, манифестации, печати и т. д. и т. п.).
  4. Свобода всем заключенным революционерам. Всеобщая амнистия заключенным и преследуемым по политическим и социальным мотивам. [4].

Осенью 1935 г. вся Испания была возбуждена раскрытием невероятных афер, в которых были замешаны А Леррус и его окружение. На улицах и в кортесах говорили об «эстраперло» (взяточничестве) главы правительства за предоставление одному иностранцу права открыть игорный дом в Сан-Себастьяне. Событие имело огромный резонанс. Но вскоре жульничество было разоблачено, также как виновные и их сообщники.

Напуганный этим делом, президент республики заставил Лерруса подать в отставку; с другой стороны он решил распустить кортесы, не без намерения отстранить Хиля Роблеса, который потребовал пост премьер-министра после вынужденного ухода Лерруса [16]. Новые выборы были назначены на 16 февраля 1936 г. Избирательная компания и приближение выборов ускорили объединение антифашистских сил и образование 15 января Народного фронта. В его состав вошли коммунистическая и социалистическая партии, «Социалистический союз молодежи», «Всеобщий союз трудящихся», Левореспубликанская партия, «Республиканский союз» и «Каталонская эскера».

Народный фронт объединял рабочие и крестьянские массы, подавляющую часть мелкой буржуазии, интеллигенцию, все либеральные и демократические силы Испании. Его программа требовала: предоставления широкой амнистии политическим заключенным, арестованным после ноября 1933 г., приема на работу тех, кто был уволен за свои политические убеждения, защиты свободы и законности, снижения налогов и ростовщичества, уменьшения арендной платы, широкого предоставления сельскохозяйственного кредита, повышения заготовительных цен на с/х продукты, принятия мер к ликвидации посредников-спекулянтов, поощрения экспорта с/х продуктов; организации с/х школ и предоставления крестьянам помощи со стороны государства, издания нового закона, который бы облегчил положение арендаторов, и проведения политики землеустройства безземельных крестьян. Для защиты национальной промышленности было выдвинуто требование проведения политики протекционизма, принятия необходимых мер для поддержки мелкой промышленности и торговли, проведения плана общественных работ и т.д [11].

Программа Народного фронта, таким образом, в целом была весьма умеренной. Она защищала национальные интересы и являлась основой борьбы против наступления фашизма.

Перед Испанией встал вопрос: буржуазная республика или фашистская диктатура. Выборы 16 февраля 1936 г. дали на этот вопрос ясный ответ: большинство испанского народа проголосовало за Народный фронт, за республику. Из 473 депутатов, избранных в кортесы, 268 являлись представителями Народного фронта. Реакция, включая партии центра получила 205 мест. Для контрреволюции это означало серьезное поражение.

Глава III. Политическая система в Испании накануне гражданской войны

3.1Испания в военных планах империалистических держав

испания экономика правительство империалистический

В это время политическая обстановка в Европе становилась все более напряженной. Фашистские государства с молчаливого согласия держав-победительниц в первой мировой войне вовсю начали развертывать подготовку войны и агрессии.

Помогая в Германии гитлеризму, терпеливо относясь к экспансии Муссолини в Африке, Англия, Франция и Соединенные Штаты Америки надеялись, что смогут направить агрессивные устремления фашистских государств против Советского Союза - первого в мире социалистического государства, существование которого явилось живым свидетельством дряхлости капиталистической системы.

марта 1935 года Гитлер, нарушив Версальский договор и не встретив со стороны западных держав никакого сопротивления, завершил перестройку немецкой армии. В мае того же года Муссолини напал на Эфиопию, поставив под угрозу средиземноморские страны и Африканский континент.

В тот сложный и трудный период, когда против дела мира В отличие от правительств Лондона, Вашингтона и Парижа, проводивших политику капитуляции перед агрессорами, правительство СССР являлось стойким защитником системы коллективной безопасности.

Несмотря на то что планы Гитлера и Муссолини угрожали позициям Англии и Франции в Европе и Африке, эти государства отказывались от системы коллективной безопасности, хотя с ее помощью можно было не допустить фашистской агрессии. Более того, они поощряли политику вооружения, шантажа и войны со стороны Германии и Италии.

Экономическую основу такой политики определяли тесные связи американских и английских монополий с германскими концернами. Эти отношения возникли еще до прихода Гитлера к власти, но укрепились и развились позднее.

Крупнейшие монополистические группы США, Англии и других стран предоставили Гитлеру значительную помощь, без которой он не смог бы создать свою мощную военную машину [19].

Развертывая свои агрессивные планы, Гитлер и Муссолини предпринимали конкретные меры, чтобы втянуть в фашистскую орбиту Испанию.

Как уже отмечалось, в 1934-1935 годах в Риме и Берлине происходили секретные переговоры между представителями испанской финансовой олигархии, правыми партиями, «африканскими» генералами и немецкими и итальянскими правителями. Эти переговоры были подготовлены фашистскими агентами, находившимися в Мадриде под покровительством посольств, консульств, торговых и культурных представительств.

Главные фашистские и фашиствующие испанские политики: Кальво Сотело, Хиль Роблес, Гойкоэчеа, Хосе Антонио Примо де Ривера, Оларсабаль и многие другие - выполняли в Италии и Германии «особые миссии».

В начале 1934 года X. А. Примо де Ривера встретился с Гитлером.

В марте 1934 года Антонио Гойкоэчеа, Оларсабаль и Лисаоса в качестве представителей традиционалистов, а также генерал Баррера заключили в Риме пакт с Муссолини, согласно которому последний взял на себя обязательство помочь правым партиям в свержении республиканского строя и, если надо, «развязать гражданскую войну». В подтверждение своих намерений Муссолини заявил о готовности немедленно предоставить своим партнерам 20 тыс. винтовок, 20 тыс. гранат, 200 пулеметов и полтора миллиона песет наличными деньгами.

«Такая помощь,- гласил текст пакта,- явится только началом, она будет своевременно расширяться, по мере того как выполняемая задача будет ее оправдывать, а обстоятельства сделают необходимой» .

На основе этого же соглашения 400 карлистов прошли в Италии военную подготовку.

Одним из главных посредников между испанской реакцией и итальянским правительством являлся дипломат-«чернорубашечник» Орацио Педраццн. В 1935 году Муссолини направил его послом в Мадрид для установления связи с Гойкоэчеа и Кальво Сотело, а также для ускорения фашистского мятежа.

Однако стимулировали мятеж не только Германия и Италия, но и руководящие империалистические круги США, Англии и Франции.

Основная черта испанской политической ситуации заключалась в том, что заговор против республики был делом финансово-помещичьей олигархии в целом. В его подготовке принимали участие как те круги финансовой олигархии, которые были тесно связаны с Германией, так и те, что имели большие связи с Францией, Соединенными Штатами и Англией.

Иностранные монополии, имевшие свои интересы в Испании, поддерживали фашистские и реакционные группы в надежде на то, что в случае победы они запретят рабочие партии и классовые профсоюзы, позволят увеличить прибыли и усилить эксплуатацию испанских трудящихся.

Американский империализм сыграл в борьбе против испанской демократии очень важную и пока еще мало изученную роль. С 1924 года, когда одному из предприятий группы Моргана удалось получить у Примо де Ривера концессию на монополию телефонной связи, американский капитал в борьбе с традиционным засильем в Испании английского и французского капитала стал прилагать все силы к расширению и углублению своего экономического проникновения в страну и усилению влияния на ее политическую жизнь [2].

Декретом от 28 июня 1927 года генерал Примо де Ривера по согласованию с Испанским банком установил государственную монополию на нефть, ущемив тем самым интересы «Стандард ойл». В ответ Уолл-стрит немедленно предпринял серьезную атаку на песету, в немалой степени способствовавшую ухудшению положения диктатуры Примо де Ривера.

Когда правительство сформировал адмирал Аснар, нью-йоркский банк Моргана пытался спасти умирающую бурбонскую монархию, предоставив Испании кредит на сумму 60 млн. долл., но было уже поздно.

После провозглашения республики банк Моргана с помощью компании «Телефоника» беззастенчиво вмешивался в испанскую политику, поддерживая реакционные силы.

В июне 1931 года Морган предпринял новую атаку на песету, что вынудило правительство республики в интересах защиты национальной валюты на международных рынках вывезти во Францию значительную часть своего золотого запаса - 257 миллионов золотых песет. Позднее французское правительство, возглавляемое социалистом Леоном Блюмом, заморозило эти деньги, помешав таким образом республиканскому правительству использовать их в ходе гражданской войны. После окончания войны французское правительство передало это золото Франко.

В 1932 году, когда республиканско-социалистическое правительство задумало ограничить огромные привилегии компании «Телефоника», предоставленные ей Примо де Ривера, США пригрозили Испании разрывом дипломатических отношений.

В годы «черного двухлетия» в министерствах, управляемых сторонниками Лерруса, а также и другими правыми политиками, было множество агентов олигархии и продажных элементов, вроде министра финансов Чапаприета, связанных с крупными американскими монополиями. Уолл-стриту были предоставлены в это время большие возможности для проникновения в Испанию. Американский нефтяной трест «Тексако» заключил в июле 1935 года контракт с компанией КАМПСА, обеспечивавший ему монополию на испанском рынке [18].

Большую помощь реакционно-фашистским силам Испании в их заговоре против республики предоставили и консервативные круги Англии. С 1933 года в Лондоне существовал англоиспанский комитет, в задачу которого входила координация усилий испанской и английской реакции в борьбе за восстановление в стране монархии. В этот комитет входили английский писатель Д. Джеролд и маркиз дель Мораль, поддерживавший связи с Альфонсом XIII и Испанским обновлением. В Эстроиле Санхурхо наряду со связями с немецкими и итальянскими агентами поддерживал контакты с представителями американских нефтяных трестов и с английскими капиталистическими компаниями, имевшими свои интересы в Испании.

Однако, хотя финансовая олигархия и находила за границей важную поддержку и помощь для своих махинаций против республики, развитие политической обстановки в Испании им не благоприятствовало.

.2 Подготовка мятежа в Испании и за ее пределами

Победа Народного фронта 16 февраля перед Испанией возможность ее демократического развития мирным и конституционным путем. Политическая власть в стране оказалась полностью в руках левых буржуазных республиканцев. Во главе нового правительства встал М.Асанья. Его кабинет пользовался полной поддержкой компартии, поскольку он заявил о своем намерении выполнить избирательную программу Народного фронта.

Как и в 1931 г., левые республиканцы избрали путь медленного проведения в жизнь стоящих перед страной задач [2].

В то же время реакция и фашизм не желали отступать. Вся страна была охвачена острейшими противоречиями. В апреле М.Асанья стал президентом республики, а Касарес Кирога возглавил правительство. Завершался пятый год революции. Х. Гарсиа отмечает, что за это время многое изменилось. Окреп политически и организационно испанский рабочий класс. Численность компартии с 800 человек выросла до 20 тыс. Она стала сильной и монолитной организацией. За сотрудничество с коммунистами выступали значительная часть ИСРП и ВСТ. Также Х. Гарсиа четко отмечает, что пять лет революции способствовали росту политической активности рабочего класса и крестьянства Испании. Но в то же время стали совершенно очевидными намерения и планы испанской реакции и фашизма. Пять лет революции разделили Испанию на два четко определенных лагеря.

Рабочие и крестьяне требовали немедленного осуществления программы Народного фронта. Победа Народного фронта ознаменовалась массовыми демонстрациями во всех городах Испании. 28 февраля 1936 г. в Мадриде состоялся митинг Народного фронта, на котором присутствовало свыше 100 тыс. рабочих. Манифестанты предъявили правительству следующие требования: 1) восстановление на работе всех рабочих и служащих, уволенных за участие в стачках или в политическом движении начиная с 1934 г., и возмещение понесенных ими убытков; 2) распространение амнистии на тех политических заключенных, которые были осуждены как уголовные преступники; 3) привлечение к ответственности виновных в самоуправстве во время подавления восстания 1934 г.; наказание всех представителей военной и гражданской власти, виновных в жестоком обращении с политическими заключенными; 4) увольнение из армии офицеров - врагов республиканского режима'; 5) разработка программы общественных работ в целях борьбы с безработицей; 6) роспуск и разоружение фашистских банд, представляющих настоящую опасность для демократического развития страны[19].

Под сильнейшим давлением масс правительство Асаньи было вынуждено принять ряд важных декретов. 4 апреля был издан декрет о прекращении выплаты компенсации крупным земельным собственникам за конфискованные земли. Одновременно было прекращено выселение крестьян с арендованных ими земель. Левореспубликанское правительство восстанови ю и проведение тех социальных мероприятий, которые были осуществлены республикой в 1931 -1933 гг. и уничтожены затем в период «черного двухлетия». Было введено частичное страхование от несчастных случаев, обеспечение в старости, предоставление отпусков рабочим и т. д. После активного вмешательства профсоюзов и рабочих партий совет министров 24 февраля издал декрет, согласно которому все уволенные по политическим мотивам с 1 января 1934 г. восстанавливались на работе и получали денежную компенсацию в размере трех - шестимесячной заработной платы.

Победа Народного фронта значительно улучшила политическое положение трудящихся. Рабочие стали шире пользоваться свободой слова, собраний, манифестаций, были открыты народные дома. Несколько повысился жизненный уровень трудящихся. Быстро росла компартия. В июне 1936 г. она имела уже около 84 тыс. членов. Компартия стремилась превратить Народный фронт в мощный блок демократических сил «парламентской и внепарламентской борьбы демократии против реакции» Коммунисты продолжали выступать за профсоюзное единство, за единую политическую партию пролетариата, за укрепление союза с крестьянством и мелкой буржуазией города.

Демократическая республика, завоеванная на выборах 16 февраля, несмотря на все ее слабые стороны, представляла собой такую форму правления, которая давала народу возможность уверенно пойти по пути свободы, мира и социального прогресса. Понимая обреченность любых попыток повернуть вспять демократическое развитие Испании легальными средствами, реакция решила прибегнуть к насилию, встав на путь подготовки вооруженного восстания против республики.

Главной задачей, которую поставила теперь перед собой реакция, была подготовка военного антиреспубликаннского заговора. Поэтому если до февральских выборов, в период «черного двухлетия», в лагере контрреволюции существовали еще некоторые разногласия относительно методов захвата власти, то после победы Народного фронта эти разногласия сгладились. План постепенной фашизации страны и установления тоталитарного режима конституционными средствами, поддержанный Леррусом, Хиль Роблесом и другими, сменился планом насильственного уничтожения республики и установления фашистской диктатуры. При этом наиболее ярыми сторонниками военного заговора продолжали быть партия «Испанская фаланга и ХОНС» во главе с X. А. Примо де Ривера и «Реновасион Эспаньола», возглавляемая X. Кальво Сотело. В армии идею вооруженного заговора по-прежнему поддерживали все реакционные генералы: Санхурхо, Франко, Мола, Годед, Фангул и др [16].

За вооруженный мятеж стояли финансовый капитал, помещики и церковная иерархия. Реакционная военщина выступала лишь как ударная сила крупного капитала и помещиков. Известный капиталист Хуан Марч - одна из центральных фигур финансовых кругов Испании - усиленно субсидировал заговорщиков. Миллионы песет для подготовки мятежа текли также из банка «Уркихо», находившегося в руках церкви и державшего ее капиталы. За спиной заговорщиков, развивая бешеную деятельность, стояли земельная аристократия в лице герцога Альбы, крупных помещиков Хирона, Хиль Роблеса и других, а также церковь, тесно связанная с итальянским фашизмом и Ватиканом. Многочисленная армия священников, монахов и различного рода церковных служителей в глубокой тайне готовилась к выступлению против республики.

Особое место в подготовке мятежа занимали вооруженные группы фалангистских молодчиков и боевые организации карлистской партии традиционалистов, так называемые рекете. Большие надежды возлагались реакцией на наемные колониальные войска - марокканские части и иностранный легион, которые в случае необходимости могли быть немедленно переправлены из Африки в Испанию.

Главную силу и надежду лагеря фашизма и реакции представляла военщина - генералы и офицерство, призванные непосредственно осуществить военный мятеж, а также гражданская гвардия и марокканские войска.

По тщательно разработанному плану реакция производила расстановку своих сил, проводила техническую подготовку войск, создавала запасы оружия во всех районах страны. Усиленная подготовка к мятежу развернулась в Марокко. В первой декаде июля 1936 г. в Испанском Марокко были произведены военные маневры колониальных войск. Эти маневры закончились концентрацией всех войск в Желтой равнине в Кетаме. Офицеры открыто клялись восстать против республики. Во главе заговорщиков здесь стоял генерал Ягуе.

мая 1936 г. в казармах пехоты Барселоны произошло одно из многочисленных собраний «Испанского военного союза», проводимых этой организацией в те дни по всей Испании. На собрании присутствовали военные, готовившие фашистский мятеж в Каталонии. Резолюция собрания говорила о далеко идущих приготовлениях к мятежу. В ней фигурировал даже «предполагаемый вождь» нового государства - генерал Хосе Санхурхо. Говорилось и о первых необходимых мерах, которые должно было предпринять руководство антиреспубликанским мятежом буквально с первых же часов начала восстания. Ясно указывалось, что все марксистские и анархо-синдикалистские партии и организации должны быть запрещены и распущены и что во всех областях должны быть созданы «трибуналы чести» для чистки армии от ненадежных военных; говорилось о необходимости «оздоровления» всей политической и административной жизни Испании [7].

Подготовка мятежа вышла далеко за пределы страны. Еще в конце марта 1934 г. представитель испанской реакции монархист Гойкочэа, карлисты Олосабал и Лисара и генерал-лейтенант Баррера совершили «паломничество» в Рим и имели там беседу с Муссолини. Итальянский дуче обещал испанской реакции немалую материальную помощь. Для начала он обязался передать 10 тыс. винтовок, 20'тыс. ручных гранат, 200 пулеметов и 1,5 млн. песет. Кроме того, Муссолини пообещал, что в дальнейшем в зависимости от обстоятельств помощь будет увеличена.

В марте 1936 года в Берлин прибыл генерал Санхурхо, который был принят гитлеровскими властями как официальное лицо. (По расчетам нацистов, он должен был стать главой будущего мятежного правительства в Испании.) Сопровождаемый высокими военными и гражданскими лицами Германии, среди которых фигурировали руководитель немецкой разведки адмирал Канарис и оба будущих гитлеровских посла в Испании - Фаупель и Штёрер, Санхурхо посетил военные заводы и вел переговоры, в ходе которых обсуждался вопрос о помощи Германии готовящемуся в Испании мятежу. В переговорах принимал участие и полковник Бейгбедер, являвшийся в то время военным атташе посольства республики в Берлине.

Французский посол в Берлине, хотя и не знал о содержании упомянутых переговоров, тем не менее информировал свое правительство о сердечности, с какой был встречен официальными немецкими кругами генерал Санхурхо. Берлинский корреспондент московской газеты «Правда» писал 12 марта:

«В настоящее время в Берлине находится известный испанский монархистский генерал Санхурхо, организатор многочисленных контрреволюционных заговоров. По поступающим сведениям, генерал Санхурхо ведет в Берлине переговоры о возможной помощи контрреволюционным военным организациям, которые подготавливают новый заговор против испанского правительства. В частности, Санхурхо намеревается приобрести у немецких фирм большую партию военных материалов».

С этого момента гитлеровцы увеличили перевод денег, отправку агентов и даже оружия за Пиренеи, где уже имелась разветвленная сеть агентов иностранного отдела нацистской партии, которая опиралась на значительные группы немцев, проживающих в Испании, и координировала свою деятельность с фалангой [1].

Взывая к помощи фашистских держав, чтобы подготовить вооруженную интервенцию против республики, испанская финансово- помещичья олигархия одновременно усиливала в стране политическую и военную подготовку гражданской войны.

За военными приготовлениями реакции и фашизма следовало расстройство экономической и политической жизни в стране. Предприниматели старались вызвать всевозможные трудовые конфликты и сваливали ответственность за. них на республику. Помещики предпочитали оставлять на поле неубранный урожай, чтобы довести до отчаяния тысячи батраков. Стремление вызвать хаос в экономике и политической жизни являлось важнейшей частью наступления реакции против республики. Стачки и террористические акты, демонстрации и беспорядки- -все использовалось с целью подорвать престиж левореспубликанского правительства. За два месяца -с 15 мая до 15 июля - было зарегистрировано 95 всеобщих и свыше 200 частичных забастовок 95% из них были выиграны рабочими. Но за всем этим назревал фашистский мятеж [11].

К лету 1936 г. подготовка мятежа уже подходила к концу. Все говорило о приближении взрыва. 12 июля в Мадриде был убит лейтенант штурмовой гвардии антифашист Хосе дель Кастильо. На следующий день его друзья убили X. Кальво Сотело как одного из главных организаторов мятежа.

«Будьте начеку! Реакция готовит мятеж!» - предупреждал Хосе Диас в кортесах 15 июля. В Мадриде, Барселоне, Бильбао и других городах страны трудящиеся стояли начеку. Рабочие отряды дежурили днем и ночью в ожидании выступления фашизма. Испания 1936 г. не была похожа на Испанию 1923 г. Народные массы -рабочий класс и крестьянство, передовая интеллигенция и все демократические силы - были готовы оказать сопротивление военщине, фашизму и реакции. Но и враги республики, демократии и свободы были сильнее, чем 13 сентября 1923 г. Столкновение двух лагерей предвещало ожесточенную схватку не на жизнь, а на смерть. Предотвратить его уже было невозможно. Оба враждующих лагеря были уверены в успехе. Демократические силы считали, что они в состоянии подавить любое выступление реакции. Военщина и реакционные силы рассчитывали быстро уничтожить республику. Но обе стороны ошибались. Испания вступала в один из самых трагических периодов своей истории - в гражданскую войну, длившуюся около трех лет.

Заключение

В результате проведенного исследования мы пришли к следующим выводам:

что причинами буржуазно-демократической революции в Испании стали:

)Отсталость Испании и необходимость экономических и социальных преобразований(в Испании самый низкий уровень жизни среди всех стран Европы, постоянные кризисы в экономике).

)Господство крупной частной собственности на землю и малоземелье и безземелье крестьян.

)Скудность внутреннего рынка, зависимость от импорта, неконкурентоспособность испанских товаров.

)Разный уровень развития и как следствие противоречия между динамично развивающимися районами Севера (Каталония, Баскония, Астурия) и отсталыми аграрными районами юга (Андалусия и Экстремадура).

)Католическая церковь являлась крупнейшим собственником и хранителем религиозных привилегий.

)Стремления Каталонии, Галисии и Басконии получить автономию, а соотвественно независимость в административном, финансовом, правовом отношении, право на развитие национальных культур.

В декабре 1931 г. была принята, конституция, которая превратила Испанию в одно из самых демократических государств капиталистического мира. Испанская конституция была реальным фактором, утверждавшим свободу совести, слова, право собраний и организаций, отмену дворянских привилегий, отделение церкви от государства и т.п.

Но республиканско-социалистический блок проявил свою нерешительность и в некоторой степени некомпетентность.

Во-первых особую позицию республика заняла по отношению к церкви. Можно сказать, что вопрос о церкви в какой-то степени стал краеугольным камнем проблем испанской республики. Проблема церкви и ее разрешение с самого начала установления республики приобрели колоссальное значение. Антиклерикальное движение вылилось в поджог церквей и нападения на церковные учреждения. Зачинщиками этого в основном были в основном анархисты и часть радикально настроенных республиканцев. Церковная иерархия, как следствие, стала проповедовать, что республика - враг религии и христианства. Массами католиков это воспринималось как правда и, проводя такую политику, республика лишила себя значительной части опоры.

Во-вторых во главе вооруженных сил республики остались реакционные генералы и африканисты, на уход которых так рассчитывало республиканское правительство, но эти силы и остались для того, чтобы противостоять республике.

В-третьих национальный вопрос не был решен полностью. Автономия была предоставлена лишь Каталонии, в чем было отказано Галисии и Басконии.

В-четвертых попытки установить демократическое рабочее законодательство также не увенчались успехом, т.к правительство республики старалось, чтобы работала паритетная система. Больше всего республика сделала в области народного просвещения и образования.

Таким образом, не совсем удачные попытки республиканского правительства провести реформы с одной стороны привели к революционному движению масс в разных городах Испании, а с другой республиканское правительство восстановило против себя часть левых политических и сил и все правые и крайние реакционные силы. Непосредственная опасность наступления фашизма уже ощущалась в стране, но ни левые республиканцы не рабочий класс и все антифашистские силы не приняли необходимых мер, чтобы преградить путь реакции. В итоге республиканский лагерь оказался как никогда расколотым.

Возможно, буржуазно-демократический путь можно было отстоять, упрочив единство рабочего класса - социалистов, анархо-синдикалистов и коммунистов. Но в силу того, что рабочему движению не хватало сплоченности, это не удалось осуществить. За два года республики в лагере реакции и фашизма произошли большие изменения. Республика, разъединившая республиканцев, объединила своих врагов. Крупная буржуазия и помещики, церковь и военщина, монархисты и фашистские элементы начали постепенно создавать широкий и опасный антиреспубликанский фронт. Были образованы такие фашистские партии как ХОНС и «Испанская фаланга», которые в феврале 1934 г. объединились, создав единую партию испанского фашизма «Испанская фаланга и ХОНС». В 1933-1936 годах самой крупной контрреволюционной политической организацией была Испанская конфедерация независимых правых сил (ИКНПС). Она не высказывалась открыто ни за монархию, ни за республику, а хотела укрепить свои позиции в правительстве, чтобы разрушить республику изнутри.

Таким образом, целью фашистских политических партий было дискредитировать республиканское правительство, используя его ошибки.

В конечном счете, левые партии в ноябре 1933 г. пришли на выборы разобщенными, а правые партии в противоположность им выступали единым блоком. В итоге выборов победу одержала реакция и путь фашизму был открыт.

Из всего следует вывод, что республиканское правительство не ставило своей целью довести реформы до конца, поэтому его социальные законы были приняты, но не выполнены и к тому же оно не препятствовало деятельности антиреспубликанских и монархических организаций.

В период «черного двухлетия» реакционные силы постарались ликвидировать те демократические завоевания, которые были достигнуты народом в первые два года революции. Фашистское движение развернуло активную деятельность и вело активную пропаганду там, где фашизм пользовался особой поддержкой (Кастилия, Наварра).

Фалангу финансировали итальянское и германское посольства а также испанский монополистический капитал. Это были большие средства, что позволяло фаланге крепнуть и придавало устойчивости.

Но у испанского фашизма была своя особенность. Она заключалась в том, что испанский фашизм, за исключением отдельных преходящих моментов, носил явно выраженный клерикальный характер.

При этом нельзя говорить, что антифашистского сопротивления не было, как раз наоборот. Его представителями являлись крестьянство и рабочий класс, передовая интеллигенция и часть буржуазии. В то же время формировался антифашистский рабочий фронт в лице КПИ, ИСРП, ВСТ, НКТ и ФАИ. Огромное значение имело октябрьское движение. Несмотря на то, что оно потерпело поражение, тем не менее оно помешало консолидации сил реакции и установлению фашизма легальным, парламентским путем.

В условиях все более наступавшей реакции руководители КПИ призвали рабочие и республиканские силы образовать Народный фронт, у которого была четкая программа, направленная против фашизма и отвечающая национальным интересам. Народный фронт одержал безоговорочную победу на выборах 16 февраля 1936 г. Эта победа стала точкой отсчета формирования фашистского заговора и вывела Испанию на финишную прямую к фашистскому мятежу и гражданской войне. Фашисты готовились к мятежу. Это связано с тем, что их поддерживали Германия и Италия. Велись секретные переговоры, испанский фашизм финансировался этими государствами, также приводилась в боевую готовность и военная техника, в т.ч. и в Марокко.

Правительство Народного фронта знало готовящемся мятеже и было начеку.

Таким образом, причинами гражданской войны можно считать:

)Несостоятельность республиканского правительства решить важнейшие социально-экономические проблемы страны.

)Непримиримые противоречия Народного фронта и фашистского блока и стремление каждого из блоков решить их любым путем, даже военным.

)Уверенность фашистского блока в победе, вследствие поддержки фашистскими государствами - Германией и Италией, а также влиятельными слоями самой Испании: крупной буржуазией, помещиками, церковью и военщиной, которые обладали мощной политической и финансовой властью.

Накануне гражданской войны два противоборствующих блока имели равные шансы на победу. Это было обусловлено тем, что Народный фронт поддерживали трудящиеся массы, а фашистские партии финансовая олигархия, крупная буржуазия, помещики, реакционная военщина и что самое главное фашистские государства, что позволяло фашизму ощущать свою силу и рассчитывать на победу и установление фашистского режима. Огромную роль сыграло то, что сильнейшие европейские державы не сумели предотвратить вспышку мятежа в Испании, руководствуясь лишь своими интересами, но это вопрос для отдельной широкой полемики.

Литература

1.Война и Революция в Испании 1936-199 гг. - М., 1968. - Т.1.

.Гарсия Х. Испания ХХ века. - М., 1966

.Гарси Касалес С. Испанский фашизм - истоки и особенности. - Днепропетровск, 1989 г.

.Гафурова Б.Г. Хрестоматия по новейшей истории. В 3 т. Т.1. 1917-1939 гг.- М., 1960 г.

.Дамс Х.Г. Франсиско Франко. - Ростов-на-Дону, 1999.

.Ибаррури Д. В борьбе. Избранные статьи и выступления 1936-1939 гг. - М., 1968.

.Испания 1918-1972. - М., 1974.

.Листер Э. Наша война. Мемуары. - М., 1971 г.

.Малай В.В. Начало Гражданской войны в Испании в 1936 году и проблема невмешательства // Новая и новейшая история.- 2006.-№ 6

.Мещеряков М.Т. СССР и Гражданская война в Испании // Отечественная история.- 1993.- № 3.

.Пожарская С.П. От 18 июля 1936 г. - долгий путь. - М., 1978.

.Пожарская С.П. Социалистическая рабочая партия Испании. 1931-1939.- М., 1966 г.

.Пономарева Л. В. Испанский католицизм ХХ века. - М., 1989 г.

.Радимцев А.И. Под небом Испании. М., 1968.

.Родригес А.М., Пономарева М.В. Новейшая история стран Европы и Америки. ХХ век. - М., 2001 г.

.Сориа Ж. Война и революция в Испании 1936-1939. - М., 1987 г.

.#"justify">.Узыков С.ф. История новейшего времени стран Европы и Америки. 1918-1945. - М., 2004.

.Хенкин. Г.М. Испания : время перемен. - М., 1986.

diplomba.ru


Смотрите также